«Январь 2011-го ознаменовала постановка «Околоноля» на малой сцене МХТ – программная акция Олега Табакова, выбравшего как бы молодого и как бы авангардного режиссера Кирилла Серебренникова для как бы сверхсовременного материала. Главный кремлевский манипулятор, автор сочинения Владислав Сурков, он же Натан Дубовицкий, присутствовал на премьере и был очень доволен. Этот триумф вскоре был конвертирован. Злые языки утверждают, что кто-то (см. выше) нашептал искателю от режиссуры правильный совет: прийти на встречу с президентом Медведевым с готовым проектом нового театра. Именно так Серебренников, широко проповедующий необходимость протестного сознания, и поступил. И обрел театр «Платформа», а к нему финансирование. Учредил Седьмую студию МХТ, объявил ею собственный курс в Школе-студии. Поставил со своими студентами дружно расхваленный спектакль «Отморозки» (по некоторым экспертным оценкам, граничащий с апологией фашизма). И вот студенческий спектакль против всех правил уже выдвинут на «Золотую маску». Театральных «наших» зрителям различить не так-то легко: маек с эмблемами они не носят».

Приведенный выше материал ( www.novayagazeta.ru) театрального обозревателя «Новой газеты» Марины Токаревой вышел в конце прошлого года.
В минувшую пятницу эти самые театральные «наши» получали дипломы. Различить их в толпе выпускников было легко – девять человек с хамски оплеванного критиком курса, в том числе моя дочь Яна, вышли на церемонию с широкими белыми лентами через плечо: «Россия без Путина». По некоторым экспертным оценкам и моим личным наблюдениям, участники помянутого Токаревой молодежного движения придерживались несколько иных взглядов.

Вообще в корпусе критиков сложилось о Серебренникове особое мнение.
Особые экспертные оценки. Главное преступление режиссера состоит, конечно, в скандальной постановке «Околоноля». Некрасиво русскому художнику и вообще интеллигенту сотрудничать с властью. Это большой и отдельный разговор, но когда я слышу экспертную оценку: «После этого поступка Кирилл мне стал просто неинтересен», — я думаю, как безнадежно, катастрофически сузился бы круг «интересных» явлений, если бы эксперты всякий раз поверяли гармонию алгеброй безупречной морали.

Легче всего бежать, как черт от ладана, от любых компромиссов и в результате гробить дело – даже если это дело жизни.

А то, что для Кирилла Серебренникова театр «Седьмая студия» – дело жизни, – поймут со временем многие.
В том числе и эксперты.

Но Бог с ними, с экспертами, сейчас о другом.

Как отец многое зная о жизни курса, четыре года подряд я испытывал, если можно так выразиться, радостную зависть к той атмосфере творчества, любви и свободы, в которую с первых шагов погрузились моя дочь и ее товарищи.
Далекий от рефлексии чеховских интеллигентов (на которых сам Чехов изливал потоки «горечи и злости»), не имеющий – о ужас! – театрального образования выскочка Серебренников оказался тонким, проницательным и отважным педагогом. Свою работу со студентами он сразу строил как театр, и строил он его «поперек трамплина» (поэт Нина Искренко).

В декабре курс практически в полном составе оказался на Болотной, потом на Сахарова.
До этого будущая «Седьмая студия», как на работу, ходила на Триумфальную, отмечались выкормыши конформиста Серебренникова и у Хамовнического суда. По словам ректора школы-студии Анатолия Смелянского, такого курса на его памяти еще не было. На Винзавод, где они играют «Красную ветку», «Героя нашего времени», а также «Отморозков» («апологию фашизма»), ломится театральная Москва.

Почему же критика, вместо того, чтобы радоваться появлению в Москве молодого талантливого (и, кстати, отчетливо нравственного) театрального организма, брызжет ядом?
В истории театра было немало талантливых курсов, где прекрасные педагоги ставили замечательные спектакли. А что потом, как сказал бы Е.А. Евтушенко? Потом молодые актеры разбредались, бились во все двери, подрабатывали Дедморозами, годами играли на выходах…
Или просто спивались.

Зато все по-честному, ура.

Много ли мы знаем выпусков, которые стали театрами?
Таганка, театр Фоменко, курс Додина. Нужны ли комментарии? Нужно ли объяснять, что вызревание курса в блестящий театр – не случайное явление природы?

Дай Бог, чтобы «Седьмая студия» когда-нибудь пополнила этот обидно короткий список.

На торжественной церемонии дипломы выпускникам вручала Лия Ахеджакова, чье гражданское мужество общеизвестно.
Она играла во многих спектаклях Серебренникова. Думаю, что и на эту роль ее пригласили не случайно.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире