18:51 , 15 июля 2010

О моем выборе бороться с коррумпированными чиновниками, убившими Сергея Магнитского

Уважаемые читатели,
Я решил поделиться тем, что стоит за моим выбором бороться и разоблачать коррумпированных «неприкасаемых» чиновников, причастных к гибели Сергея Магнитского.

Некоторые читатели говорят мне, что им кажется, что это очень неблагодарное дело – бороться с коррупцией в России, что я не понимаю Россию и насколько Россия отличается от Запада.
Многие люди просто не понимают, зачем американцу лезть в эту борьбу.

Пожалуй, я начну с того, что живу я в Москве еще с 1991 года.
Москва была моим домом большую часть моей взрослой жизни. За время, проведенное в России, я проникся любовью к вашей стране. Многие из россиян, с кем я познакомился за эти восемнадцать лет, стали моими близкими друзьями. Я и в будущем хотел бы жить в России, а не просто поработать здесь и уехать. Если бы не ужасная трагедия, произошедшая с Сергеем Магнитским, замученным коррумпированными сотрудниками правоохранительных органов, которые также пытаются арестовать и убить некоторых других моих коллег-юристов и меня самого, я бы и сейчас находился в Москве.

Задолго до трагедии с Сергеем я говорил своим друзьям и коллегам, что одна из причин распространения коррупции в России заключается в том, что после того как проходят выборы, люди просто выключаются из политического процесса.
Это приводит к тому, что как только человек вступает в государственную должность, он может совершенно спокойно начинать злоупотреблять своим положением и абсолютно безнаказанно нарушать закон. Если чиновники начинают воровать, то большинство людей просто разводят руками и говорят, что «ну и что, все воруют», или «все чиновники – обманщики» или «с этим все равно ничего не поделаешь, даже не пытайся, добро пожаловать в Россию». И результатом всего этого является то, что большинство людей даже не пытается как-то противостоять коррупции, и сейчас она уже полностью вышла из-под контроля.

На Западе же коррупцию и злоупотребления разоблачают в прессе, люди возмущаются и коррумпированных чиновников привлекают к ответственности и увольняют, что заставляет остальных чиновников честно и ответственно вести себя перед народом.
Я был и остаюсь убежденным в том, что гражданское общество работает только тогда, когда люди реагируют и возмущаются, если чиновник поступил неправильно, и когда они требуют его отставки и привлечения к ответственности за проступки. Американский президент Билл Клинтон чуть не лишился своего поста, когда он под присягой сообщил недостоверную информацию о своих интимных отношениях. Эта маленькая ложь почти стоила ему его поста Президента, потому что американское общество требует от чиновников, чтобы те говорили правду, когда они дают показания. Немедленно последовала общественная реакция.

Люди стали говорить, что нехорошо лгать под присягой ни мне, ни тебе, ни Президенту, для которого существуют те же законы, что и для всех, и развернулось публичное обсуждение того, оставаться ли этому человеку на своем посту или нет.
В итоге мы позволили нашему Президенту остаться на своей должности, но важно то, что когда он сказал неправду, общество не осталось равнодушным, активно включилось в дискуссию и система начала действовать. Независимо от того, согласны вы или нет с принятым решением в отношении Клинтона, важно то, что люди потребовали, чтобы было проведено расследование, и чиновник должен был отвечать на нелицеприятные вопросы. В России чиновники воруют и убивают и все об этом знают, но никто не отвечает перед законом.

«Люди должны противостоять коррупции.
Или как сейчас говорит ваш Президент, вы должны бороться с правовым нигилизмом!» – Такие слова было довольно просто произносить в офисе или поздно вечером на кухне. Было легко занимать такую философскую позицию мне, американцу, не сталкивавшемуся с личным риском такой борьбы с коррупцией.

Однако в прошлом году мой коллега и друг Сергей Магнитский, давший показания против сотрудников МВД, был арестован, а затем убит, и я встал перед выбором.
Я мог молчать. Я мог оставить в покое людей, убивших Сергея, и дать им скрыть огромные кражи из бюджета вашей страны: крупномасштабное хищение 230 миллионов долларов США, уплаченных в бюджет в виде налогов клиентами Сергея — российскими компаниями фонда Hermitage, а также несколько аналогичных предыдущих хищений на общую сумму в 240 миллионов долларов США – все хищения были осуществлены по одной схеме и санкционированы руководством одних и тех же налоговых инспекций г. Москвы.

Украденные деньги прошли через один и тот же небольшой банк, владелец которого имел давние связи с двумя чиновниками из МВД, которых Сергей Магнитский изобличил в незаконном изъятии документов компаний фонда Hermitage и причастности к организации хищений и которые стояли за арестом Сергея, а также преследованиями моих коллег-юристов и всех, кто изобличил их злоупотребления.

Очевидно, что лица, стоящие за этими хищениями и преследованием Сергея, представляют большую властную криминальную группу.
Также очевидно, что если бы я молчал, моя жизнь была бы куда проще. Вполне возможно, я мог бы сегодня находиться в России и вести нормальную жизнь.

Но эти люди убили в застенках СИЗО моего молодого коллегу Сергея Магнитского, и с этим просто невозможно смириться любому нормальному человеку.
Я работал вместе с Сергеем более 10 лет. На моих глазах росли его дети. Я и все, кто знал Сергея, испытывали к нему глубокое уважение. Сергей твердо верил в торжество закона. Его вера была непоколебима, даже после жесточайшей несправедливости, проявленной по отношению к нему служителями закона.

Сергей Магнитский изобличил в своих показаниях коррумпированных сотрудников правоохранительных органов и назвал их имена.
В отместку эти чиновники арестовали его, удерживали и истязали в течение почти 12 месяцев, лишая сна, воды, пищи, врачебной помощи и в результате убили его. Любой, кто обвинял их в коррупции, сразу же подвергался нападкам. Чиновники, которые незаконно арестовали Сергея и несут ответственность за его гибель, угрожали арестом и смертью в тюрьме еще шести юристам из четырех разных юридических фирм. В результате, мои коллеги-юристы – талантливые, порядочные люди – были выдраны из своих жизней и выдавлены из России, и все это я продолжаю наблюдать каждый день.

И я вспомнил то, что я раньше говорил своим друзьям.
Я вспомнил, как я говорил им, что проблема в том, что вы не боретесь. Когда я говорил эти слова, я совершенно не предполагал, что я сам однажды окажусь в центре такой неимоверной борьбы за справедливость в России. Это изначально не было моим личным выбором, просто так произошло. Я вспомнил о том, что я говорил о необходимости противостоять коррупции. Я думал о Сергее, которого удерживали под стражей в нечеловеческих условиях, я видел моих коллег, чьи жизни оказались поставлены под угрозу. Я наблюдал за чиновниками, которые в итоге убили Сергея и разбогатели. Я чувствовал, что Россия — это мой дом и что страна потерялась из-за этих воров в форме, новой правоохранительной мафии, и мое убеждение, что люди должны бороться с ними, окрепло.

Я совершенно не хотел быть одним из тех, кто борется за справедливость.
Кто в здравом рассудке захочет рисковать своей свободой и жизнью? Кто в здравом рассудке предпримет действия, которые могут привести и в итоге привели к тому, что те же коррумпированные чиновники вынудили меня покинуть страну? Я не хотел принимать участие в этой ужасной борьбе, которая привела к эмиграции моих коллег и которая в итоге забрала жизнь Сергея. Но Россия была моим домом и, учитывая мои убеждения, я просто не мог взять и замолчать, пока моих друзей заключали под стражу и выгоняли из страны, даже если бы моя неспособность замолчать повлекла бы за собой проблемы. Я сделал свой выбор.

Таким образом, я принял решение бороться с этими коррумпированными чиновниками вовсе не потому, что я не понимаю Россию, а потому что я хочу бороться за своего коллегу, которого замучили в СИЗО, за своих друзей, которые вынуждены были спасаться и бежать из родной и любимой страны.
Это решение человека, оказавшегося в совершенно жуткой ситуации. Я просто не могу молчать в обмен на спокойную жизнь. Борьба должна начаться в какой-то момент. Ее начал Сергей. Теперь моя очередь.

Это достаточно страшная ситуация.
Моим коллегам угрожают тюрьмой, а после того, как вышел первый фильм о многомиллионном состоянии изобличенного Сергеем подполковника МВД Кузнецова, начали угрожать смертью. Мои родственники и друзья боятся за меня. Все, что я могу сказать, – это то, что я слишком зол, чтобы бояться. То, что сделал Сергей, лучше всего описал один из моих коллег: «Сергей жил как настоящий мужчина и погиб как настоящий мужчина. Он жил и поступал по совести». Жизнь коротка, и живем мы только раз, и я остаюсь верен своему выбору.

Когда Сергей находился в СИЗО, я подавал одну за другой жалобы до тех пор, пока, наконец, чиновники, арестовавшие Сергея, не дали мне понять, что я – следующий в их списке, в отношении которого будет начато уголовное дело и затем последует арест.
Хотя я был удивлен тем способом, каким они решили преследовать меня, ни я, ни мои коллеги не удивились самому факту такого преследования. В конце концов, эти чиновники на тот момент уже атаковали шесть моих коллег-юристов, пять из которых были за границей и Сергей был арестован, и я говорил, что эти чиновники являются преступниками. Это становилось просто вопросом времени, когда они придут за мной.

Однако как я прямо сказал в своем выступлении по телевидению после того, как я был вынужден на время уехать из России, я не оставил борьбу и намерен продолжать ее, чтобы добиться правосудия в отношении Сергея и показать всем, кто эти чиновники, причастные к его убийству и сколько денег они на этом заработали.

Сегодня у меня нет желания абстрактно рассуждать на тему коррупции, я также не участвую в какой-то общей кампании с целью изменить Россию.
Это работа Медведева и я надеюсь, что в этом российские граждане его поддержат. Сергей был за то, чтобы Россия изменилась к лучшему и мои коллеги желают того же. Что касается меня, я просто хочу разоблачить несколько лиц, большинство из которых носит форму. Я хочу показать каждому из вас, какой роскошный образ жизни они ведут на официальное жалование и чем на самом деле могут объясняться их баснословные доходы.

Я хочу, чтобы их друзья, считающие их благородными и успешными людьми, знали, каким образом они зарабатывают деньги.
Посмотрите новый ролик об обнаруженных активах еще одного изобличенного Сергеем Магнитским сотрудника МВД, майора Карпова «Каста неприкасаемых. Часть 2.



Прочитайте мои жалобы с просьбой проверить источники обогащения семьи майора Карпова после хищения 5,4 миллиардов рублей бюджетных средств.

Я хочу, чтобы друзья Карпова, Кузнецова и других чиновников из МВД знали, каким способом они зарабатывают на роскошную жизнь.
Я хочу, чтобы друзья и знакомые коррумпированных чиновников думали о Сергее каждый раз, когда они будут видеть их обагренные кровью богатства.

Любому понятно, что было бы неправдоподобно предположить, что эти чиновники просто так разбогатели на своей зарплате государственных служащих.
Но в то же время, слова «коррупция» и «злоупотребление должностным положением» не звучат настолько страшно, пока человек не ассоциирует их с их реальными жертвами. В данном случае жертвами этих коррупционеров в милицейской форме стали Сергей, его малолетние дети, его жена, мама. Их жертвами стали юристы-коллеги Сергея, также подвергнутые преследованиям.

Я хочу, чтобы конкретные коррумпированные чиновники, которые разбогатели, преследуя и убивая людей, испытывали чувство стыда перед своими семьями и друзьями.
Я хочу, чтобы везде их встречали позор и людское презрение, чтобы они рассматривались как международные изгои, чтобы они не могли ездить по миру и хранить свои деньги за границей. В конце концов, я хочу, чтобы российское правительство расследовало их деятельность и привлекло их к ответственности. Я хочу, чтобы они испытали на себе те же камеры, в которые они охотно отправляли невинных людей. Разве это просто мечта? Я думаю, что нет. Я попытаюсь сделать все, что в моих силах, чтобы предать гласности их деяния.

Единственное, о чем я еще хотел сказать, это об огромной поддержке, поступающей от многих людей из России и из разных стран – людей, которые никогда не знали Сергея, но которые были взволнованы и возмущены его гибелью.
Эта поддержка дает мне силы продолжать то, что я начал. Сейчас уже по всему миру люди начали независимо от меня бороться за то, чтобы в отношении Сергея восторжествовала справедливость, и я знаю, что таких людей очень много и их деятельность приносит плоды.

Таким образом, речь идет о личном выборе каждого.
Здесь нет какого-то неправильного понимания России. Я прекрасно понимаю, что коррупция в России – это застарелая проблема. Я знаю, что зло часто торжествует, и что любой человек, как Сергей, может быть в любой момент арестован коррумпированными чиновниками, и безвинные люди могут быть посажены в тюрьму. Я понимаю, что таких людей, как я и мои коллеги, будут продолжать преследовать и поэтому сейчас мы вынуждены быть в эмиграции. Но я также уверен, что в силах каждого бороться с этой несправедливостью, и перемены настанут тогда, когда над этими оборотнями в погонах начнутся судебные процессы.

Я не знаю, можно ли победить в борьбе с коррумпированными российскими чиновниками и их криминальными сообщниками, которые убили Сергея и обворовали собственную казну, но я и мои коллеги сделаем все возможное, чтобы об их преступлениях знал в подробностях весь мир.

Я надеюсь, что сейчас мои цели ясны.
Пожелайте нам удачи и оставайтесь с нами. Я постараюсь чаще размещать свои статьи и больше рассказывать вам о своих повседневных мыслях и впечатлениях на разные темы. Я буду продолжать информировать вас о развитии нашей борьбы с убийцами Сергея Магнитского и делать это по мере того, как будут происходить события. Я рад возможности получать от каждого из вас комментарии и делиться с вами своими мыслями.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире