Оценивать поступки влюбленных – дело зряшное.
Пока люди ratio думают, что они все поняли и оценили, влюбленные творят безумство за безумством, которое потом оборачиваются добром. Но их к тому моменту уже оценили…

Это было много лет тому назад, когда в абсолютно нищую федерацию художественной гимнастики России приехала Ирина Винер.
Результаты летели в тартарары, немного на себе реноме советской гимнастики тащила Инесса Гизикова, которая, впрочем, надолго в большом спорте, перемалывающем людей, задерживаться не собиралась. Мечта была переманить из Узбекистана уникальную юниорку Амину Зарипову, воспитанницу Ирины Винер. Мало, кто знал, что тем приглашением несчастная, никому не нужная федерация открывала новую страницу в своей истории.

В России завидовать умеют.
Делают это смачно, вкусно. А потому факт, что Ирина Винер на свои деньги шьет купальники своей сборной, вызвала массу обсуждений. Пункт первый: что она с этого поимеет? Очень быстро наступило полное разочарование – ни-че-го! Тогда почесали затылки и выдвинули самое страшное обвинение – зажравшаяся олигарша, которой деньги девать некуда. Это обвинение, неизменно вызывающее подозрения у слегка отупевших бюргеров, несется за ней по сей день, но тогда оно было высказано впервые. Господи! Как же болели наши россияне против ее детей – Алины, Юли, Иры, которые неизменно и повсюду побеждали! Как же они хотели найти недостатки у них, как же желали победы соперницам! А Барсукова побеждала тогда, когда, казалось, не было выхода, а Кабаева в замечательной связке заднего равновесия в перезатяжке и вращений потрясала умы судей, а Чащина со своими сумасшедшими прыжками сводила с ума самых грозных соперниц. В скобках замечу любителям рассуждать о судейских игрищах: мне в те годы довелось говорить с арбитром из Европы, принципиально судившей против россиянок. Говорить с глазу на глаз. Она сказала: «У Ирины есть одна замечательная тренерская черта – она закладывает запас прочности. Ваши гимнастки ошибаются, у них хореография далека от идеальной, но уровень сложности упражнений таков, что в итоговой оценке он перекрывает все недочеты».

Поводы для гордости у Ирины Винер-Усмановой были.
Большинство тренеров на ее месте успокоились бы – есть топовый результат, можно спать спокойно. А она снова вызвала на себя недовольство толпы – открыла Центр олимпийской подготовки на улице Удальцова. И вновь пополз шумок. Грязненький, завистливый – деньги с детей хочет поиметь. А она тем временем укрепляла глубину состава. В тяжелый для команды момент на место лидеров смогла выставить такой второй состав, который не потерял ни одной медали. Тогда взошла звезда Ляйсан Утяшевой и Зарины Гизиковой. А в зале на Удальцова уже тренировались москвичка Ольга Капранова и Вера Сесина из Екатеринбурга. И, если Оля ездила по вечерам домой, то Вера и многие ей подобные жили в арендованных тренером квартирах в микрорайоне, где находился их зал.

Свыклись с ЦОПом на Удальцова.
Шипение стало затихать. А Ирина Александровна придумала очередной эксперимент – гала-концерты с участием всех учеников ЦОПа – от трех лет до лидеров сборной. Не успели вспомнить об эксплуатации детского труда, как выяснилось, что умный тренерский расчет позволил расширить скамейку до пяти-шести составов абсолютно конкурентно-способных, психологически устойчивых гимнасток. Потом открылся центр подготовки для малышей в Ясенево (посудачили), с тренерской академией поборолись, но Винер-Усманова все равно нашла варианты обучения тренеров…
Затихли разговоры, ибо результат перекрывал возможные кляузы в Минспорта и Минобр, гимнастки, несмотря на невероятные нагрузки и требования, обожали своего главного, ни один личный тренер обижен не был. Правда, затихли дурные разговоры.

Они затихли, чтобы подняться снова.
Сейчас, когда Ирина Александровна стала воплощать в жизнь новый проект, завязанный на понимании единства ребенка и движения. Неподалеку от базы в Новогорске был задуман спортивно-образовательный кластер. Тренер, всю жизнь проработавшая с подростками, решила занять их не только спортом. Она хочет предоставить выбор – художественная гимнастика, олимпийские и восточные единоборства, бокс, театр или живопись. Уже подписан контракт со знаменитой школой «Самбо-70», откуда вышли многие чемпионы мира и Олимпийских игр, успешно закончились переговоры с великим Александром Лебзяком о создании Академии бокса. Репутация «Самбо-70» и Лебзяка в спорте безупречна. Идут переговоры с Федерацией волейбола России. Будет открыта театральная школа под руководством Алексея Кортнева, идут переговоры со знаменитым живописцем Сергеем Андриякой. Смыл все тот же: образование – среднее с дполнительными часами английского, спортивное, художественное, и жилье, — все в одном месте. На это запланировано от тридцати пяти до сорока тысяч квадратных метров. На этот раз решили не просить денег у государства, все одолеть своими силами. Через продажу коммерческого жилья. И вот тут и открылась тема для обсуждений…

…Я не хочу скрывать своей пристрастности.
Слишком много лет знаю Ирину Винер-Усманову. Она – влюбленная! В первую очередь – в своих учениц, которым она поклялась создать семью, ибо родную в большом спорте они видят не часто. И создала ее. По-мамкински она обеспечивала их будущее, а теперь, когда в ее центрах появились совсем маленькие, также, как мама, старается обеспечить их настоящее и будущее. Когда-то Амина Зарипова назвала ее «мамулякой». Все дети (а в гимнастике спортсменок по-другому и не зовут), прошедшие через руки Ирины Винер-Усмановой ее называют только так и не иначе. Своей любовью она сломает любые преграды и заставит замолчать любые разговоры. Вот только вопрос – а нужны ли эти разговоры в качестве дополнительного препятствия? Впрочем, завистливого российского бюргера замолчать не заставишь.

К слову, если хотите увидеть настоящую Ирину Винер-Усманову, проберитесь попозже вечерком, не раньше девяти, к залу в Новогорске.
Там будет усталые тренеры и усталые гимнастки, работающие уже двенадцатый час. Слегка, от усталости, опущенные головы. И в какой-то момент встрепенется Ирина Александровна, бросит безумно усталой девчонке – а попробуем вот так, и покажет, как надо. И снова завихрится работа, и вы увидите рождение уникальных композиций, которые принесут очередные победы. А потом потекут долгие женские усталые разговоры, в которых объединятся взрослые и подростки, и будут говорить о первой и последней любви…

Мам Ир!
Чесслово! Люблю Вас…

И абсолютно нейтральный комментарий.
Александр Лебзяк, олимпийский чемпион, многократный чемпион мира, главный тренер сборной России по боксу:
– Идея Ирины Александровны создать подобный кластер рядом с базой в Новогорске полезная. Там будет все – и залы тренировочные, и восстановление, и питание, и жилье. Причем, там будут и другие виды спорта, что полезно для команды для общения. Какой состав там будет работать, пока не знаю. Надо посмотреть. Пока думаю о резерве и юниорах.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире