karamurza

Владимир Кара-Мурза мл.

23 мая 2018

F

Городской совет Вильнюса только что принял решение назвать сквер перед посольством России именем Бориса Немцова. 32 голоса за, 1 против, 1 воздержался. Решение вступит в силу завтра после подписи мэра.

2932418

2932420

Оригинал

В связи с заявлением руководства фракции «Единая Россия» в Госдуме хотел бы сказать следующее.

1. В нашей стране принято вносить законы под конкретных людей. Был «закон Ходорковского» (о запрете участвовать в выборах для осужденных за «тяжкие преступления» – его же потом использовали против Алексея Навального). Был «закон Ротенберга» (о бюджетных компенсациях лицам, попавшим под международные санкции). Теперь будет еще один. Было бы чему удивляться.

2. «Явка с повинной» – это когда институты государства используют для защиты личных финансовых интересов коррупционеров и недобросовестных чиновников.

3. Не надо путать Отечество с «его превосходительством». «Закон Магнитского» – это не санкции против России. Это персональные санкции против конкретных деятелей, причастных к нарушениям прав российских граждан и коррупции – и при этом предпочитающих проводить время и покупать недвижимость на ненавидимом ими Западе («править, как Сталин, а жить, как Абрамович»). Борис Немцов называл его «самым пророссийским законом, когда-либо принятым иностранным парламентом».

4. Работа, направленная на установление ответственности (пускай пока слабой и неполной) для тех, кто нарушает права российских граждан и ворует деньги российских налогоплательщиков – это работа в пользу России. Горжусь своим скромным вкладом в принятие «законов Магнитского» в ряде стран Европейского союза и Северной Америки. Намерен продолжать эту работу и дальше.

5. Корректировать свои планы, в том числе по передвижениям, в зависимости от действий нынешнего режима не собираюсь.
14 мая 2018

58-я статья

2928768

Несколько лет назад курские судебные эксперты подписали заключение о том, что листовки нацболов «Долой самодержавие и престолонаследие!» содержат «призыв к насильственному свержению существующей государственной власти». В таких случаях обычно вспоминают про вора и шапку.

Когда в 2012 году Конгресс США принял закон имени Сергея Магнитского, вводящий персональные визовые и банковские санкции в отношении российских чиновников, ответственных за «грубые нарушения международно признанных прав человека», в Кремле заговорили о «санкциях против России». В отличие от курских экспертов, здесь было не признание, а намеренная подмена понятий. Отечество – в который раз – перепутали с его превосходительством.

«Закон Магнитского» – это санкции не против России, а против тех, кто нарушает права и ворует деньги российских граждан и при этом предпочитает тратить их на проклинаемом Западе. Против тех, кто привык «править, как Сталин, а жить, как Абрамович». Как говорил Борис Немцов, это «самое пророссийское решение, принятое на Западе за многие годы». Сам он сыграл ключевую роль в его принятии. Джон Маккейн сказал, что без Немцова «закона Магнитского» бы не было. Беспрецедентное признание из уст американского сенатора.

Персональные санкции – самая чувствительная болевая точка для кремлевских казнокрадов. Неудивительно, что именно те представители российской оппозиции, которые непосредственно занимались работой по их продвижению, попали под наиболее жесткие удары. В том числе внеправовые, даже по меркам нынешней власти. Знаю, о чем говорю.

Теперь набор инструментов решено дополнить «законным». В Государственную думу внесен законопроект, дополняющий ст. 284 УК РФ нормой об уголовной ответственности за «совершение гражданином РФ умышленных действий, способствующих введению иностранным государством, союзом иностранных государств или международной организацией мер ограничительного характера в отношении российских частных и публичных субъектов». В юридическом смысле это возвращение даже не к «вегетарианской» хрущевско-брежневской 70-й статье УК РСФСР об «антисоветской агитации и пропаганде», а сразу к сталинской 58-й. Формулировки, с поправкой на эпоху, практически совпадают: «контакты с иностранным государством в контрреволюционных целях», «оказание помощи международной буржуазии… в осуществлении враждебной против СССР деятельности», «склонение иностранного государства… к блокаде, к захвату государственного имущества… и другим агрессивным действиям против СССР». Расстрел и объявление врагом трудящихся.

(Новая статья УК пока предусматривает лишение свободы на срок до трех лет. Скажу честно, после двух отравлений, с комой и пятипроцентным шансом выжить, это выглядит практически как оттепель).

«Список Магнитского приносит пользу России. Не воровской и лживой власти, разумеется, а России, – писал Немцов. – Все гнусности режима: ложь, жестокость, неправосудные приговоры, воровство, мракобесие происходят от безнаказанности… Пусть эти мерзавцы знают, что за их гнусности и преступления придется отвечать».

Продвижение персональных санкций против тех, кто нарушает российские законы и права российских граждан – важная политическая работа. Занимаюсь ей восемь лет и горжусь своим скромным вкладом в то, что «законы Магнитского» приняты уже в шести странах (последний – в Великобритании). Впереди много работы: и по должному исполнению этих законов там, где они приняты, и по их продвижению в других странах.

Работа продолжается.

Когда мы опубликовали фильм «Немцов» в открытом доступе, то пообещали выкладывать на сайте дополнительные материалы – не вошедшие в фильм фрагменты интервью его участников. Формат фильма (66 минут) не позволил включить много интересных эпизодов, и было бы неправильно оставлять их «в столе».

Выполняем обещание.

В разделе «Дополнительные материалы» на сайте фильма: Борис Абрамович, Лилия Дубовая, Юрий Лебедев, Виктор Лысов, Алексей Навальный, Борис Надеждин, Жанна Немцова, Раиса Немцова, Ольга Шорина, Григорий Явлинский, Илья Яшин.

От них вы узнаете:

Как Борис Немцов на спор с министром атомной энергетики решал задачу по физике.

Как Раиса Немцова познакомилась с будущим мужем.

Как Немцов ставил профессиональные качества выше политических разногласий.

Как Немцов ходил к шахтерам у Белого дома.

Как Немцов никогда не сводил личные счеты.

Как Немцова отправляли на рынок за продуктами.

Как Григорий Явлинский учил Бориса Немцова поднимать рождаемость в Нижнем Новгороде.

Как Немцов чуть не спился по долгу службы.

Как Немцов умел разговаривать с оппонентами.

Как Немцов создавал новые форматы в политике.

Как Владимиру Соловьеву впервые запретили приглашать Бориса Немцова в эфир.

Между тем фильм живет своей жизнью. Показы прошли уже в 37 российских городах, в других странах Европы и в Северной Америке. А сегодня исполнительный продюсер фильма Ренат Давлетгильдеев представит его на фестивале документальных фильмов о Борисе Немцове в Ельцин-Центре.

Владимир Познер написал комментарий по поводу своего решения покинуть студию телеканала «Аль-Джазира» во время записи передачи о президентских выборах в России, в которой также участвовали Евгения Альбац и автор этих строк.

Поступил так, как посчитал нужным; объяснил, почему. Не считаю себя вправе комментировать и уж тем более осуждать.

Но одну фразу в тексте Владимира Владимировича вынужден уточнить. Он пишет, что смысл моего выступления в эфире «заключался в призыве к Западу не признавать предстоящих выборов легитимными, не поздравлять Путина с победой».

Я действительно это сказал. Но это было вторично. Главный смысл комментария заключался в том, что «выборы», где один потенциальный конкурент Путина убит, а другой искусственно отстранен от участия – это не выборы.

Именно поэтому мировое сообщество не должно признавать их легитимными и не должно поздравлять «победителя».

Сегодня в Москве пройдет церемония вручения Премии им. А.Д. Сахарова «За журналистику как поступок». По решению членов жюри в этом году в число победителей – вместе с корреспондентами «Новой газеты» Еленой Милашиной и Павлом Каныгиным, журналистом «Фонтанки» Денисом Коротковым и публицистом Андреем Пионтковским – вошел автор этих строк за документальный фильм «Немцов».

Большая и неожиданная честь оказаться в этом списке. В числе номинантов и лауреатов прошлых лет: Анна Политковская, Юрий Щекочихин, Отто Лацис, Лев Шлосберг, Михаил Ходорковский, Борис Вишневский, Зоя Светова.

Как записано в уставе, премия присуждается «за материалы, которые… отстаивают те ценности, которые отстаивал А.Д. Сахаров». В этом смысле премия – не столько мне и продюсерам фильма Ренату Давлетгильдееву и Марии Лекух, сколько самому Борису Немцову. Потому что наш фильм – его портрет. Я хотел показать его таким, каким он был. Без клеветы, вранья и пропагандистских клише. Показать настоящего Немцова, а не карикатурный образ, слепленный кремлевскими телеканалами.

Я очень рад, если это получилось. И очень грустно, что по нынешним временам это уже считается Поступком.

Было трудно делать этот фильм. Больно снимать фильм об убитом друге. Я рад, что смог его доделать и что смог, в прямом смысле, дожить до его выхода.

Мне было особенно важно показать фильм российской аудитории. Показы прошли в 36 городах, от Калининграда до Хабаровска; в 11 из них я успел привезти фильм сам. Хочу поблагодарить коллег из «Открытой России», штабы Алексея Навального и региональные отделения партии «Яблоко» и Партии народной свободы, а также отдельно – киноклуб «Нефть» и Президентский центр Б.Н. Ельцина за организацию показов.

Русская версия фильма уже в открытом доступе. Сейчас проводим показы за рубежом. На этой неделе у меня давно, несколько месяцев назад запланированная поездка с фильмом по четырем американским университетам. Очень хотел быть на сегодняшней церемонии, но уже никак нельзя было отменить, подвел бы многих людей. Премию за меня получит Мария Лекух.

Денежную часть премии (50 000 рублей) я передам Фонду Бориса Немцова за свободу на программу поддержки российских политзаключенных и их семей.

На этой неделе Городской совет Вашингтона единогласно одобрил в первом чтении законопроект № 22–539 о переименовании участка Висконсин-авеню перед главным зданием российского посольства в площадь Бориса Немцова (Boris Nemtsov Plaza) и отдельным решением, тоже единогласно, проголосовал за ускоренный порядок принятия законопроекта, чтобы переименование вступило в силу к 27 февраля. В этот день — в третью годовщину гибели Бориса Немцова — в Вашингтоне пройдет церемония открытия площади. Это будет первое в мире официальное увековечение его памяти.

Мы надеялись, что первое будет в Нижнем Новгороде. В ноябре 2016 года Городская дума приняла решение установить мемориальную доску на доме, где жил первый губернатор Нижегородской области. Прошло больше года — решение не выполнено. Мало кто сомневается, почему. Потому же, почему срываются памятные знаки на домах в Москве и Ярославле, блокируются на официальном уровне все инициативы об увековечении памяти, а взрослые мужики в спецодежде несколько раз в месяц, по ночам, приезжают на Большой Москворецкий мост воровать цветы.

Нынешняя власть по-прежнему воюет с Немцовым. Теперь — с его именем, не позволяя увековечить в России память российского государственного деятеля.

На карте Вашингтона не много мест, связанных с нашей страной. Памятник Пушкину недалеко от университета. Аллея русских поэтов в Джорджтауне. Площадь Андрея Сахарова (об этом — ниже). И вот теперь будет площадь Бориса Немцова. Площадь перед российским посольством будет носить имя российского политика — депутата, губернатора, вице-премьера. Что может быть патриотичней?

Неловко слушать истерику в коридорах власти. «Оскорбление», «попытка демонтировать (?) образ России», «будет зеркальный ответ». Зеркальный ответ — это назвать улицу перед посольством США именем погибшего американского государственного деятеля, например, Роберта Кеннеди или Мартина Лютера Кинга? Ну назовите. Их память чтут в самой Америке: там есть и улицы, и мемориалы. И полиция не увозит цветы по ночам.

Особо отличилась официальный представитель МИД Мария Захарова со своей «ночлежкой для бомжей». Совсем, видимо, плохо с аргументами. Терминологию оставлю на ее совести, она говорит лишь о человеческих качествах тех, кто представляет сегодня российскую власть. Борис Немцов был добрым человеком, он любил людей, и вряд ли посчитал бы социальное жилье для малоимущих чем-то неприличным или позорным. Но дело даже не в этом. В официальном докладе Городского совета (стр. 25) приведен план будущей площади Немцова: заштрихованный участок тротуара и проезжей части Висконсин-авеню, непосредственно прилегающий к ограде и воротам посольства России. «Ночлежка» там может появиться, только если посольство построит ее на своей территории.

Госпожу Захарову можно понять. Ее начальство, как мы теперь знаем, пыталось не допустить появления площади Немцова рядом с посольством. Не получилось. Остается кликушествовать.

В 1984 году, когда американские власти присвоили участку улицы перед тогдашним посольством СССР (теперь это резиденция российского посла) имя Андрея Сахарова, великий ученый и правозащитник находился в горьковской ссылке. У дверей его квартиры круглосуточно дежурили сотрудники КГБ, его родные подвергались давлению и издевательствам, а в советских газетах печатались коллективные письма, авторы которых — от доярок до кинематографистов — гневно осуждали «клеветника». Шесть лет спустя, в 1990-м, проспект Сахарова появился в Москве. На его домах в Москве и Нижнем Новгороде были открыты мемориальные доски, а в Вашингтоне бюст Андрея Дмитриевича был установлен уже в самом здании российского посольства.

История всегда всё ставит на свои места. Придет время, и будут улицы Бориса Немцова и в Нижнем, и в Москве, и в других российских городах. А наше посольство в Вашингтоне будет гордиться, что его окна выходят на площадь, носящую имя российского гражданина.

Отдельным решением Городской совет Вашингтона единогласно проголосовал за ускоренный порядок принятия законопроекта о площади Бориса Немцова перед посольством России. Переименование вступит в силу к 27 февраля.

2874208

Оригинал

Десять лет назад, 16 декабря 2007 года, в Москве прошло собрание инициативной группы избирателей по выдвижению Владимира Буковского кандидатом в президенты. Это был уникальный политический эксперимент. Все участники собрания прекрасно понимали, что Буковский не будет не только президентом, но даже зарегистрированным кандидатом. Собственно, представители Центризбиркома неоднократно объявляли об этом заранее, а через несколько дней после собрания выдали нам отказ в регистрации инициативной группы; одним из оснований было то, что Буковский «не предоставил справку о том, что является писателем» (см. Коровьева и Бегемота в «Грибоедове»).

Смысл был в другом. Это был жест нравственного протеста. Показать, что мы не согласны не с какими-то конкретными действиями этой власти, но со всей ее сущностью – сущностью наглого и неприкрытого чекистского реванша.

Все юридические процедуры были выполнены неукоснительно. В концертный зал «Королевский», где должно было пройти собрание инициативной группы, за несколько часов явились сотрудники ФСБ, и площадка «слетела». Но у коллег была светлая идея: заранее уведомить ЦИК о «резервной площадке» в Сахаровском центре. Там было надежно. Но там не было помещения, где могли бы сразу собраться 500 человек (именно столько нужно для учреждения инициативной группы, – а на самом деле пришло гораздо больше). И люди, пришедшие поддержать выдвижение Буковского, больше семи часов стояли в очереди во дворе Сахаровского центра, на морозе, чтобы оформить и нотариально заверить свои подписи. Не ушел никто.

823 человека – столько стали членами инициативной группы.

Для многих, знаю, это было важным моментом. Глотком воздуха в окружающей духоте. Возможностью показать (и власти, и обществу, и самим себе), что можно иначе. Для многих молодых активистов та кампания стала первым эпизодом в политической биографии. Со многими тогда впервые познакомился, со многими до сих пор поддерживаем добрые отношения.

Наверное, немногие из участников того собрания поверили бы, если бы нам тогда сказали, что через десять (десять!) лет все вокруг будет так же и даже хуже. Что отказ в регистрации оппозиционных кандидатов будет по-прежнему анонсироваться заранее. Что счет политзаключенным пойдет на десятки, а лидера оппозиции можно будет расстрелять на мосту возле Кремля. И что в самом Кремле все так же будет сидеть бессменный подполковник, и что конца этому будет не видно.

Конец все равно будет, конечно. Всем подобным режимам приходит конец. И – как подсказывает нам отечественная история – происходит это, как правило, неожиданно.

Ночь, как любили говорить советские диссиденты, темнее всего перед рассветом.

2864544

18 октября генерал-губернатор Канады Жюли Пейетт официально утвердила Закон S-226, более известный как «закон Сергея Магнитского». Он вводит персональные визовые и финансовые санкции в отношении иностранных (не только российских) чиновников, причастных к «грубым нарушениям международно признанных прав человека» и «значимым актам коррупции». Ранее документ был единогласно одобрен обеими палатами канадского парламента.

Единогласие в каком-то смысле обманчиво – принятию «закона Магнитского» в Канаде предшествовали шесть лет напряженной работы, публичной и непубличной. Выступления и слушания в парламенте, статьи и интервью в СМИ, встречи и переговоры. Приходилось преодолевать колоссальное противодействие, причем не столько кремлевских и мидовских чиновников (на их истеричные заявления давно не обращают внимания), сколько местных «путинферштееров» – таких в Канаде тоже хватает.

Хочу поздравить всех, кто участвовал в этой работе. Назову лишь несколько имен: Ирвин Котлер, Христя Фриланд, Борис Вжесневский, Джеймс Бизан, Рэйнелл Андрейчук, Маркус Колга, Билл Браудер. Горжусь своим скромным участием в этом процессе. Это важный день для всех нас.

Это был бы важный день для Бориса Немцова. В 2012-м он ездил в Канаду убеждать парламентариев принять этот закон; в том же году в статье для канадской National Post вместе с автором этих строк призывал ввести «персональную ответственность для тех, кто продолжает нарушать права и свободы и воровать ресурсы российских граждан» и дать понять «кремлевским жуликам и нарушителям прав человека, что из здесь больше не ждут».

Канада – пока только третья страна (после США и Эстонии), где принят «закон Магнитского». Мы будем работать дальше. Будем добиваться ответственности на международном уровне для тех, кто хочет воровать в России, а тратить на Западе. «Список Магнитского приносит пользу России, – писал Немцов. – Не воровской и лживой власти, разумеется, а России. Все гнусности режима – ложь, жестокость, неправосудные приговоры, воровство, мракобесие – происходят от безнаказанности. (…) Пусть эти мерзавцы знают, что за их гнусности и преступления придется отвечать».

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире