Наблюдая за развитием событий в современном мире, я в очередной раз понимаю: впервые мы столкнулись с поведением общества, которое плохо поддается контролю и управлению.

Власть всегда была уделом избранных. Но если в начале зарождения социальных связей между людьми власть добывалась и сохранялась силой, то довольно скоро она приобрела сакральность. Общественный договор между властью и народом включил в себя первые положения, установленные в нем по умолчанию, которые заведомо признавались всеми членами общества.

Общество и до последнего времени соглашалось с тем, что оно делегирует небольшому количеству людей право устанавливать законы для всех, управлять собой, распределять блага, принадлежащие всем в равной степени и определять, как будут израсходованы собранные с него налоги.

Да, общественный договор неоднократно менялся, да и в урну на фоне переворотов, бунтов и революций выбрасывался не раз. Но, разумеется, каждый раз появляется новый. И сегодня мы видим, как новая реальность формирует очертания нового общественного договора.

С появлением современных технологий каждый человек получил невиданные прежде возможности по трансляции в мир своей системы ценностей и, во многом, по созданию собственной версии окружающей его реальности. Каждый из нас получил возможность стать демиургом. Это раньше можно было с придыханием говорить, что вот Сурков создал «Наших», а Аксельрод сделал возможным президентство Обамы. Сейчас поле возможностей открыто для миллионов людей — пожалуйста, создавай свою реальность и будь в ней своим собственным богом и властителем.

Все это создаёт пространство практически неограниченной внутренней свободы, но, разумеется, не отменяет возможность манипуляции извне. Распределение ролей в новом мире зависит от уровня образования, степени осознанности, эмоциональной вовлечённости человека и других факторов, позволяющих ему доминировать и в цифровой среде. Квалификация и оснащенность человека, умноженные на технологии, позволяют ему извлекать выгоды из своего статуса поставщика реальности для масс — тех, кто имеет доступ к технологиям исключительно в качестве потребителя.

Как выглядит эта игра манипуляторов и манипулируемых? Современные механики челленджей, флэшмобов и прочей геймификации, основанной на возбуждении импульсивной реакции пользователя (получи задание, выполни его, ощути эмоциональное удовлетворение/получи награду) будут только множиться. Вспомните, как в детстве нам нравились такие игры с заданиями. Вспомнили? А теперь обратите внимание, как много современных призывов и механизмов в Сети основаны на этой нехитрой конструкции.

«Давайте выскажемся», «давайте подпишем петицию», «поставьте хэштег», «подпишитесь/поставьте лайк, чтобы выиграть деньги», «собираемся и все вместе кричим «вау»» — вот такие вот импульсы формируют в нас привычку реагировать. И привычка эта, зародившись как-будто в шутку, становится частью политической механики и очень важным инструментом общения с электоратом.

Мы можем, конечно, сказать, что смерть Джорджа Флойда стала той каплей, которая переполнила чашу терпения американского народа. Но не секрет, что Джордж — далеко не первая афроамериканская жертва полицейского насилия. При этом мы видим, с какой эффективностью искра справедливого гнева разжигает аудиторию, приученную остро реагировать на импульс.

Президентство Барака Обамы тоже называли ответом финансово-промышленных груп на сформировавшийся в обществе запрос на равноправие. Смотрите какой триумф равных возможностей: президентом стал афроамериканец! Только вот эти приемы успокоения публики, на мой взгляд, уже вообще не работают. Современная аудитория наэлектризована настолько, что импульс сразу приводит к действию, а времени на подумать уже практически не осталось. Главное — успеть!

Экшн, ставший неотъемлемым элементом человеческого поведения и связанный с получением удовольствия, с лёгкостью переходит из онлайна в оффлайн. А в параллели с этим процессом мы видим все больший разрыв в качестве жизни между очень богатыми и очень бедными людьми. В буквальном смысле видим (спасибо тем же технологиям) суперджеты, частные курорты, великолепные усадьбы и гольф-поля. Ещё 15 лет назад интерьер чужой яхты или самолёта был известен только его хозяину и обслуживающему персоналу. Ну а сейчас враги и конкуренты сделают все, чтобы лишить приватности сильных мира сего и членов их семей.

Вот и растет раздражение меньшинства, не имеющего ничего, которое наблюдает за картинками красивой жизни тех, кто имеет слишком много. Так что старая недобрая классовая борьба в условиях цифровой реальности с ее возможностями все знать и желанием на все реагировать, будет только обостряться.

Разумеется, власти опасаются растущей импульсивности электората, а самые богатые люди боятся того, что гнев выльется из Сети на улицу. Все, что есть терять богатым людям, находится не в диджитале (в котором не скрыться) — все, о чем болит душа богача находится в оффлайне. И поверьте, протесты жёлтых жилетов не дают спать французским нуворишам. Потому богатый человек всегда либо сам стремиться получить власть, либо хочет иметь возможность влиять на нее. Дело не только в лоббизме и несправедливой конкуренции. Дело в сохранении статуса-кво.

И трагедия властного и могущественного меньшинства заключается в том, что ему все сложнее контролировать большинство. Только не торопитесь идеализировать ближайшее будущее. Насилие и погромы, как известно, тоже с легкостью выплескиваются из интернета наружу. И ваше понимание социальной справедливости, может сильно не совпасть с представлениями о ней радикальных элементов, которые есть в любом обществе. Жизнь стала интереснее, да. Но жизнь стала и куда более непредсказуемой. Ведь мнения и действия большинства, впервые за всю историю человечества, начинают доминировать над меньшинством.

И не менее опасно пытаться угодить сиюминутным прихотям толпы и играть в охлократию. В этой неопределенности власть удержать уже практически невозможно. И я не удивлюсь, если рано или поздно ключевые посты политики будут занимать и терять на основе живого рейтинга. Правь, пока в тренде — не это ли будущее новой цифровой демократии?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире