isaevnik

Никита Исаев

11 февраля 2019

F

Завтра Конгресс США, вышедший с рождественско-новогодних каникул (дольше чем у нас, лентяи) и своего бесконечного «Shutdown», начинает рассматривать те самые, давно анонсированные, санкции к России.

Вместе с нами в нашем пакете (не Яровой) рассматриваются Венесуэла и Иран. Хорошая компания. Главное — в них можно быть уверенными. Ну и лишний раз убеждаемся в том, что США работают по контуру, ранее именовавшемуся как «ось зла»: КНДР, Венесуэла, Иран и Россия. Именно в этой последовательности уже закрываются мишени, как в биатлоне.

Объединяет три из четырех этих стран (за исключением КНДР) экономическая и политическая авторитарная неконкурентная система, что всегда приводит к стопроцентному результату достижения цели. Есть среди пакета и две ядерные державы. Опыт СССР показывает, что никому это не мешает. Одна страна уже с почти закрытой мишенью — КНДР. В феврале Трамп нанесёт туда визит для фиксации получения права на Нобелевскую Премию Мира. Ещё одна, Венесуэла, скоро закрывается, несмотря на гарантии (а я думаю лишь торг за деньги) от России и Китая. Ситуация по Ирану — протестирована в январе прошлого года — режим Аятолл, с учётом «победы» США над всеми террористами на Ближнем Востоке, так себе режим.

По дороге у США работа по вечно строптивому Евросоюзу, всё пытающегося выторговать для себя хоть какие-то преференции в новом миропорядке 21 века в новом союзе с США. Пока выходит не самым удачным образом. Основное оружие Европы — шантаж США «договорняком» с Китаем. Но и согласия на этот счёт у 27/28 стран не имеется, да и яйца тут крутые нужны, чтобы играть эту партию серьёзно. Всё же, с США как-то привычно и предсказуемо.

Впереди у США после Ирана (или параллельно) — Россия. В гонку вооружений нас благополучно под наши же аплодисменты втянули на днях. Крым после пяти лет 97%-го консенсуса внутри страны уже работает слабо, а снаружи уже начинает выходить в жёсткую международную повестку: настаивал и продолжаю настаивать на том, что история с полуостровом – часть договорённости по нему с США… и петля для нас. Санкции, рассматривающиеся Конгрессом по России, уже не про физических лиц олигархического свойства (привет Олег Дерипаска и Ко), а давление на российскую экономику в целом. Запрет на вложения в российский госдолг, запрет на долларовые операции, установление торгового эмбарго и прочее так себе.

А далее у них по плану поход на Восток. Это будет славная охота. Охотиться под руководством «коллективного Запада» руками с луком, стрелами и дубинами («булавами» или как там ещё ракеты называли?) будем мы с вами. Ну уж точно одна из наших частей.

Россия – щедрая душа. Особенной щедростью мы отличаемся в последнее время в геополитических перипетиях. Как мы относимся, например, к Венесуэле и Николасу Мудуро, который сейчас отчаянно бьётся за ускользающую власть? Да как к бездонной бочке – в неё можно забрасывать горы денег, которые там растворятся почти без следа. Россия со средины нулевых выдала Каракасу не менее 17 млрд долларов в виде кредитов. А недавно у нас даже подготовили для Мадуро план по выходу из кризиса, и отправляли в Венесуэлу специалистов из Минфина. 

Поэтому не удивительно, что официальная Москва весьма удручена свержением очередного верного «януковича». К сожалению, наша власть (возможно, что и несознательно) упорно не хочет учитывать свои «инвестиционно-кредитные» ошибки пятилетней давности, совершённые в Украине. Киев отдал нам своего экс-президента и группу его соратников по «Межигорью», а вот 3 млрд. долларов долга благополучно оставил при себе. Некая туманная политическая выгода может и есть от того, что мы приютили беглеца из соседнего государства, но она уж точно никак не эквивалентна вполне реальным и ощутимым 3 млрд. долларов, которые были потрачены на поддержку маргинальных политических режимов. 

Теперь вслед за Украиной наши дипломаты «проигрывают» Венесуэлу – страну, которая обладает крупнейшим в мире запасом разведанной нефти и огромным потенциалом в газодобыче. Переход такого сильного инструмента формирования сырьевого рынка в руки США даёт почти полный карт-бланш американцам. И этот факт вновь выводит на первый план проблему зависимости России от экспорта углеводороов, и проблему удержания Россией своих союзников. Сейчас у нас, увы, есть только один вариант иметь друзей – щедро им платить. Но без нашей «чековой книжки» Россия не способна проводить свою международную политику. 

Сегодняшний «хеппи-энд» Николаса Мадуро был ожидаем. Лично мне это было понятно ещё задолго до нынешних событий. Особого дара предсказателя здесь не требуется: иначе и быть не могло в богатейшей стране, где народ доведён до голодных бунтов. И сегодня это не просто проигрыш президента Венесуэлы, это ещё и наш, российский геополитический и геоэкономический проигрыш. Всё-таки, «мы в ответе за тех, кого приручили», и от этого никуда не деться. 

Венесуэлу уже не вернуть – этот факт стоит принять и сконцентрировать всё своё внимание на других близких (морально и экономически) нам государствах, которые ещё улыбаются при упоминании России, хоть и делают это всё более натянуто, неприкрыто косясь то на Европу, то на Китай. Приевшийся сценарий «потери друзей» с украинским и венесуэльским сюжетами пора положить на полку. Иначе, если продолжить штамповать такие подходы, то потеряем самых близких и верных друзей, включая даже Беларусь. 

В Стамбуле после торжественного богослужения в соборе Святого Георгия митрополиту Киевскому и всея Украины Православной церкви Украины Епифанию Вселенский Патриарх Варфоломей вручил томос. То есть, грамоту об автокефалии.

Томос Украине — это очередная наша, российская, потеря. Православная церковь тоже была частью нашего суверенитета. Весьма важной и весомой частью. Многовековой и краеугольной. И это не преувеличение. Теперь же её нет. Почему?

Потому, что один из двух самых уважаемых общественных институтов в России – церковь — стремительно теряет свой авторитет. Причина — дискредитированные в глазах народа начальники, сверкающие часами Breguet, тряпками от Louis Vuitton, рассекающие на яхтах и в дорогих машинах с мигалками, которые считают, что могут самостоятельно решать, как нам общаться с нашими братьями, не спросив мнения людей. Не слишком ли много они на себя взяли?

  Ответ напрашивается сам собой, стоит лишь взглянуть на результат. Даже два результата. Во-первых, этим символическим предрождественским жестом завершился многолетний процесс создания Независимой украинской православной церкви. Томос был подписан накануне Варфоломеем в присутствии членов делегации, прибывшей из Украины. А во-вторых, накануне в преддверии процедуры подписания, президент Украины Петр Порошенко провел встречу с президентом Турции при закрытых дверях. Вроде рядовое событие, но сам факт был продемонстрирован миру совместным фото президентов и их жен, что, по замыслу, объясняет торжественность и незаурядность этого исторического момента для двух государств. На минуточку — одно из них (Турция) — наш союзник.

 

Драматическая эпопея с получением украинской православной церковью автокефалии стремительно завершилась. По сути, с нуля, и всего за полгода, были проведены абсолютно все необходимые процедуры, дабы в будущем ни у кого не возникло вопросов о правомерности такого шага Варфоломеем. Придраться к юридической стороне вопроса или к бюрократическим процессам вряд ли получится: Вселенский Патриарх, курировавший данный процесс, когда учился в Папском Восточном институте, защищал диссертацию по теме «каноническое право Православной Церкви». А в высших учебных заведениях Швейцарии и Мюнхена он продолжил специализироваться в области церковного законодательства. Дело он знает. Поэтому произошедшее, конечно, может вызывать у российского клира, наших гражданских и всяких прочих квасных пропагандистов обиду, ярость и злобу, но весомых аргументов против автокефалии у них нет.  

И, конечно, если называть вещи своими именами, томос — это чисто политическое решение. Одно из сотен подобных решений, которые случались в истории стран и народов со времён появления религии.

  Религия стала инструментом, благодаря которому возникали государства, войны, династии. Благодаря религии создавались военно-политические союзы, которые перекраивали карты Европы и мира. Карл Великий, например, огнем и мечем насаждал веру, дабы получить папскую благодать на воссоздание им Римской империи. Генрих VIII подчинил себе церковь, дабы иметь возможность развестись с ненавистной ему женой. Так появилась англиканская церковь. Генрих Наварский несколько раз переходил из католицизма в протестантизм в угоду политической целесообразности, чтобы, в конце концов, таки произнести: «Париж стоит мессы». Кардинал Ришелье — ревностный католик, в Тридцатилетнюю войну поддержал протестантов, преследуя государственные интересы Франции. Большевики, начавшие свое правление с антирелигиозных и антицерковных инициатив и декретов, опираясь на удобных им «обновленцев», уже в 1943 году вынуждены были вернуться к истокам традиционной РПЦ.

  Очевидно, что процесс перехода епархий и приходов под юрисдикцию новой каноничной автокефальной церкви в Украине (ПЦУ) будет постепенным, массового бегства в новую «юрисдикцию» в первое время не будет. Однако в перспективе влияние РПЦ в Украине существенно уменьшится. Конфликт между Россией и Россией, безрезультатная и недальновидная позиция иерархов РПЦ этому только способствуют.

ПЦУ одна не останется, она постепенно будет признаваться сестринскими поместными церквями. Весу и легитимности новосозданной украинской церкви может добавить вхождение в ее лоно греко-католиков. Такой вариант сейчас уже начал обсуждаться, причем на уровне высшего клира самих униатов. И для России это не несет ничего хорошего. В таком случае РПЦ имеет немалый шанс превратиться в маргинальную часть православного мира.  

Для России случившееся — безусловное поражение. Причем, как скрепно-духовное, так и геополитическое. Миллионы украинцев получат новую трактовку действительности, которая будет нивелировать значение Москвы и России в их историческом прошлом, настоящем и будущем.

  А если сегодняшним московский клир продолжит бесперспективный конфликт с Фанаром, то образ Москвы как врага для украинских мирян будет усиливаться. На международной арене, для России создан прецедент, который сводит на нет всю нашу «мягкую силу». Так почему бы новым сильным игрокам не начать расшатывать плотность рядов служителей культа, например, в той же Беларуси? Там ведь тоже может неожиданно возникнуть вопрос, почему ими управляет иерарх из Рязани, а не, к примеру, из Гомеля, и, что они исторически относились к Киевской митрополии. Было это давно, но в политических войнах любые факты хороши.  

  Украина открыла для себя новый вектор интеграции. Если с западным разворотом Киева Москва очень болезненно, но все-таки свыкается, то возникновение южного интеграционного направления на почве религии в Украине для российских стратегов станет очень неприятной неожиданностью. Всё происходящее сейчас имеет вековой масштаб, и оценивать происходящее нужно соответствующе.

  Поэтому стоит адекватно, без истерик, воспринимать новую действительность, и официально признать каноническую автокефальную поместную православную церковь в Украине, и принять ее в свои ряды сестринских церквей.

  Можно гордо пойти на принцип и продолжать гнуть свою линию, убеждая всех, что только наши церковные чиновники, купающиеся в богатстве, с их подчиненными, смело разъезжающими пьяными за рулем машин, могут дать всем православным людям то, что им нужно. Но это бесперспективный путь, который только усугубит ситуацию, и окончательно отбросит Россию на мировые задворки.     

Управление по контролю за иностранными активами (OFAC– подразделение Министерства финансов США) рекомендовало Конгрессу новый список российских граждан, подпадающих под санкции. Там также есть предложение снять санкции с En+ и входящих в него «Русала» и «ЕвроСибЭнерго» Дерипаски в течение 30 дней. Но не всё так просто: никто не собирается «прощать» Дерипаску. Детали сделки компаний Дерипаски по окончательному выходу из-под санкций США скорее наводят на мысль о безысходной капитуляции российской стороны, которой позволили поприсутствовать на тучных «пастбищах» американского рынка под «белым олимпийским флагом».

Мировой жандарм (США) оказался склонен не к глобальной справедливости, а к обычному рэкету и шантажу. Американцы оказались убедительными циниками, формирующими выгодную им действительность. Как известно, сейчас «политическая» часть санкций против России реализуется Госдепартаментом, финансовая — офисом OFAC. Управление всего за полгода, уронив капитализацию бизнеса российского олигарха (En+ после объявления санкций в апреле подешевела почти на 275 мрлд. рублей) на переговорах с деморализованным владельцем смогло взять под контроль его предприятия по принципу Бориса Березовского, который предпочитал покупать не активы, а их руководство. Формально основным владельцем предприятий En+ с долей в 44,95% остаётся Дерипаска. А весь «излишек» Дерипаски уйдет во владение ВТБ, у которого пакет в таком случае вырастет до 24%. Но, советы директоров (то есть вся операционная деятельность компаний), будут подконтрольны большинству акционеров через некую прокладку слепого траста, благодаря которому, независимыми ТОПами станут исключительно граждане США и Великобритании. Дерипаска сможет назначить лишь 4 из 12 директоров в En+ и иметь влияние на 6 из 14-ти вUCRusal.

Некоторые эксперты, которые сделали себе имя всегда говоря «ДА» власти, убеждают «темный» и «дремучий» (как им кажется) российский народ, что это отличный результат для алюминиевого магната, и что такой итог стал результатом кропотливой работы его консультантов и лоббистов в самых высоких кабинетах Вашингтона.  На самом деле, это был вынужденный шаг, продиктованный потребностью власти сберечь социальную стабильность регионов России, где расположены предприятия Дерипаски. Перед глазами региональных и федеральных чиновников маячит остановка работы его заводов (закрытый карельский завод Русала – наглядная демонстрация перспектив), а по всей стране набирает силу в народе протестное движение из-за общего падения уровня жизни и плохой экологии. В такой ситуации допускать еще один очаг возгорания народного недовольства ни в коем случае нельзя: он может оказаться роковым для некоторых «башен» сегодняшней власти. К примеру, Роман Абрамович не стал испытывать судьбу, и слушать экспертный «елей», а заблаговременно занялся реорганизацией своего «ЕВРАЗа», чтобы вывести его из-под потенциального санкционного удара в будущем. 

Исход сделки Дерипаски несет в себе массу рисков как для России, так и для дальнейшего функционирования холдинга En+. Для государства появился реальный риск потери контроля над целыми отраслями экономики. А что касается Дерепаски, то для него резко увеличилась вероятность корпоративного конфликта из-за уменьшения его акционерного пакета. Теперь у него меньше «веских аргументов» в виде акций. Но прежде, чем изменения вступят в силу, эта сделка должна еще получить одобрение Конгресса США.

Основной же фабулой этой истории для российских властей должна стать необходимость осознания реальных перспектив России в противостоянии с Западом. В принятых Минфином США «штрафных» списках находится достаточно лакомых активов, которыми можно жонглировать при переговорах, добиваясь необходимого решения с нашей стороны. И, если Россия не выйдет с новой актуальной переговорной повесткой с Западом, то вслед за «аперитивом» Дерепаски вскоре может последовать и перечень «основных блюд» российской экономики и финансового сектора страны.

         

На хлебозаводе «Черкизово» приостановили работу печи, которую не выключали даже в войну. Могли мы себе представить такие новости мирного времени: в Москве на крупном предприятии, производящем продукцию, которая всегда пользуется спросом, люди 5 месяцев не получают зарплату, и вынуждены объявить голодовку, чтобы добиться возврата долгов? Падают в обмороки, подрывают здоровье, стучатся в закрытые двери и получают лишь равнодушие, но все равно не отступают. Потому что некуда. Хоть и нет войны. И нет, вроде бы, страшных, голодных 90-х, призраками которых нас так любят пугать… Все это происходит сейчас, в гордой и сильной стране, в самом ее центре. В самом благополучном и богатом ее городе. Сотрудники хлебозавода, у которых и так-то зарплата была порядка 20 тыс. рублей в месяц (в столице-то, где средняя номинальная зарплата 77 274 руб. или 67 228 руб. на руки после уплаты налогов), не получают её с августа. И ничего добиться не могут. 

Людей загнали в угол, создав правовой вакуум: руководство предприятия даже не выдавало им справки о задолженностях, соответственно, не с чем идти в суд. Ответ на все претензии сотрудников был предельно краток и прост: не нравится – увольняйтесь. Вот и выключили печь, и начали голодовку в столовой предприятия. А что оставалось делать людям, которым не на что купить еду, содержать семьи, платить по счетам и погашать кредиты?  

Предел отчаянья и ощущения беспомощности и тотальной несправедливости — в одной фразе сотрудницы завода, которая сказала мне, едва сдерживая слезы, когда я пришел к ним: «Я лучше умру здесь, чем уйду с завода». Одного участника голодовки уже госпитализировали в больницу из-за истощения, но и это никого не останавливает. Так и так ведь – голодать. 

Но страшнее всего то, что власти никак не реагировали на эту ситуацию. Какое-то шевеление началось только после того, как нам удалось запустить информационную волну в соцсетях, которая пробила стену в СМИ федерального масштаба. Когда об этом событии узнала вся страна, власти просто не смогли больше делать вид, что всё кругом хорошо. А до этого проблема по устоявшейся привычке успешно игнорировалась.

 Таким образом, власти, все же, «прозрели» и проблему заметили. Но когда перейдут к действиям по ее решению — не понятно. Хотя обязаны были в первый же день отреагировать на эту позорную ситуацию. Тем более, что трёхмесячная задержка зарплаты – это повод для проверки предприятия прокуратурой, да и вообще руководство хлебозавода давно небезгрешно. Такие компании должны стоять на особом учёте и подвергаться постоянному аудиту. Но все сидели, закрыв глаза и уши. 

Хлебозавод «Черкизово» входит в печально известный холдинг ТД «Настюша», директором которого является Игорь Пинкевич, который начал скупать московские хлебозаводы в начале 2000-х годов. Торговый дом «Настюша» на сегодняшний день имеет 8 хлебозаводов, которые производят 60% всего столичного хлеба. Загубить такой бизнес – это нужно постараться. А сейчас у всех этих предприятий имеются огромные долги,  некоторыми уже занимаются судебные приставы.  

Но это лишь вершина айсберга. Торговый дом «Настюша», а в частности Игорь Пинкевич, еще и девелопером стал, начав строительство печально известных жилых комплексов в Царицыно. Но, как это часто бывает, что-то пошло не так. Причём пошло, вероятнее всего, умышленно. Компания набрала кредитов, стройка заморозилась, без квартир и денег остались 6000 дольщиков. И эта история давно уже не новая: реализация проекта началась в 2006, а в 2016-м на Игоря Пинкевича за хищение средств завели уголовное дело и отправили в СИЗО. Люди остались на улице. Теперь очередь дошла и до хлебозаводов.

И весь этот абсурд творится в 2018 году не в отдалённых бедных регионах, а в успешной Москве. Куда смотрели власти и надзорные органы? Не заметить такие проблемы можно только умышленно: предприятие задолжало не только сотрудникам, но еще и не платило налоги, игнорировало счета за газ, есть и пророченные выплаты по кредитам. Всего предприятия «Настюши» задолжали своим сотрудникам порядка 80 млн. рублей. Если власти не уследили за порядком, и сейчас не могут найти виновных, то не урегулировать проблемы с сотрудниками «Черкизово» просто не имеют права. Правительство Москвы должно не только выплатить заработную плату рабочим, но и трудоустроить их на новые места работы. Иначе этот прецедент грозит социальной катастрофой. Конечно, никому не хочется этим заниматься, но за халатность необходимо отвечать. А с руководством предприятия разберётся прокуратура.  

Крайне важно принять решительные меры прямо сейчас: люди боятся, что в новогодние праздники про них просто забудут и их проблемами никто не будет заниматься. Но мы уже увидели, что отказ власти в обратной связи с людьми начинает работать против самой власти.

 

В Украине теперь есть объединенная православная церковь. Главой новой церкви стал митрополит Епифаний из Украинской православной церкви Киевского патриархата. 

Объединительный Собор, прошедший 16 декабря, на котором избрали главу церкви, а также должны были утвердить устав новой церкви, стал предпоследним пунктом в полугодовом «Томос-туре» для Украины. Месяцы растерянности и негодования православных верующих россиян позади: несмотря на надувание щёк и заявления высшего клира РПЦ о том, что Украина – это его каноничная территория, он абсолютно беспомощен и неспособен что-то изменить. И Украинская православная церковь (отделение Московского патриархата) своими запретами на проведение служб архиереями, участвовавшим в Соборе, тоже ничего не изменит. Осталось только последнее действие в этом драматическом спектакле — авторизация Православной церкви Украины (новое название независимой церкви, не путайте с прежней Украинской православной церковью) в канун ближайшего Рождества. Томос в соответствующей обстановке вручит лично в руки Вселенский патриарх. Это уже не просто фантазии: всё идёт именно к такой кульминации.

Весь этот хайп, созданный в интернете и на телевидении ура-патриотами по поводу Объединительного Собора в Софии Киевской, абсолютно ни на что не влияет, а со стороны вообще выглядит ущербно. Вся едкость упреков по отношению к украинцам в том, что они сначала были «не каноничными», а теперь оказались еще и «раскольниками», лишний раз показывает отсутствие понимания и оценки в создании качественной и выигрышной для России политики по отношению к Украине у большинства представителей нашей власти. То, что веками создавалось их предшественниками, превращается на наших глазах в преданье старины глубокой.

Сегодня мы становимся невольными свидетелями создания новой действительности, которая будет фундаментом для взаимоотношений с некогда братской страной на многие десятилетия, если не на века. Недальновидная политика властей привела к тому, что теперь, помимо всего прочего, у нашей западной соседки еще и православие будет отдавать западным образованием и находиться под чуткой опекой материнской церкви Константинополя. Она, кстати, и сама теперь в обиде не осталась, пополнившись живительной силой тысяч новых приходов. 

Лет через десять все эти события, связанные с украинской автокефалией, забудутся, украинская православная церковь будет восприниматься как само собой разумеющейся факт, «шоколадный» президент Украины навсегда впишет свое имя в учебники истории, а новому поколению российских политиков придется выстраивать свои отношения с Киевом на тех осколках, которые им оставят их предшественники. И ходить по этому битому стеклу будет очень неприятно. А придется. Потому что склеивать нужно было «вчера».


Удивителен современный топливный рынок: проблемы с бензином в России, а беспорядки во Франции. Неужели там ситуация настолько хуже, чем у нас, и люди оказались на грани выживания, а бензин стал главной ценностью, как в «Безумном Максе»? Ситуации в России и Франции похожи только на первый взгляд. Их объединяет лишь то, что возникли они на фоне цен на бензин. А вот дальше – одни отличия, и результат в итоге тоже будет разный. Во Франции в прошлую субботу на демонстрации вышли порядка 100 тыс. человек, полиция вынуждена была применять водомёты и слезоточивый газ. Настоящий бунт! У нас причина для подобного выступления должна быть совсем экстраординарной, например, принудительное закрытие продуктовых магазинов. Но во Франции люди крайне недовольны тем, что цены на бензин должны повыситься на 2,9 евроцента, на дизель — на 6,5 евроцента за литр, примерно на 2 и на 5 рублей соответственно. То есть бензин подорожает на 2%, а дизель на 4,4%. Не уже подорожал, а подорожает в будущем! И не забываем, что Макрон готов пойти на некоторые уступки для людей в обмен повышения цен на топливо. А вот ситуация в России: 2018 год начался средними ценами на 95-й бензин по 41,05 рублей. Сейчас средняя цена – 46,23 рубля. Рост на 12,6%! А вместо компенсаций — повышение НДС, повышение пенсионного возраста, двухэтапная индексация тарифов ЖКУ (зачастую выше уровня инфляции), рост утилизационного сбора на автомобили и прочие радости жизни. Это первое отличие Франции от России. И соглашение о заморозке цен на бензин – чистой воды фейк. Только за последнюю неделю средние цены на бензин по России выросли на 7 копеек. Но это среднее значение – всё равно, что средняя температура по больнице. В Москве и области более-менее ситуация стабильная (Роснефть и вовсе предлагает на своих заправках бензин значительно дешевле других). Чиновники, обитающие в окрестностях Кремля, видят всё это и со спокойной совестью ложатся спать. Но чем дальше – тем хуже. Даже сложилась парадоксальная ситуация: средние цены в Москве сейчас на 43 копейки ниже среднероссийских! А ведь в начале года в Москве бензин стоил в среднем на 66 копеек дороже. Представители крупнейших вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК, это те, которые сами добывают нефть, сами перерабатывают и сами же продают бензин) перешли к тактике вытеснения с рынка независимых АЗС. В ход идут любые способы: нерегулярные поставки на биржу ради создания дефицита и роста биржевых цен, требование 100% предоплаты, приоритет продаж топлива своим же дочерним компаниям и прочие способы, которые формально остаются в рамках закона.  В Ульяновской области цена на бензин марки АИ-92 только запрошлую неделю поднялась с отметки 40,30 рубля до 42,90 рублей. На днях в Амурской области 8 населённых пунктов вообще остались без популярного 92-го бензина. Местные АЗС просто не могут купить бензин на мелкооптовых базах. А ближайшая заправка от, например, пострадавшего города Экимчан находится в 227 километрах. Бензин получает только администрация, больница и полиция.  Есть перебои и в Благовещенске. Вместо 95-ого там предлагают людям покупать редкий и дорогой 101-й бензин, который стоит 69 рублей. Вот это типичный ход в условиях ограничений: если на какой-то товар цена регулируется, то можно предложить потребителю иной товар с похожими потребительскими свойствами, только по любой цене. А дефицит доступного топлива создаст спрос и на дорогое. Ответ на вопрос, почему во Франции люди стараются добиться своего, а в России люди терпят до последнего, кроется в том, что для такого масштабного бунта нужна хорошая организация, которую может обеспечить сильная оппозиция. У нас же такой альтернативной силы нет в принципе. Политическое поле абсолютно высушено, а люди заняты собственным выживанием. Без гарантии результата никто не готов тратить время на разрозненные небольшие демонстрации. Это второе главное отличие Франции от России. И третье – во Франции рост цен инициирован властями и имеет экономическую и социальную подоплёку. У нас же рост цен обусловлен исключительно желанием ВИНКов увеличить свои прибыли (и без того рекордные, кстати, говоря). Слабое правительство вообще не в состоянии как-то урегулировать ситуацию. Максимум – это заключение вице-премьером Козаком показушного соглашения о заморозке цен, чтобы было чем убеждать людей с экранов телевизора. Без него совсем сложно было бы говорить, что чёрное – это белое. А так вот смотрите все: есть бумажка, которая подтверждает заморозку цен и повсеместное обилие бензина. А если кто-то где-то видит иное, значит это мираж. Бумажка не может ошибаться. И ничего не изменится до тех пор, пока доля нефтегазовых поступлений в структуре доходов федерального бюджета не сократится хотя бы в два раза, либо до тех пор, пока ключевые нефтяные компании не будут национализированы. А логичное объяснение росту цен у нас всегда найдут. 


50 долларов за баррель — это реальность. Такой прогноз я уже давал, когда было падение к 65 долларам за баррель. Но вот вчера котировки опускались даже ниже 62 долларов за баррель, внеся на рынок изрядную порцию паники. Не часто нефть разом падает более чем на четверть. В падении цен на нефть не стоит искать традиционные рыночные причины вроде аналогичного падения спроса. Например, экспорт из России находится на прошлогоднем уровне почти без изменений (-0,1%). Так что никаких фундаментальных преград для снижения цен нет. Как и не было их в 2014 году. 


Нефть давно уже стала спекулятивным инструментом, и большинство торгов проходит без поставок. А вот отдельные заявления важных персон влияют не меньше. Самая главная персона на рынке — это президент США. Своими высказываниями Трамп способен двигать котировки в любую сторону. Его слова даже посильнее объемов добычи сланцевой нефти. Он потребовал снижения котировок — он их получил и остался доволен. Даже саудитов поблагодарил. 


И подобная благосклонность к снижению котировок — сигнал к тому, что падение продолжится. Стоит Трампу заявить, что он будет добиваться падения цен до 50 долларов или высказаться относительно необходимости ликвидации ОПЕК, и цены полетят к этим самым 50 долларам. 


А вот наш российский бюджет, вопреки заявлениям чиновников, вовсе не будет сбалансирован при любой цене нефти выше 41,6 долларов (это уровень отсечки доходов по бюджетному правилу). В этом случае не останется нефтегазовых доходов, которые можно направлять в ФНБ, который в следующем году должен вырасти минимум до 7,9 трлн рублей с текущих 5 трлн рублей. Нефть дешевле 65 долларов тут же ломает эти планы. Чиновники откажутся от намерений раздуть ФНБ до рекордных уровней? Нет. Они готовы пожертвовать чем угодно ради создания запасов на «чёрный день» — введения санкций по иранскому сценарию или начала войны. Поэтому скорее примут налог на «тунеядство», чем сократят отчисления в ФНБ. 


Плюс девальвация. Зависимость рубля и нефти сейчас ниже, чем была года 3 назад, но все равно имеется, особенно при снижении нефти. У правительства нет эффективных рычагов отвязывания рубля от нефти при снижении котировок. При росте на рынок выходит Минфин и скупает валюту на нефтегазовые сверхдоходы. Вот и отвязка. Но в обратную сторону так не сделать. Максимум, что в силах Минфина — это не делать ничего, то есть не покупать на рынке валюту. Но Минфин и так уже не первый месяц проводит операции через ЦБ. Нечем поддержать рубль. Банки, испытывающие дефицит валюты в 6,5 млрд долларов, окажут давление на рубль. 


Готовимся к тому, что в новый год будем входить с 75 рублями за доллар.


Два важнейших мероприятия проходят в эти дни в Сингапуре: саммит Россия-АСЕАН и Восточноазиатский форум. На этих площадках президент Путин встретится с премьер-министром Японии Синдзо Абэ, президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином, премьером Госсовета Китая Ли Кэцяном и другими лидерами. Эти форумы являются предтечей будущего саммита АТЕС, в котором солируют одни из основных «скрипок» сегодняшнего миропорядка — Россия, Китай и США


На этих площадках актуализируются важные вопросы для России: проблематика Курильских островов в разрезе наших взаимоотношений с Японией, мега-проект Китая «Один пояс — один путь», и ряд ключевых региональных тем, которые имеют геостратегисческую сердцевину. Речь идет о денуклиаризации Корейского полуострова и выработке дорожной карты решений конфликтов на случай их возникновений в Южно-Китайском море.


Взаимоотношениям Москвы и Токио суждено быть чертовски перспективными в экономическом плане, при абсолютном их пате в военно-политическом аспекте. Недавняя встреча двух президентов закончилась любопытным предложением Путина поставить во главу угла приоритет мирного договора на основе которого, в последствии, можно вести дискуссии на тему Курильских островов. Более того, поставить точку в конфликте который закончился более 70 лет назад, было предложено уже в этом году. Ответом на этот ход уже японской стороной должен и продолжится этот диалог. Итоговых вариантов может быть несколько. От  минимально допустимого — сдачи в аренду островов, до более экономически перспективного — более широкого совместного освоения японской стороной всего дальнего востока России. Но скорее всего, будем довольствоваться пустыми политическими заявлениями, за которыми уже «погребено» 73 года этого спора.


Важным для нас является и китайская цивилизационная инициатива, закамуфлированная экономическим интересом, воскрешающая знаменитый и успешный когда-то Шелковый путь. Конкурентоспособный глобалистский  проект позволит нам занять удобную позицию в геополитическом треугольнике Москва-Пекин-Вашингтон. А его будущие успехи позволят усмирить пыл США в их долларовой экспансии, а вместе с этим усмирением и понизить потенциал американских финансовых карательных инструментов. Более того, за «китайским ледоколом» Россия может более успешно осваивать африканский материк. Мы, в отличии от конкурентов из ЕС и США, не ставим задачи по смене режимов, и у нас нет отрицательного колониального прошлого. Зато у нас есть, как минимум, ВПК и технологии с опытом в работе с мирным атомом. Для начала — вполне достаточно.


В случае удачной кооперации в Африке с Пекином, Москва могла бы поддержать его в выработке четких правил поведения и устранения потенциальных конфликтов в очень важном для Китая регионе — акватории Южно-Китайского моря. Особенно в свете последних обоюдоострых пикировок в этом вопросе между Вашингтоном и Пекином. Особенно, если и другие страны региона заявят об отсутствии потребности в заокеанском рефери в их спорах.


Спавшая скорость денуаклиризации КНДР также позволяет Москве вскочить на подножку казалось бы ушедшего поезда в Сингапур в июне этого года. Но, благодаря внутриполитическим конкурентам президента США — демократам — а, точнее, их СМИ, мир регулярно узнает о том, что северо-корейский лидер не настолько настойчив в упразднении ядерной программы своей страны, как об этом заявляет Трамп. Понимая психологию нынешнего президента США, можно предположить, что этот неудобный для него ракурс, он во чтобы то ни стало попытается изменить. И это, опять же, тоже наше «окно возможностей», которое мы в будущем могли бы конвертировать в нужные для решения.


Одним словом, возможности у нас для декларации своих интересов есть, как есть и площадка для этого, и те, с кем наши интересы на данном этапе могут совпасть. Хотелось бы только, чтобы пазл возможных тактических побед не разбился о реальность надрыва и переоценки собственных сил, как это было в 1917 и 1991 годах прошлого столетия.


Мезанизм сдержек и противовесов политической системы США в очередной раз продемонстрировал свою состоятельность. Имея в руках Белый дом, большинство в Сенате (которое, скорее всего, подтверждается) и в Верховном суде, республиканцы проигрывают на выборах 6 ноября в нижнюю палату Конгресса демократам.

Это была внутренняя повестка голосования. Американцам важно сохранить достойный уровень жизни своих семей, и иметь гарантии своих социальных требований.

Несмотря на то, что международная повестка не была определяющей, но ожидаемая победа демократов в Конгрессе даёт второе дыхание глобалистским элитам старой Европы, Китая и Индии, жаждущим вернуть статус-кво времен Барака Обамы.

У Кремля же, наоборот, противоположное отношение к успеху демократов. Так и не нащупав за два года правильный «код» к «своему» Трампу с его республиканским большинством и в Сенате, и нижней палате, российская власть столкнется с представителями идеи «разорванной в клочья экономики России», которая точно будет обрубать все миролюбивые идеи Трампа на корню — хотя бы из утилитарных политических соображений.

Трамп потерял в своей цене. Теперь его слова не являются гарантией практической их реализации. Более того, любой шаг президента, свойственный его политической логике, может вызывать у демократического большинства Конгресса моментальную реакцию в противовес, в виде своего симметричного шага. К примеру, на потенциальную встречу Трампа и Путина, демократы ответят очередной антироссийской инициативой. Мало будет — подключат Мюллера и Министерство юстиции. В свою очередь, и сам Трамп по теории Дарвина, вынужден будет теперь вести себя куда более покладисто и в соответствии с  реалиями сегодняшнего дня.

В общем, нам гарантирована новая череда санкций. Максимум, на что может рассчитывать сегодняшний Кремль — это на не самые жесткие их вариации.

Мы, очевидно, станем свидетелями улучшений взаимоотношений Вашингтона и Пекина, а также выработки разумного компромисса между США и Евросоюзом. Такие перспективы лишают Москву возможности играть на противоречиях и расчитывать на более благоприятный геополитический ландшафт. Опять показать Вашингтону свою интрижку с Китаем Москва, конечно, может, но американцы прекрасно понимают, что Пекин никогда не покупает сегодня за «дорого» то, что завтра можно будет приобрести с «дисконтом». Для Кремля наступает неприятное время — время «покупателя», а не «продавца».


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире