karamurza

Владимир Кара-Мурза мл.

19 октября 2017

F

18 октября генерал-губернатор Канады Жюли Пейетт официально утвердила Закон S-226, более известный как «закон Сергея Магнитского». Он вводит персональные визовые и финансовые санкции в отношении иностранных (не только российских) чиновников, причастных к «грубым нарушениям международно признанных прав человека» и «значимым актам коррупции». Ранее документ был единогласно одобрен обеими палатами канадского парламента.

Единогласие в каком-то смысле обманчиво – принятию «закона Магнитского» в Канаде предшествовали шесть лет напряженной работы, публичной и непубличной. Выступления и слушания в парламенте, статьи и интервью в СМИ, встречи и переговоры. Приходилось преодолевать колоссальное противодействие, причем не столько кремлевских и мидовских чиновников (на их истеричные заявления давно не обращают внимания), сколько местных «путинферштееров» – таких в Канаде тоже хватает.

Хочу поздравить всех, кто участвовал в этой работе. Назову лишь несколько имен: Ирвин Котлер, Христя Фриланд, Борис Вжесневский, Джеймс Бизан, Рэйнелл Андрейчук, Маркус Колга, Билл Браудер. Горжусь своим скромным участием в этом процессе. Это важный день для всех нас.

Это был бы важный день для Бориса Немцова. В 2012-м он ездил в Канаду убеждать парламентариев принять этот закон; в том же году в статье для канадской National Post вместе с автором этих строк призывал ввести «персональную ответственность для тех, кто продолжает нарушать права и свободы и воровать ресурсы российских граждан» и дать понять «кремлевским жуликам и нарушителям прав человека, что из здесь больше не ждут».

Канада – пока только третья страна (после США и Эстонии), где принят «закон Магнитского». Мы будем работать дальше. Будем добиваться ответственности на международном уровне для тех, кто хочет воровать в России, а тратить на Западе. «Список Магнитского приносит пользу России, – писал Немцов. – Не воровской и лживой власти, разумеется, а России. Все гнусности режима – ложь, жестокость, неправосудные приговоры, воровство, мракобесие – происходят от безнаказанности. (…) Пусть эти мерзавцы знают, что за их гнусности и преступления придется отвечать».

09 октября 2017

«Немцов»

Сегодня день рождения Бориса Немцова. Ему исполнилось бы 58.

Год назад на Немцовском форуме в Берлине был впервые показан наш фильм. Он так и называется – «Немцов». Российская премьера состоялась в Нижнем Новгороде 30 ноября (историки любят круглые даты: ровно за 25 лет до этого – 30 ноября 1991 года – указом президента РСФСР № 245 Борис Немцов был назначен главой администрации Нижегородской области). С тех пор показы фильма прошли в 33 российских городах – от Калининграда до Хабаровска, – и еще в 17 городах за пределами страны.

Сегодня мы выкладываем фильм в открытый доступ. Помимо него на сайте nemtsovfilm.com будут появляться дополнительные материалы – не вошедшие в фильм фрагменты интервью с его участниками.

Это фильм, которого не должно было быть. Не могу выразить никакими словами, сколько бы я отдал за то, чтобы его не было.

За время работы (чистой работы – год, но по известным причинам пришлось прерваться, поэтому получилось полтора) я узнал много нового. Оказывается, очень трудно снимать фильм о близком друге, которого убили. Приходилось тащить себя за волосы, чтобы не останавливаться, работать дальше. Я открыл новую глубину человеческой трусости: это когда люди, из соображений политической целесообразности, отказываются сниматься в фильме о погибшем оппоненте власти. Имена называть не буду. Бог им судья.

Но в то же время, – а это гораздо важнее, – я смог убедиться, что политические взгляды и человеческая порядочность никак не связаны. В фильме о Немцове вспоминают разные люди – с полярным отношением к 90-м и к сегодняшней власти; не только оппозиционеры, но и вполне себе встроенные в систему. И для меня было важно, что те, кто могли бы испугаться, не испугались.

Это фильм-портрет. Портрет человека таким, каким он был – без клеветы, без вранья, без пропагандистской шелухи, которой так много было в последние годы.

В этом фильме нет смерти. Нет Моста. Я не мог бы сделать иначе. И многие, не сговариваясь, говорят о Немцове в настоящем времени.

Я бесконечно благодарен всем, кто помогал мне в этой работе. Прежде всего – семье Бориса Немцова: за помощь, за советы, за бесценные архивы. Моим продюсерам – Ренату Давлетгильдееву и Марии Лекух, без вас я бы не справился. «Открытой России» и Михаилу Ходорковскому за поддержку проекта. Отдельное и самое большое спасибо – моей жене Евгении, чье терпение (теперь я это точно знаю) практически безгранично.

Везде, где мы показывали фильм, были полные залы. Люди приходили, интересовались, спорили, задавали вопросы, участвовали в дискуссии. Разные люди с разными взглядами. И это тоже – о нем. Он умел объединять людей, собирать их вместе. И он продолжает это делать и сегодня.

18 апреля 2017

Пожар в Белом доме

Сразу несколько СМИ написали, что я не смог участвовать в прошедшей на выходных конференции движения «Открытая Россия» «из-за проблем со здоровьем».

Искусство эвфемизма – одно из важнейших в журналистской профессии.

В этой связи вспомнилась давняя история. В 94-м году мой отец брал интервью для НТВ у бывшего председателя Верховного совета Руслана Хасбулатова, недавно выпущенного из Лефортово по амнистии. Один из вопросов касался дорогостоящей реконструкции Белого дома, куда после октябрьских событий переехало российское правительство: «Как Вы относитесь к тому, что ремонт Белого дома после пожара…» На этих словах Хасбулатов изменился в лице, поднял вверх указательный палец и прервал интервьюера. «Володя! У нас не было пожара».

9 января управление по контролю за иностранными активами Министерства финансов США сообщило о расширении «списка Магнитского», в который вносятся российские должностные лица, причастные к нарушениям прав человека. В соответствии с принятым в 2012 году федеральным законом этим людям запрещается въезд в США, а их финансовые и имущественные активы подлежат блокировке.

Первый в дополненном списке — председатель Следственного комитета РФ, государственный советник юстиции 1 класса, генерал юстиции Александр Иванович Бастрыкин.

Человек, в чьём послужном списке — все громкие политические дела последних лет. И «Болотное дело», и «дело ЮКОСа» (в том числе преследование Василия Алексаняна), и дела в отношении Алексея Навального, Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева. И прогулка в лесу с шеф-редактором «Новой газеты» Сергеем Соколовым.

Человек, являющий собой классическое определение того, против чего, собственно, и направлен «закон Магнитского», — нарушений прав граждан с использованием должностного положения.

Борис Немцов добивался включения Бастрыкина в «список Магнитского» с 2012 года. Имя Александра Ивановича открывало список, который мы передавали членам Конгресса на каждой встрече. Весной 2014-го в Белый дом был направлен первый парламентский запрос с упоминанием Бастрыкина. Но скептики все равно не верили. Да и мы сами не очень верили. Слишком высокий ранг. Слишком близок к Путину. Государственный интерес, «реалполитик», вот это всё.

«Надо продолжать работать», — отвечал Немцов скептикам. И был прав.

Генерал, председатель, советник… Теперь у Александра Бастрыкина есть еще один титул. Фигурант «списка Магнитского». Официально признанный нарушитель прав граждан России.

А работать нужно дальше. Ещё много работы впереди.

Оригинал

В связи с публикацией Андреем Илларионовым письма Владимира Буковского Борису Немцову от 23 апреля 2013 года по поводу участия оппозиции в выборах считаю важным напомнить об этом призыве Владимира Константиновича 5 сентября 2013 года, перед выборами в Ярославскую областную думу:

«У Ярославля давние традиции свободолюбия. В 1918 году здесь было организовано крупное восстание против большевиков и чекистов. В конце 80-х в этом городе, одном из первых в стране и задолго до «ДемРоссии», появился антикоммунистической «Народный фронт».

8 сентября у жителей Ярославля снова будет возможность сказать «нет» власти узурпаторов, чекистов, жуликов и воров.

В выборах участвует список РПР-ПАРНАС во главе с Борисом Немцовым. Я давно знаю Бориса. Он честный человек, который никогда не будет врать и воровать. Он доказал свою способность к управлению, будучи весьма успешным нижегородским губернатором. Он давний и последовательный противник нынешнего режима.

Призываю жителей Ярославской области поддержать Бориса Немцова 8 сентября».

16 сентября 2016

Сорок минут

Одно из моих самых сильных впечатлений – увиденный однажды экспонат в музее кельнского гестапо. Избирательный бюллетень референдума 19 августа 1934 года об объединении постов президента и канцлера и о провозглашении Гитлера фюрером Германии. Небольшой пожелтевший листок бумаги. И крестик карандашом – в графе «Nein».

Человек, поставивший этот крестик, не изменил ход истории. И референдум был несвободным. Нелегитимным. С неравным доступом и проч. Но на совести вот этого конкретного человека не было – ни войны, ни концлагерей, ни миллионов убитых.

В это воскресенье у каждого из нас будет своя, персональная возможность сказать этой власти «нет». Даже у тех, кто пока не готов выйти на площадь, подписаться под обращением, публично выступить.

Просто – прийти и поставить крестик.

Это будут, конечно, несвободные выборы. Нечестные, недемократические. С неравным доступом и проч. И вопрос о власти в нынешней России решается (и решится) не на выборах. Я не знаю ни одного здравомыслящего человека, который утверждал бы обратное. Но даже в этом бюллетене будут те, кто называет войну – войной, аннексию – аннексией, воровство – воровством, черное – черным, белое – белым. И 18 сентября мы можем показать, что таких людей в стране – много.

Это ведь стоит того, чтобы потратить сорок минут в воскресный день?

Оригинал

Только что на меня напали в Нижнем Новгороде. Мы здесь на съемках фильма о Борисе Немцове. В перерыве между съемками обедали с коллегой на Большой Покровской. В кафе ворвались 3 человека в капюшонах и масках и начали метать яйца.

Целили в голову и лицо. Подбили левый глаз, испортили одежду. Потом быстро убежали. Наверное, за гонораром.

Оригинал

2556016

Встречи кандидатов в депутаты с избирателями теперь считаются «несанкционированными акциями». Именно по этой статье (20.2 КоАП) петербургская полиция вчера задержала кандидата в депутаты Государственной думы Андрея Пивоварова, кандидата в депутаты Законодательного собрания Петербурга Даниила Кена, известного питерского барда Михаила Новицкого и вашего покорного слугу. Произошло это во время встречи Андрея с избирателями в Полюстровском парке. Причем распоряжения петербургским полицейским отдавал одетый в штатское сотрудник московского Центра «Э».

Почему-то вспомнился Остап Бендер, явившийся к подпольному миллионеру Корейко в фуражке киевского милиционера.

В 66-м отделе полиции Красногвардейского района Петербурга депутату Борису Вишневскому, дозвонившемуся туда, чтобы узнать, на каком основании мы задержаны, ответили со всей прямотой: «За проведение агитационных мероприятий». Добавить нечего.

В протоколах мы все написали, что никаких противоправных действий не совершали и свое задержание считаем незаконным. Разумеется, вдвойне незаконно задержание зарегистрированных кандидатов в депутаты. Будем говорить об этом и на суде.

Сегодня во время утреннего эфире на «Эхе» ведущие задали резонный вопрос: а зачем все это делается? Зачем превращать рядовую встречу кандидата с избирателями, о которой в ином случае узнали бы несколько десятков человек, в публичный скандал? Логического ответа на этот вопрос (как и, к примеру, на вопрос о том, зачем власти по всей стране так упорно пытались срывать мероприятия Открытой России) просто не существует. Система давно живет по какой-то понятной только ей самой логике, где главный принцип — «тащить и не пущать». Любыми способами. С обязательным отчетом и «галочкой». В какой-то момент такая система начинает действовать сама по себе, — да так, что не остановишь. Правда, все такие системы рано или поздно заканчиваются. И примерно одинаково.

Оригинал

27 февраля 2016

Год

2446622

Говорят, что время лечит.

Неправда. Уже год с той страшной, проклятой ночи, — а как будто вчера. И, как ускоренной съемкой, рапидом, отматывается в голове по часам тот день, навсегда разделивший жизнь на «до» и «после».

Проснулся рано утром в Томске (накануне проводили мероприятие). Еще затемно добирался до аэропорта. Прилетел в Москву. Доехал на электричке из Шереметьево. Поехал в Думу, к Диме Гудкову. Была его жена Лера, помощник Саша Соловьев, зашел Вадим Прохоров. Сидели в Димином кабинете, смеялись, что-то пили. Пятница, вечер. Впереди выходные.

Обменялись сообщениями с Б.Е. «Кум, завтра часов в 6 вечера встречаемся?» — «Хорошо» — «До завтра». Всё собирались увидеться, никак не могли друг друга поймать: то он в отъезде, то я. Наконец оба в Москве, договорились на субботу 28-е.

Так и не стираю эту переписку. «Хорошо» — «До завтра». 27 февраля 2015. 23:06.

По-настоящему близких друзей совсем мало. Таких, с кем можно поделиться чем угодно, спросить совета (не раз так помогавшего в жизни), рассказать, чего не расскажешь даже жене. Надежный. Очень теплый. Очень светлый и искренний. При этом сложный, эмоциональный, иногда ранимый, совсем не тот «глянцевый» образ, который ему лепили столько лет. Всегда умевший поддержать, заразить своим оптимизмом, даже когда самому было трудно.

Такой друг всегда рядом, даже когда физически на расстоянии. Всегда, если что — всего один телефонный звонок.

Такой друг — навсегда. Знаю: всю жизнь буду мысленно сверяться с ним, думать, как поступил бы он. Когда будет совсем трудно, просить совета. И знаю, что он ответит. Оттуда, сверху. Найдет, как.

А дочке, когда подрастет, буду рассказывать, кем был ее крестный, о котором она запомнит только то, что дарил ей кукол и спал у нас дома на диване. И кем бы он мог еще быть, если бы наша страна в очередной раз не пропустила верную развилку…

Иногда, когда было особенно тоскливо, спрашивал его: «Кум, мы же доживем до того дня, когда все это кончится?» Он всегда отвечал одно и то же: «Ты — точно доживешь».

Мы доживем. И назовем этот мост его именем. И улица будет, и памятник. А лучшая память ему будет — Россия, такая, какую он хотел. Такая, каким был он сам. Более добрая, более честная, более человечная. В которой не будет столько подлости, вранья и агрессии. Этот день придет. Обязательно придет. Как он тоже любил говорить, «всё у нас получится».

Оригинал — «Открытая Россия»

27 января 2016

Россия на ПАСЕ-2016

2432944

Несмотря на то, что официальная делегация российских «парламентариев» не приехала на зимнюю сессию ПАСЕ, русская речь во Дворце Европы в Страсбурге на этой неделе звучала много. Представители неофициальной, некремлевской России – в том числе Жанна Немцова, Михаил Касьянов, Вадим Прохоров и автор этих строк – вели диалог с европейскими законодателями по темам, которые важны для многих наших сограждан, но которые замалчиваются избранными волшебником Чуровым «депутатами», вне зависимости от их формальной партийной принадлежности.

В первую очередь это, конечно, расследование гибели Бориса Немцова. Его ведет та же власть, которая всячески стремится стереть о нем память – назвавшая его «среднестатистическим гражданином», отказавшая в установлении памятной таблички, регулярно позволяющая разрушать народный мемориал на Большом Москворецком мосту. Теперь она утверждает, что «преступление раскрыто» и просит нас поверить, что расстрел лидера российской оппозиции в 200 метрах от Кремля, на одной из самых охраняемых территорий в Москве (да, наверное, во всей Европе) был заказан и организован – водителем. Поверить и забыть.

Не верим. Не забудем. И не дадим забыть.

Слава Богу, существуют международные механизмы. Россия – полноправный член Совета Европы, участница Европейской конвенции по правам человека, под защитой которой находятся российские граждане. И, как хорошо известно, вопросы прав человека и правосудия являются не «внутренним делом», а предметом международных обязательств нашей страны.

Поскольку официальное российское следствие очевидно несвободно от политических ограничений, мы попросили ПАСЕ инициировать надзор над расследованием через назначение специального докладчика по делу об убийстве Бориса Немцова. Подписи депутатов под проектом соответствующей резолюции уже собраны и переданы в бюро Ассамблеи. Об этом же мы говорили на встречах с представителями Совета Европы, в том числе с новым председателем ПАСЕ Педро Аграмунтом, комиссаром по правам человека Нилом Муйжниексом, руководителями политических фракций Ассамблеи.

Еще одна важная тема, звучавшая на сессии – ситуация на востоке Украины. ПАСЕ планирует установить, кто осуществляет «фактический контроль» на территории так называемых ДНР и ЛНР и, соответственно, несет ответственность за нарушения прав человека (докладчик по этой теме уже назначен – это депутат из ФРГ Мария-Луиза Бек). В практике Совета Европы есть прецеденты Северного Кипра и Приднестровья, где «фактический контроль» признан соответственно за Турцией и Россией. На слушаниях в юридическом комитете ПАСЕ я представил факты, изложенные в докладе памяти Бориса Немцова «Путин. Война», а также в недавнем исследовании Института современной России (одна из структур «Открытой России»), не оставляющие сомнений в том, что так называемый «сепаратистский» конфликт на Донбассе проходит под непосредственным военным, политическим и экономическим контролем Кремля.

Конечно, представлять Россию на сессиях Парламентской ассамблеи Совета Европы должны не общественные деятели, журналисты и адвокаты, а свободно избранные депутаты российского парламента, каких у нас нет (в том числе и по признанию самой ПАСЕ) с декабря 2003 года. Уверен, мы это исправим – и в уже не столь отдаленной перспективе.

И это, в том числе, будет лучшей памятью Бориса Немцова.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире