Смотрю я на карту протестов (грабежей, мародерства и разбоя) в США и понимаю, что виноваты во всем… Твиттер, Инстаграм, Фейсбук и прочие игроки медиаполя.

Вот вы скажете: #BlackLivesMatter — жизни чернокожих имеют значение. Разумеется, они имеют ровно такое же значение, как и любая другая жизнь. Но ведь и за год до отмены рабства в США в 1865 году они имели значение, были угнетаемы куда больше, но разлета инфоповоды в духе «Джанго Освобожденного» не получали. Не было соцсетей, чтобы рабы на Юго-Востоке могли вдохновиться проблемами рабов на Юго-Западе.

В эпоху сегрегации афроамериканцам жилось хуже, чем сейчас. И полицейской жестокости тоже хватало. Но опять же — проблемы условной Миннесоты не волновали жителей Калифорнии. Не тот разлет, ведь смартфонов за 5 долларов не было у каждого угнетаемого человека.

И вот та самая цифровая бедность получает укол гнева и ненависти. Что происходит? Грабежи магазинов Apple и Alexander McQueen. Избиения случайных людей и взломы банкоматов. Такие вот гнев и ярость…

Революции и мятежи, подпитанные в цифре и развивающиеся в ней, будут намного опаснее, чем учит нас история прошлых столетий. Сегодня Ленину уже не нужно было бы ездить в Германию, собирать деньги руками и заниматься нетворкингом через бесконечные подпольные переписки.

Флешмоб — мгновенен. Цифровое сопротивление находится в долгосрочном тренде. Дональд Трамп, освоивший троллинг в Твиттере, на глазах теряет свою актуальность перед новой волной диджитал-виральности. И с изумлением смотрит за волной, накрывающей его как политика, не удовлетворяющего условиям нового мира. Накрывающей и растворяющей его рейтинг, а значит, и перспективы.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире