Как пилили бюджет после смерти Сергея Магнитского – Комментарий к сенсационному расследованию «Новой газеты»

Если бы российские правоохранительные органы работали на другом берегу Стикса – реки, отделяющей царство живых от царства мертвых, – им не было бы равных в мире. Следственные действия с мертвыми у них всегда проходят живее, чем с живыми….

Лучший подозреваемый – мертвый подозреваемый. Мертвый подозреваемый легко и без лишних вопросов превращается в мертвого обвиняемого, а затем, как показало дело Магнитского, и в мертвого подсудимого и даже осужденного. В российской правоохранительной системе работают настоящие патологоанатомы права, мастера своего дела. Они не только превращают живых в мертвых (это многие умеют), но даже могут заставить мертвых совершать преступления.

Не поверите, но почти 11 миллиардов рублей из бюджета Российской Федерации украли мертвецы. И, судя по бесславным результатам поиска этих денег, уволокли их с собою на тот свет. По крайней мере, именно к такому выводу пришло официальное расследование хищения бюджетных денег путем возврата налогов из налоговых инспекций №25 и №28, вскрытого Сергеем Магнитским.

Но обо всем по порядку. Начало этой истории всем известно почти так же хорошо, как начало сказки о Колобке, который, как известно, и от следователя ушел, и от прокурора ушел, и от судьи ушел, но попал, в конце концов, в «Список Магнитского», где уже останется навсегда. Поэтому повторю эту историю очень коротко, как рассказывают о содержании ранее показанных серий многосерийного фильма:

«В июне 2007 года сотрудники полиции Кузнецов и Карпов изъяли из офиса юридической фирмы, где работал Сергей Магнитский, документы и печати трех компаний, принадлежащих клиенту Магнитского – фонду Hermitage. Эти компании в прошлом являлись крупнейшими налогоплательщиками страны, заплатив в 2006 году в бюджет России более 5,4 миллиарда рублей. Через полтора месяца по решению несуществующего третейского суда «Детокс» из прославленной теперь на всю страну Казани все три компании оказались в собственности фирмы «Плутон», зарегистрированной на давнего знакомого Кузнецова и Карпова – уголовника Виктора Маркелова (они с ним за год до этого были фигурантами уголовного дела о вымогательстве и похищении человека). Виктор Маркелов назначил в компании директорами себя и еще двух уголовников – Хлебникова и Курочкина, перерегистрировал компании в инспекции №№ 25 и 28, где руководителями были некто Степанова и Химина, и открыл счета в «Универсальном банке сбережений», принадлежавшем мошеннику и, видимо, агенту ФСБ (так, по крайней мере, говорят свидетели по уголовному делу) Дмитрию Клюеву. В это же время к трем украденным компаниям в арбитражных судах Москвы, Петербурга и той же Казани были поданы десятки исков от фирм-однодневок с требованием о взыскании нескольких десятков миллиардов рублей по поддельным договорам за 2006 год. Назначенные Маркеловым директора дали доверенности от имени украденных компаний другу и партнеру Дмитрия Клюева адвокату Андрею Павлову и его жене Юлии Майоровой, которые в суде признали фальшивые требования в полном объеме, что позволило вынести решения о взыскании десятков миллиардов рублей без рассмотрения дел по существу. На основании этих решений Маркелов, Хлебников и Курочкин направили в налоговые инспекции, возглавляемые Степановой и Химиной, фальшивые уточненные налоговые декларации и заявления о возврате якобы излишне уплаченных налогов за тот самый 2006 год, которые заплатили компании Hermitage. Решения по этим заявлениям были приняты Степановой и Химиной без проверки в течение одного дня 24 декабря 2007 года. А уже 26 декабря 2007 года все 5,4 миллиардов рублей поступили на открытые преступниками счета в «Универсальном банке сбережений» и банке «Интеркоммерц» (откуда и они вскоре перекочевали в  «Универсальный банк сбережений»). После того, как деньги были отмыты в «Универсальном банке сбережений», банк этот самоликвидировался, а его документы сгорели в автомобиле во время перевозки в архив. Затем преступники, несмотря на протесты Hermitage, ликвидировали и орудия преступления – похищенные у фонда компании».

Эта история была бы одной из десятков тысяч историй о том, как воруют деньги из российского бюджета жулики и воры всех мастей, если бы в середине октября 2007 года Сергей Магнитский, раскручивая шаг за шагом эту историю, не  обнаружил, что, после того, как компании были украдены и перерегистрированы, и  суды вынесли решения о взыскании с них миллиардов рублей несуществующих долгов, на основании этих решений были похищены налоги. О своих «открытиях» Магнитский регулярно информировал фонд, а фонд также регулярно направлял безответные заявления в российские правоохранительные органы. Причем первое заявление было отправлено еще за три недели до того, как деньги были похищены – 3 декабря 2007 года. Но это заявление было отправлено на рассмотрение все тем же Кузнецову с Карповым, которые пришли к выводу, что ни один из фактов, изложенных в заявлениях, не подтвердился. Но поскольку ни Магнитский, ни фонд отступать не собирались и продолжали писать одну за другой разоблачительные жалобы, а Магнитский к тому же давал изобличающие тех же Кузнецова с Карповым показания, у мошенников из МВД и ФСБ возникла острая потребность в создании легенды. Так началась дуэль совести и наглости, фактов и фантазий, правды и лжи, которая продолжается по сегодняшний день.

Первым мертвым, который заговорил в этой истории, был некто Октай Гасанов. Этому уроженцу Баку и рядовому сотруднику охранного агентства, умершему от сердечной недостаточности, по первоначальной версии следствия предстояло сыграть роль организатора хищения. Якобы Гасанов купил компании у Hermitage и в дальнейшем действовал по его указанию. А связным у него был Курочкин, который в начале этой истории был еще живой, но уже к середине спектакля оказался мертвым, умерев от отравления алкоголем недалеко от аэропорта Борисполь в Киевской области.

У этого сценария был один существенный недостаток. Как стало известно Hermitage, Октай Гасанов умер за два месяца до того, как из бюджета были похищены деньги, так что, если он и мог руководить преступлением, то только по мобильному телефону из гроба. Версия нуждалась в доработке. После того, как Сергей Магнитский был убит в тюрьме, она получила неожиданное и  оригинальное развитие. Организатором преступления посмертно стал сам Магнитский. Видимо, следствие действовало по известному кинематографическому принципу: «Кто нам мешает, тот нам и поможет». Теперь именно Магнитский, по версии следствия, направлял действия Гасанова, передавал ему инструкции и документы. Показания против Магнитского дали арестованные Маркелов и Хлебников, заключившие со следствием сделку.

Но и у этой версии был свой «скелет в шкафу». Если Магнитский был организатором преступления, то зачем тогда он дал сам против себя показания еще за три недели до того, как это преступление было совершено? Поскольку адекватность Магнитского подтвердили все посмертные судебные экспертизы, списать такой поступок на его невменяемость было невозможно. И тогда следствие выходит на качественно новый уровень сценарного мастерства. В уголовном деле о хищении появляется третий труп, а вся история напоминает уже настоящий триллер.

По последней версии следствия Магнитский, задумав украсть налоги, ранее уплаченные Hermitage, вышел на Гасанова. Гасанов, в свою очередь, привлек к этому делу Семена Коробейникова, погибшего в сентябре 2008 года в результате случайного падения с несуществующего балкона в недостроенном доме. Но неожиданно Гасанов умер, и Магнитский потерял связь с Коробейниковым и другими бандитами. Тогда он якобы решил сдать всех, рассказав о краже компаний своему клиенту, который, в свою очередь, направил заявления в правоохранительные органы. Правда, и в этой версии остается непонятным, что делали правоохранительные органы с этим заявлением три недели, и почему Карпов и Кузнецов, зная все явки, пароли и адреса, не арестовали бандитов и не предотвратили крупнейшее в современной истории России налоговое хищение.

И вот теперь, когда миру была явлена эта фантастическая картина маслом, вдруг выясняется, что хищения из бюджета через налоговые инспекции №25 и №28, возглавляемые Химиной и Степановой, продолжали происходить с завидной регулярностью в течение двух лет и после ареста и гибели Магнитского. Уже не было в живых Сергея, упал со своего балкона Коробейников, отравился своим алкоголем Курочкин, разорвалось сердце Гасанова, и даже Маркелов с Хлебниковым отправились в почетную добровольную ссылку на нары, а в налоговых инспекциях №№ 25 и 28, как ни в чем не бывало, продолжали воровать.

По данным «Новой газеты», в 2009-2010 госпожа Степанова (испытывающая до сих пор вместе со своим мужем Владленом Степановым горечь) и госпожа Химина (пока еще не испытывающая никакой горечи), приняли решений о возврате налогов из бюджета еще на сумму 11,2 миллиарда рублей, из которых возглавляемая Степановой инспекция №28 «наодобряла» возвратов на сумму 10,7 миллиардов рублей, а возглавляемая Химиной инспекция №25 – всего лишь на 540 миллионов рублей.

Представьте только себе – в России и за рубежом грандиозный скандал, Hermitage пишет во все инстанции заявления о хищении налогов Степановой и Химиной с подельниками, Магнитский погибает в тюрьме, за океаном вовсю составляют «список Магнитского», начинают работу эксперты Президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека, Интернет буквально взрывается от разоблачительных материалов, а в налоговых инспекциях №№ 25 и 28 тихо и без суеты продолжают штамповать решения о возврате налогов.

И кто же, как вы думаете, получатель львиной доли этих «возвращенных» из бюджета денег? Я не буду долго интриговать вас, читатели, но деньги ушли все тому же Дмитрию Клюеву, бывшему владельцу бывшего «Универсального банка сбережений». Это тот самый Дмитрий Клюев, чью причастность к «Универсальному банку сбережений» следствие так тщательно пытается скрыть, «повесив» банк на выпавшего из окна Коробейникова. Но владение Клюевым банка установлено судом – тем самым, который осудил Клюева в свое время за попытку похитить 1,6 миллиарда долларов у Алишера Усманова.

Нет, конечно, сам «Универсальный банк сбережений», как я уже написал, приказал долго жить. Но он «сгорел» лишь для того, чтобы через несколько месяцев возродиться под новым именем «Бенефит Банка». Клюев себя не утруждал конспирацией – в «Бенефит Банке» остались те же руководители, что служили в «Универсальном банке сбережений»: тот же председатель Совета директоров и учредитель Шамиль Мутаев, тот же главный бухгалтер, она же верная спутница Дмитрия Клюева во всех его начинаниях Ольга Хасанова, тот же директор единственного филиала в Махачкале Магомед Алибеков. Для экономии даже не стали менять адрес дагестанского филиала – оставили там, где был раньше, только вывеску сменили. Вот эта восставшая из праха, принадлежащая Клюеву «контора Никонора» и получает из рук все той же Ольги Степановой за каких-то два года еще ровно 5,4 миллиарда рублей – просто какая-то мистическая сумма.

Теперь посмотрим на это дело с другой стороны. Заместитель Генерального прокурора РФ Виктор Гринь подписывает обвинительные заключения Маркелова и Хлебникова в связи с хищением 5,4 миллиардов рублей в 2007 году, в которых признает налоговые инспекции потерпевшими. А деньги продолжают воровать в тех же самых налоговых инспекциях, через тех же банкиров, по тем же методикам и три года спустя. При этом тот же прокурор Гринь посмел назвать Сергея Магнитского причастным к хищениям.

Логически мыслящий человек должен в этой ситуации выбрать между двумя версиями: либо Гасанов, Курочкин, Коробейников и привязанный к ним следователями и прокурорами Магнитский продолжают совершать преступления с того света, либо их совершает все-таки кто-то другой, кого следствие любой ценой не хочет сдавать. Поскольку мистицизм хорош где угодно, кроме сферы уголовного судопроизводства, осмелюсь предположить, что версия о мертвецах-расхитителях имеет существенные изъяны и больше подходит для очередной серии «Пиратов Карибского моря», чем для уголовного дела.

Поэтому остается лишь одно мало-мальски правдоподобное объяснение этого феномена – прямое отношение к преступлениям имеют те, на кого с самого начала указывал Магнитский, кто был его мучителями и палачами, кто организовал его арест и убийство: Артем Кузнецов, Павел Карпов, Ольга Степанова, Елена Химина, Дмитрий Клюев, Андрей Павлов, Юлия Майорова и целая армия укрывающих их от ответственности силовиков и политиков.

Читайте материал Романа Анина в «Новой газете».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире