19:52 , 02 сентября 2011

Страшно. Стыдно. Грустно. Бронзовые ночи глазами эстонской гражданки русской национальности

Прошло уже 4 года. Думаю, что россияне, хотя бы краем уха, слышали о тех событиях. Они вошли в историю отношений двух стран ещё одним водоразделом. Политическая арба, до верху нагруженная взаимными упрёками, проклятиями и непониманием, с тяжелейшим скрипом, с натужно кашляющими волами, тянулась с 1991 года по принципу знаменитого ленинского тезиса: «Шаг вперёд, два шага назад». С Божьей помощью, не без звучных окриков Евросоюза в лице различных международных комиссий и форумов, арба дотащилась до апреля 2007 и упёрлась в постамент памятника. Дальше пути не было.

Страшные события вошли в историю под названием Бронзовые ночи. Произошли в моём родном Таллине. Кстати, по нормам русского языка, я написала название города сейчас правильно, но это меня, таллинку, покоробило. В русскоговорящей среде Эстонии название города пишется с двумя Н. Это прямая калька с эстонского. Она узаконена. Но я пишу для российского сайта, поэтому буду уважать русскую орфографию.

Мне не хотелось бы вдаваться в детальный анализ произошедшего. Я — свидетель и опосредованный участник тех событий. Почему опосредованный? Потому что лично не стояла в живой цепочке рядом с Бронзовым Алёшей, не попадала под полицейские дубинки и струи водомётов. За меня это сделала моя дочь-подросток.

А надо мной две ночи кружили военные вертолёты, меня останавливали полицейские патрули, когда я, как ополоумевшая металась по вставшему на дыбы, обычно такому уравновешенному и флегматичному городу, в поисках своего ребёнка.

Мне трудно давать оценки с политической точки зрения. Целесообразно-не целесообразно, объяснимо или нет. Правильно-не правильно. Я — не политик, я — до недавнего времени житель страны, в которой понятие «русская свинья» возведено в ранг закона. Утрирую, конечно, но не слишком.

Россияне часто упрекают нас в том, что мы не уезжаем обратно в Россию. Многие русские, действительно, покинули Эстонию после 1991 года. Кто-то, как военные, вынужденно, кто-то добровольно. Многие, у которых была возможность, успели вернуться в страну, из которой поторопились уехать. Дико озираясь, и, творя благодарную молитву всем богам за спасение. Родина предков встретила ТАК, что статус «русской свиньи» показался вполне приемлемым для жизни.

Почему же мы остались? Всё на поверности. В 1991 году в Беловежской Пуще три руководителя решили всё за нас. Бывшием союзным республикам была дана возможность забрать независимости столько, сколько они унесут. Эстония до такой степени хотела стать самостоятельной, что тогда, в 1991, от эстонских руководителей можно было получить ЛЮБЫЕ гарантии для русскоязычного населения. Но в Беловежской Пуще об этом никто не думал. Какие гарантии русским в Прибалтике, когда своих проблем по горло? А эти самые прибалтийские русскоязычные пусть сами выкручиваются. Я специально употребляю эти термины «русскоязычный», «русскоговорящий». В Эстонии людей делят на две национальности. Титульная нация и иностранец. Даже если «иностранец» родился в этой стране. Кстати, в эстонском паспорте графа «национальность» отсутствует. В большинстве случаев «иностранцы» говорят по-русски, даже русскими не являясь. Поэтому — русскоговорящие.

Сразу хочу пояснить, что до сего времени в Эстонии не работает НИ ОДНА программа по возвращению соотечественников на историческую родину. Не верьте политикам. Я читала последний документ. По сравнению с ним «Соборное Уложение» 1649 года — это американский билль о Правах. В «программе по переселеню соотечественников» можно найти и пресловутую черту оседлости, и «запрет» на профессию и свободное передвижение, невозможность в течении 5 лет владения недвижимостью, и обязательную смену гражданства на российское. Знаю не по наслышке, что подбная процедура занимает до 7 лет. Весёленькая такая программка, вселяющая оптимизм и веру в светлое будущее (чёрный юмор).

И Бронзовые ночи не укрепили веру в помощь России. Грустно, но это так. Их последствия вынуждены расхлёбывать оставшиеся в Эстонии люди нетитульной национальности. Коренному населению досталось тоже, но они другого и не ожидали от восточного соседа. Cосед только ещё больше подмочил и без того мокрую репутацию.

События 2007 года в 48 часов перечеркнули программу интерграции некоренного населения, подняли на поверхность всё самое мерзкое и грязное, что существовало в обществе и до сих пор, но хоть как-то вуалировалось. А самое главное, мы поняли, что рассчитывать на Россию, на которую смотрели с большой надеждой, нельзя. Была убита последняя иллюзия.

Я воспринимаю Бронзовые ночи, как одну большую провокацию. Эстонские власти прекрасно были осведомлены о настроениях некоренной части населения. Более того, мэр Таллина неоднократно предупреждал об опасности переноса памятника таким образом, каким это было сделано. Никакие призывы к разуму не помогли. Было сделано то, что сделано.

У меня к переносу двоякое отношение. С одной стороны, я категорически не приемлю советскую традицию захоронения останков в центре города на неоcвящённой земле. Особенно в Таллине. Памятник располагался прямо на оживлённой троллейбусной остановке неподалёку от Государственной Библиотеки. Проще говоря, на могилах погибших топтались люди. Памятник НАДО было переносить. С другой стороны, в моей голове не укладывается, почему это надо было сделать ПОДОБНЫМ ОБРАЗОМ? Ночью, под усиленным полицейским наблюдением.Правда, тайно не удалось.

Власти Эстонии были готовы к митингам протеста. Именно поэтому в город был направлен усиленный полицейский контингент со всей территории государства. Именно поэтому им разрешили применять дубинки и слезоточивый газ. Именно поэтому город был оцеплен. Людей выводили из общественного транспорта под конвоем. Проезд машин был запрещён. Именно поэтому у памятника стояли водомёты. Именно поэтому в небе над городом кружили военные вертолёты. Я всё это видела своими глазами. Страшно. Просто страшно и всё. Никаких других эмоций.

Вторая серия задуманной провокации началась в середине ночи. Митингующие были оттиснены и распылены. Полиция осталась Тынисмяги у памятника, который сносили, подчёркиваю, не ПЕРЕносили, а сносили в ускоренном темпе. По частям. Эстонский беспредел во всей красе. На параллельной улице — на Пярнуском шоссе творился русский беспредел. Пьяная толпа громила город. Жгла эстонский флаг, переворачивала машины и грабила магазины, разносила киоски и остановки. МИТИНГУЮЩИХ среди них НЕ БЫЛО! На зрелище полицейского беспредела по отношению к участникам МИРНОЙ акции, которые закрывались от дубинок красными гвоздиками, подтянулось русское БЫДЛО. На площадь их привела старая, как мир причина — ХЛЕБ И ЗРЕЛИЩА. «Зрелищем» насладились и пошли за " хлебом". Именно ИМ на два часа был отдан мой родной город. Перепуганные жители звонили в полицию, звонили в охранные фирмы. Реакции не было ДВА часа. Да, охранники приезжали, наблюдали из своих машин, жали плечами, ссылались на отсутствие полномочий и ехали обратно. А полицейские были заняты. Они всем составом охраняли… опустевшую площадь перед памятником.

Я на следующий день была на рагромленных улицах. Мне было стыдно. Стыдно говорить по-русски. Стыдно поднимать глаза на владельца чудесного цветочного магазинчика, старенького эстонца, который, еле сдерживая слёзы, собирал остатки своего былого великолепия. Мне до сердечных спазм было стыдно перед крошечной эстонской девчушкой, плачущей навзрыд. Я спросила у неё, почему она плачет. Ответ потряс. Mina kardan venelasi — Я боюсь русских.

За ужасами разгрома города забылась немного вторая Бронзовая ночь.Страсти были наколены до такой степени, что безоружные русские мальчики и девочки без страха бросалисььь на вооружённых полицейских. Те сбивали их с ног, били ногами, сковывали пластиковыми стяжками. Город обезумел в ту ночь ещё раз. И снова водораздел. теперь уже информационный. По эстонским телеканалам показывали видеохронику первой ночи, когда пьяная толпа громила всё на своём пути и занималась мародёрством. В российских СМИ показывали вторую ночь. И то, и другое — ПРАВДА. И как в такой ситуации разобраться, кто прав, кто виноват? И правы, и виноваты ВСЕ.

Последовавшая реакция российской стороны удивила, озадачила. И, честно говоря, взбесила! Два российских депутата, полетевших в Эстонию для урегулирования конфликта, в аэропорту Москвы заявили, что правительство Эстонии должно уйти в отставку. В Эстонии это было воспринято, как вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Я эту точку зрения разделяю. С подачи мэра Москвы «нашисты» устроили многодневную осаду эстонского посольства в российской столице. Те же «нашисты» отправляли своих эмиссаров, которых отлавливали на территории всей Эстонии. Эмиссары занимались подстрекательством. В стране, накалённой в те дни до предела, это можно рассматривать, как политический терроризм. Те же «нашисты» устроили беспорядки в Стокгольме у здания посольства Эстонии в Швеции. Там с ними, естественно, не церемонились. Реакция Евросоюза, до этого весьма негативная по отношению к действиям правительства Антсипа, резко изменилась. Все тут же забыли, с чего всё началось. В политическом идиотизме забылось самое главное. В первую Бронзовую ночь погиб человек. Русский мальчик, единственный сын. Не думаю, что похороненные у памятника советские солдаты одобрили бы ТАКУЮ жертву, принесённую их памяти. Но как известно, «мёртвые сраму не имут».

Русскоговорящие жители Эстонии попали в ситуацию между молотом и наковальней. Акции протеста продолжались и после Бронзовых ночей. В том же году, 9 мая практически ВСЕ жители некоренной национальности вышли на улицы города с георгиевскими ленточками. Стражи порядка пытались их срывать с людей. Если это видели русские мальчишки и девочки, они, не сговариваясь, прикрывали собой прохожих. 10 мая была проведена акция неповиновения. Владельцы машин в час пик на самой оживлённой трассе сбрасывали скорость до минимума и гудели. Мы знали, что наши номера фиксируются, знали, что заплатим огромные штрафы, но мы гудели, гудели и гудели. Именно тогда я ощутила себя настоящей русской.И мы так надеялись, что и наша горячо любимая историческая родина, вспомнит, что мы — плоть от плоти и кровь от крови. Родина вспомнила. Весьма своеобразно.

Были закрыты все гуманитарные программы. Больнее всего это ударило по молодёжи. В рамках этих программ русскоязычной молодёжи Эстонии предоставлялась возможность учиться в российских вузах не как иностранцам , а как соотечественникам. Т.е. без прохождения экзамена по русскому языку. Кроме того, на такую группу студентов распространялись некоторые льготы по оплате обучения. Взвыли абитуриенты.

Были свёрнуты многие проекты по культурному и туристическому обмену. Удивились деятели культуры обеих стран и многочисленные туристы из России.

Россия перестала закупать эстонские продукты. Через территорию Эстонию перестал проходить русский транзит. В отместку Эстония запретила использование дна Балтийского моря на своей территории для прокладки газопровода «Норд-Стрим». Ну, тут-то эстонское правительство удивило всех, и в пределах родного государства, и за рубежом. Сработали по принципу — НАЗЛО БАРЫНЕ ПОВЕШУСЬ НА ВОРОТАХ. Выразили абсолютно недоумение эстонские и российские бизнесмены.

Экономические санкции против Эстонии, где 35% населения — РУССКИЕ И РУССКОГОВОРЯЩИЕ, официально введены не были, но суть проблемы от этого не меняется. На фоне всемирного экономического кризиса подобные действия дали устрашающие плоды. Кстати, все расчёты с Россией Эстония вела по западным ценам. Это я пишу для того, чтобы не возникло желания сравнить Россию с дойной коровой.

Итог. Русскоговорящее население Эстонии из страны бежит из-за тяжелейшего кризиса эстонской экономики. Но не в Россию, на которую уповали мы все эти годы. Бегут в Западную Европу. Проще, надёжнее, менее проблематично.

Обиды не осталось. Осталась лёгкая грусть. Всегда бывает грустно расставаться с иллюзиями. Почему вдруг вспомнила об этом сейчас? Просто я живу в другой стране. Связи с Эстонией не потеряны. Как они могут быть потеряны, если там осталось сердце? Езжу часто.

В начале лета зашла навестить Бронзового Алёшу. Он там, где ему и полагалось быть все эти годы. На военном кладбище, под охраной берёзок. Среди своих. И никто больше не опутывает его колючей проволокой, как символ оккупации, никто не обливает краской цвета крови. Никто не устраивает пикники у его ног. И не пилит на части по ночам. Там он так и стоит. В Эстонии русский солдат.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире