В  лентах новостей в последние дни мелькает информация о начале суда над похитителем картины Куинджи «Ай-Петри. Крым» из Третьяковки. Высокое искусство в редком сочетании с уголовным кодексом родило настроение поговорить о важном. Культуре и «околокультурном».

Нет-нет, тут не будет никаких аллюзий и символических параллелей про Крым. Тем более, моя позиция по Крыму озвучена не раз. Речь не об этом. 

Сюжетная линия, связанная с похищением картины «Ай-Петри. Крым», хоть и не нова, а все-таки  достаточно необычна. 27 января этого года молодой человек в черном выносит прямо с выставки из зала Третьяковки картину знаменитого пейзажиста. Чем повергает в шок не только интеллигенцию и правоохранительные органы, но и широкий круг обывателей, видавших такое лишь в советском фильме «Старики-разбойники». 

Продвинутые сетевые пользователи даже заподозрили в этом перформансе рекламный ход организаторов выставки. Мол, руководство музея использует все методы для привлечения посетителей и окультуривания масс. Но нет. Это не было домашней заготовкой организаторов. Пиарщики до сих пор сокрушаются — такой кейс пропал… 

К  чести полиции, картина Куинджи вернулась в течение суток. Но вернулось ли к чиновникам от культуры и их высочайшим кураторам понимание того, что сложившаяся ситуация – это даже не намек на системный кризис, это крик. Крик о  помощи.

Обвиняемый в совершении этого преступления Денис Чуприков, кстати, свою вину признал и  извинился перед всеми россиянами. Не пора ли и власти, следуя его примеру, извиниться перед россиянами за то, что так мало оно печется о российской культуре? 

Беспомощность в которую поставлена и культура, и образование, работники которых так удивляют президента на «прямой линии» рассказами о зарплатах в 10 тысяч рублей, еще более очевидна на фоне того как российская власть продолжает экономические эксперименты над своим народом и бравирует военной мощью на бумаге и в телевизоре. 

Как очевидно и то, что великой стране сегодня не до музеев. Их залы – из любви к искусству – надежно охраняют пенсионерки. Доблестная Росгвардия, к слову, имела лишь один пост на входе в том корпусе Третьяковки, где проходила выставка. На службе искусства был один сотрудник, и один металлоискатель. Оба – на входе. 

И  даже предыдущее происшествие с «ножевым ранением» картины Репина «Иван Грозный и сын его Иван» не привело к серьезным результатам. Картины на выставке Куинджи экспонировались без охранной сигнализации: приходи, бери что хочешь, хоть в  черном, хоть «на лабутенах».

С  большим уважением отношусь к работникам культуры, подвижникам от просвещения. Предъявлять претензии людям, работающим в нищенских условиях, по меньшей мере негуманно. 

На  проблемы нужно смотреть шире, а прогнившее дерево монопольной политической системы в России – срочно пилить. Думаете, что в современной России сложно провести честные выборы всех уровней, сформировать новые органы власти всех уровней, запустить экономические реформы и спасти наконец и культуру, и  российское образование? 
Да, тут нужна очевидная смелость. Но она у нашего народа есть. Да посмотрите хоть на Дениса Чуприкова…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире