Почему власть носится с религиозными проблемами как «с писаной торбой», вместо того, чтобы пытаться реально решать массу назревших социальных и экономических задач?

Такой вопрос не мог не возникнуть после недавнего заявления Путина по поводу «активизации религиозных радикалов самых разных мастей и в самых разных конфессиях». Казалось бы, проблема радикализма на религиозной почве может решаться в светском государстве в контексте законоприменения, где закон предусматривает правовые способы пресечения опасных для общества явлений и деяний. Так, за чем же дело стало?

Проявления религиозного радикализма в крайних формах, как известно, чреваты большими неприятностями. Россияне столкнулись уже с религиозно-мотивированными беспорядками и терактами. Но само по себе явление возникло у нас не на пустом месте, а вызвано искусственным способом посредством введения религии в светское правовое и административное поле. Проще говоря, изначальной причиной появления проблемы религиозного радикализма, принимающего все более опасные формы, стало однажды принятое властью благое на взгляд профанов решение использовать в качестве идеологической опоры государства церковь.

Властные авансы, а затем и преференции в адрес Русской православной церкви Московского патриархата стали стимулом для появления претензий и со стороны других религиозных организаций. Последователи других религий – в первую очередь, мусульмане и протестанты, политически активизировались вслед за православными, и религиозный фактор напрямую стал использоваться в политике. Вот тогда и заявил о себе поначалу деликатно радикализм, мотивированный религиозными аргументами, который приняли на вооружение уже сами религиозные сообщества в качестве эксклюзивного политического инструмента..

Если вернуться к сегодняшнему состоянию проблемы такого радикализма, то решение ее на первый взгляд выглядит довольно простым. Для этого достаточно исключить понятие «религиозный» из всех сфер, в которых присутствуют системные нарушения закона, что сделает эти нарушения очевидными. Ведь, религиозный радикализм – это всего-навсего религиозные обоснования неправовой (экстремистской) активности, и в современной России такое явление наблюдается в очень широком спектре. Это и антиконституционное внедрение обучения религии в школы и ВУЗы, и использование культовой мотивации при вынесении судебных решений, и безнаказанные хулиганства околоцерковных группировок в отношении светских мероприятий, и участие религиозных лидеров в государственных совещаниях и т.д.  – одним словом, все то, что входит в процесс клерикализации светского государства. Венчают же пирамиду крайние формы религиозного радикализма, выраженные, как известно, в террористических и иных актах с применением прямого насилия. Если прибегнуть к аналогии, то проявления религиозного радикализма располагаются в том же широком диапазоне, который в банальном воровстве, например, разделяет бомжа, укравшего курицу в магазине и организатора вывода бюджетных миллиардов в оффшор.

Поэтому, нынешнее положение власти в стране в этом отношении выглядит весьма незавидным. Открыв «ящик Пандоры» принятием на вооружение тоталитарной религиозной идеологии «традиционного православия» и проявив полную лояльность клерикализации светской страны, политическое руководство сделало себя заложником религиозного фактора, который в условиях многоконфессиональной России продолжает набирать вес.

Вот и получается, что то «простое» – то есть, правовое решение проблемы крайних форм религиозного радикализма, «аргументами» которого становятся взрывы бомб и насилие, — видится уже лишь теоретическим. Оно оказывается недосягаемым для власти, потому что источник проблемы — в ее собственном альянсе с клерикальной структурой РПЦ МП, где все громче звучащие претензии других религиозных институций -  всего лишь логичное развитие процесса, неучтенное политиками, несмотря на  заведомую очевидность.

Так что, в ответ на любую попытку нынешней светской администрации действительно применить правовые нормы в отношении религиозного радикализма, власть ожидал бы жесткий и вполне обоснованный шантаж. Испытав сладость политического влияния, религиозные структуры будут теперь бороться за поддержание и усугубление этого состояния так же отчаянно, как борются за то же самое и структуры светской власти.

Возможно, что на другой чаше весов окажется Россия со всеми ее народами и перспективами, но в этом смысле их цель тех и других «радикалов» едина…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире