Вот ведь молодцы японцы – перенимают у мира все лучшее и делают конфетку!
Или может так — безбожно тырят идеи и традиции со всех честных народов и выдают их почти за свои…

Правдой будет и то и другое, но возмущаться не спешу, ибо для меня – скромного обывателя – в результате их (японцев) активности жизнь становится чуточку краше и приятней.

Захожу давеча в «супермаг» за своим всегдашним творогом и, не сделав и пяти шагов, понимаю, что поход сей может закончится непредвиденными расходами.

И ладно бы настаивали на покупке, скажем, сметаны или меда – было бы и «в тему» к творогу, и вкусно в итоге.

Так нет – ажиотаж происходит вокруг нового урожая молодого французского вина.
Праздник «Божоле нуво» оказывается…

То есть понятно – во Франции самое простое и дешёвое вино нового урожая выдалось неплохим и народ слегка празднует это по-своему замечательное событие – весь год гарантировано присутствие хорошего доступного вина на обеденных и прочих столах.

Но при чём тут японцы и мой отнюдь не «элитный», хоть и очень неплохой универсам?

В общем-то ни при чём – и вино не местное и универсаму особо не перепадает (бутылка импортного напитка стоит 7-10 долларов).
А вот поди ж ты – каждый год 19 ноября японцы вместе со всеми винопочитателями Европы празднуют появление нового урожая самого простого вина.

«Бодзёрэ нубо» понимаешь… так звучит это по-японски.

Бокал простого и дешевого, но весьма добротного вина настроил на положительный лад и я решил прогуляться по ближайшим городским окрестностям – в этот период года глаз радуют выставленные перед магазинами и внутри оных ярко наряженные ёлки – Кристмас трииз, знаете ли… (Christmas trees).

Точно!
На носу-то Рождество! Однако причём здесь Япония?..
Не помню, чтобы эта страна обьявила себя христианской, хотя ко всем религиям здесь относятся весьма равноценно, если не сказать равнодушно. Но в том-то и «фикус-пикус» – религии, традиции или обычаи иноземных народов здесь принимаются в эстетическом и практическом плане – берём то, что красиво и не вдаёмся в дебри самого учения или слишком скрытых смыслов тех или иных обрядов.

Рождество – яркий тому пример: идея его празднования универсальна и близка людям любой конфессии – мы все когда–то были рождены, а сопровождающие его хлопоты с подарками родным и любимым, как и соответствующие церковные церемонии есть для японцев настолько красивыми и яркими приложениями, что не перенять эту, хоть и поверхностную, сторону христианства они не могли.

В итоге – уже с середины ноября Япония наряжается в красно-золотистые цвета Рождества, общественные места блещут новогодним убранством, а улицы сверкают еще ярче от праздничной иллюминации.
Лепота! И длится это, в отличие от наших – даром, что, в основном, христианских просторов — больше месяца. Весь этот внешний лоск, хоть и обходится в йену, но одаривает граждан хорошим настроением и добрыми мыслями, которые, в свою очередь, сопровождаются порывами купить еще чего-нибудь вкусненького или новенького.

Порывы эти очень приветствуются забавными продавцами, которые по торжеству окутаны в одежи Деда Мороза или даже северных оленей…
А отряды вездесущих японских мотоциклистов-развозчиков почты или всяких вкусностей, объезжающие город в тех же красных облачениях Санта Клаусов – картина, по умилению не уступающая изображению двух сердец на почти каждой вашей покупке в этот период (не «заморачиваясь» на изначальном аспекте, японцы придали Рождеству флёр романтики и любви и используют этот день для начинаний отношений с самыми желанными, подтверждения серьезности намерений и даже предложений руки и сердца. Соответственно, вечер 24 декабря наполнен не столько запахом запечённого гуся или ладана, сколько ароматом кремовых тортов и воска от свеч на свиданиях).

Опять же – и гражданам приятно, и экономике – ощутимое оживление.

Капиталистический круговорот в природе, понимаете ли…
Мери Курисумасу-то бишь!

Следующим за Рождеством «общенациональным» праздником такого же плана будет… День Святого Валентина.
И какая разница –кто был (и был ли вообще) тот Валентин, главное – красота идеи обьединения влюбленных и, конечно, использование её (идеи) в практическом плане. Этот день – Эверест годичных продаж для производителей шоколадных сладостей.

И сама идея, и «завязанный» на неё сладкий бизнес пришлись здесь настолько по вкусу, что японцы, в своих лучших традициях, это дело развили дальше – День Валентина продвигался как день влюбленных девушек, которые, соответственно, и должны одаривать своих избранников шоколадом, лучше – горьким и черным, т.е. настоящим.

А ответ со стороны юношей будет через месяц – 14 марта, который, вследствие огромных рекламных вложений, получил среди японцев название Белый день (этот цвет ассоциируется у японцев с красотой).
Теперь уже сильная половина страны сдабривает своих пассий шоколадом, причём, как вы уже догадались, белым.

Вот вам и красота, и находчивость, и выгода в одном флаконе – всегда стеснительные и не особо открытые японцы имеют целых 2 дня для передачи своих чувств без столь трудных слов и эмоций, а бизнес получает в два раза больше прибыли в сравнении с их визави с Запада, который, между прочим, был и главным театром действия этой истории и зачинателем самой шоколадной традиции.

Полный Хаппи Барентайн! (как говорят японцы).

Вспомнился давнишний разговор с автодилером, который, завидев мой интерес к небольшому Роверу, стал его всячески расхваливать, при этом несколько раз подчеркнув, что двигатель у красавицы от компании Хонда, поэтому машина будет рвать дорогу аки зверь.

Мол, хоть машины и придуманы где-то у вас в америках и англиях, да только далеко ли бы вы уехали без наших доработок?

И ведь, отхлебнув французского «бодзёрэ» и окинув взглядом украшенную на христианское Рождество ёлку в японском «супермаге», ничего не возразишь-то по сути…









Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире