Не люблю идеологию нацизма, национализма и коммунизма. Борюсь.

Есть такая слабость.

Но с носителями этих идеологий у меня все сложнее.

Я не умею, глядя в глаза человеку, как это делает часто Валерия Ильинична Новодворская, красивым, почти балетным жестом, развести руки в стороны и спрятать их за спиной.

Или вовсе не заметить человека – «взгляд сквозь Луну».

Позволяю себе это только в случаях, когда есть сомнения в человеческой сущности предмета.

Самый вызывающий поступок, который я себе позволяю, встретившись с человеком взглядом,    холодно поклониться.

Пожалуйста,  не говорите  Новодворской, и моим соратникам по партии Западный Выбор, но с  Дугиным, Анпиловым и Зюгановым много раз на телепередачах и на приемах здоровался за руку.

С единомышленниками – все иначе.

Недавно один из них, с которым мы совпадаем в политических оценках в мельчайших деталях, обрушил на меня на приеме такую брань, что я боялся,  он ударит меня.

Пришлось ему сказать, что под смокингом у меня   два черных пояса, но виден только один.

Теперь я считаю недостаточным просто не замечать своего единомышленника.

Безопаснее обходить.

Таких «единомышленников» у меня будет с  десяток.

Интересной феномен.

Впервые я с ним столкнулся в семидесятых годах.

Начав дружить с многими диссидентами, я вдруг столкнулся в некоторых случаях с такой неприязнью между людьми, перед которыми я преклонялся, что это повергло меня в шок.

Я не могу назвать этих людей, их профили давно отлиты в бронзе:

— Х делает такие заявления, что у меня нет сомнений, что он сотрудничает с КГБ, типичный провокатор.

— Y добилась освобождения своего мужа, сдав конторе нескольких наших общих знакомых. У вас есть сомнения на этот счет?

—  Вы не слышали, как Z в интервью «Голосу»перечислил всех наших авторов.  Лучше бы просто написал донос.  

Подписывая общие письма, за которые они получали сроки, участвуя в общих изданиях, которые квалифицировались, как антисоветская деятельность  (тоже сроки), даже, участвуя в общих демонстрациях (большие сроки) – эти небожители иногда не разговаривали между собой годами и не здоровались.

В некоторых случаях  до конца жизни.

Но всегда раскланивались.

Исключения делались только в камерах и в лагерях.

Тьфу, тьфу, тьфу.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире