Вчера на записи программы Андрея Макарова «Свобода* и справедливость» про митинги 4 февраля Сергей Пархоменко  как-то демонстративно выказывал нелюбовь ко мне, попросил ведущего переставить его, чтобы не оказаться со мной в одном кадре (и оказался, что символично, в кадре с представителем ЛДПР и КПРФ), свое выступление начал с обвинения меня и Новодворской в спойлерстве, в том, что наша листовка похожа на их и, кажется, в продажности Путину.

Андрей Макаров с огромным и язвительным  удовольствием давал ему высказаться, чтобы продемонстрировать всем, что такое оппозиция Путина, выясняющая публично свои отношения. Уверен, что все это будет в передаче.       

Пархоменко очень удивился, что нас на Сахарова было не 150 человек, как передало ему  ГУВД, а 1000. Еще больше удивился, что на Болотной по данным того же ГУВД было всего 36 тысяч.

То есть я предложил ему выбрать любую пару: 150 и 36 тысяч или 1000 и 120 тысяч.  Мне, действительно, это было безразлично. И спорить с ним не хотелось. Благодаря этому уже ближе к середине передачи мы все-таки перешли к теме нечестных и несправедливых выборах и требований оппозиции.

Удовольствие, которое при этом потоке обвинений получали оппоненты всех протестующих Леонтьев и Кургинян, передать словами было трудно.

Целый вечер я пытался понять мотивы этой  ненависти Пархоменко.

Наш митинг сколько-нибудь уменьшил число протестующих на Болотной? Вряд ли. Через час на прямом эфире РСН Сергей Удальцов порадовал всех присутствующих еще более впечатляющей цифрой 208 тысяч.

Пархоменко жалко, что 1000 человек из-за нас не пошли на Болотную, а пришли на Сахарова? Так ни мы, ни они никогда бы не пошли на Болотную.

Половина из присутствующих на митинге были инициативной группой нашего сообщества «Нет совместным митингам с нацистами, националистами и коммунистами», а все вместе так активно и радостно голосовали за последний пункт нашей резолюции о запрете антиконституционной коммунистической и нацистской деятельности, что я с трудом представляю их на Болотной.

Может быть, это желание руководить ВСЕЙ оппозицией, всей до последнего человека?

Или то, что через час мне предложил Сергей Удальцов: «Мы должны быть все вместе, в одном строю…»?

А как быть тем, кто не умеет и не хочет ходить строем?  Может быть — в расход, как предлагает Удальцов, когда не ходит с буржуями в одном строю?

И тут я вспомнил еще один мой конфликт с Сергеем Пархоменко. Несколько лет назад Глеб Павловский вместе с Максимом Кононенко начали проект анекдотов ВладимирВладимирович.РУ, где в очень изысканной манере рассказывалось о похождениях почти былинного героя Владимира Владимировича, который после убийства Масхадова поместил в свою коллекцию его уши… И прочую хрень, которой в биографии Путина предостаточно.  Все эти анекдоты были весьма незамысловатым  пиаром прототипа. И врагам Глеба Павловского досталось. Заодно. Один до сих пор не может отмыться от клички андроид.

Нисколько не скрывая своих намерений поиздеваться над Павловским, я начал проект ВладимирВладимирович.com. В моих анекдотах про Путина он и на гроб вставал, чтобы быть повыше и получше попиариться после аварии самолета. И   проводил спецоперации в здании Лукойла с применением легкого ядерного оружия, чтобы срубить бабки с хозяев. И многое другое. Анекдоты были очень злыми. Я их писал каждый день. И издал 10 книг тиражом 10 тыс каждая. И, главное, продал их. Вместе с карикатурами на Путина.

Ну, откуда же я знал, что уважаемое издательство Сергея Пархоменко КоЛибри напечатает 50 000 тиражом опусы Павловского-Кононенко? И пролетит.

Оба проекта использовали логотип очень похожий на двуглавый герб одной известной страны.

Это и стало причиной первого обвинения в спойлерстве. Про продажность обе стороны конфликта  тогда деликатно не говорили.

Но было несколькими годами раньше и обвинение в продажности.

Когда Володя Гусинский начал войну с братьями Черными, а некоторые несознательные предприниматели, балующиеся политикой, не только не поддержали эти военные действия, но и призвали отказаться от публичных обливаний грязью. За что получили  в «ИТОГЕ» по полной программе, в том числе, и от Евгения Киселева в «Итогах» — программе ТВ.

Чтобы вспомнить о других возможных конфликтах я набрал в Яндексе «Боровой, Пархоменко» и получил ссылки, кажется, на все националистические сайты, какие есть в России. Везде наши фамилии стояли через запятую.

И я представил себе, как Сергей Пархоменко где-нибудь в 2015 году  просит нового президента России Алексея Навального по старой дружбе повесить его на столбе не рядом с Боровым, а где-нибудь в другом месте. И все это из-за идеологических разногласий в прошлом.

Еще задолго до Гегеля греческие философы думали о преодолении проблемы «дурной бесконечности», которую циники называли просто занудством.

Это и про меня тоже, потому что 26 февраля мы опять проведем митинг «За честные выборы, За демократию». И Путин, и спойлерство здесь ни причем.

Просто преодоление ДУРНОЙ БЕСКОНЕЧНОСТИ.

* Радио Свобода - СМИ, признанное иностранным агентом.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире