10:58 , 05 октября 2011

Силовики мстят Лебедеву. Достал!

Такое уже было.
Только не с Лебедевым, а со мной. 26 ноября 2009 года Кировский районный суд Казани приговорил меня к 1 году 9 месяцам лишения свободы по ч. 1 ст.282 УК РФ «за разжигание социальной розни по отношению к социальной группе представители региональной власти». В книгах, в антикоррупционных расследованиях, публиковавшихся в специальных бюллетенях и Интернете, в своих публичных выступлениях. Но пропагандистках махина сделала свое дело. Даже вполне серьезные издания, не говоря о «желтой прессе» до сих пор пишут, что посадили меня за распространение слухов о смерти Минтимера Шаймиева.
(Последняя волна публикаций прошла совсем не давно. Когда на Кузбассе «похоронили» Амана Тулеева, снова вспомнили меня).

Об Александре Лебедеве сегодня тоже говорят и пишут исключительно в связки с именем Сергея Полонского.
В СКР посчитали, что 16 сентября в студии программы «НТВшники» произошел конфликт Лебедева с Полонским на почве «политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти». И возбудили уголовное дело по п. «б» ч. 1 ст. 213 УК РФ, по которому Лебедеву грозит до пяти лет лишения свободы. Снова дежавю. По «моей» статье – ч. 1 ст.282 УК РФ — максимальный срок наказании 2 года, меня лиши свободы на 1 год и 9 месяцев. Почти по-максимуму. Хотя до самого оглашения приговора никто не верил, что меня осудят к реальному сроку лишения свободы. Все говорили о штрафе или условном сроке. То же самое сегодня говорят о «деле Лебедева». И у меня тревожное предчувствие, что силовики отыграются на нем по-максимому. Потому что дело вовсе не в Полонском, который очень удачно и своевременно «подвернулся». Дело намного серьезнее. Александр Лебедев давно достал силовиков. Прежде всего ФСБ.

Переломной датой, эдаким Рубиконом во взаимоотношениях Лебедева и ФСБ можно считать 2 ноября 2010 года.
Именно в этот день на лебедевский «Национальный резервный банк» произошла рейдерская атака.

Лебедев не раз и говорил и писал о событиях происходивших до 2 ноября 2010 года, в этот день и после этого дня.
Писал, выкладывая сканы официальных документов в своем ЖЖ (alex_lebedev). Так что картину истории конфликта Лебедева с силовиками можно восстановить очень скрупулезно.

Итак, утром 2 ноября 2010 года в здании НРБ появились следователи ГСУ ГУВД по Москве в сопровождении вооруженных бойцов в масках и предъявили Постановление Тверского районного суда об обыске.
Сотрудники банка, как законопослушные граждане, добровольно выдали следователям все, что они потребовали.

Формально обыск был проведен в рамках расследования уголовного дела, возбужденного по факту хищения 450 миллионов рублей в банке «Российский капитал», санацией которого НРБ занималось по поручению Правительства России от 17 октября 2008 года и Решения Совета директоров Банка России от 20 октября 2008 года.

Возбуждения уголовного дела по факту хищений в банке «Российский капитал» несколько месяцев добивалось само НРБ.
Потому что, когда специалисты НРБ начали работу по спасению от банкротства «Российского капитала», очень быстро выяснили, что проблемы у этого банка возникли не только вследствие экономического кризиса. Сотрудниками НРБ было выявлено, что с помощью сомнительных сделок, невозвратных кредитов, фирм-однодневок и офшорных счетов из банка было выведено порядка 5 млрд. рублей. Все схемы вывода активов из «Российского капитала» руководство НРБ обстоятельно изложило в своих письмах в Минфин, Центральный банк, АСВ, Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, ФСБ…

Поэтому 2 ноября 2010 года изъятие сотрудниками милиции документов «Российского капитала», хранившихся в НРБ, было воспринято, как само собой разумеющееся и действительно необходимое для объективного расследования.
Но в НРБ вызвало недоумение, что следователям потребовались и документы, не имеющие никакого отношения к банку «Российский капитал». А именно: копии анкет сотрудников НРБ, содержащие их личные данные; копии векселей НРБ; акты приема-передачи векселей; флеш-карты, диски; переписка НРБ и ЦБ РФ; и огромное количество документов, касающихся работы исключительно НРБ (к слову, подпадающих под действие Федерального Закона «О коммерческой тайне» и выдача которых согласно статьи 6 Закона возможно только по мотивированному требованию, которое в свою очередь «должно быть подписано уполномоченным должностным лицом, содержать указание цели и правового основания затребования информации.

Изъятие документов, не имеющих никакого отношения к расследованию хищения денег в «Российском капитале», как и проведение обысков в головном и дополнительном офисах НРБ, притом, что НРБ сам неоднократно предлагал представить абсолютно все документы санированного банка, Александр Лебедев сотоварищи посчитали незаконным, выходящим за рамками и уголовного дела и полномочий должностных лиц, расследующих уголовное дело.

А визит в банк Константина Михайловича Яковлева, представившегося заместителем директора СВР и предложившего свои услуги по «урегулированию ситуации», не оставил сомнений: НРБ имеет дело с банальной рейдерской атакой.
Правда покровители у рейдеров – не рядовые опера, и даже не начальники РОВД или управлений, а, по всей видимости, высокопоставленные должностные лица российских силовых структур федерального уровня. Только подобное покровительство может хоть как-то объяснить привлечение к рейдерской атаке силовиков и упорное стопорение всех попыток Александра Лебедева и руководства НРБ получить правовую оценку событий, произошедших 2 ноября 2010 года и в последующие дни. (По тому же «заместителю СВР Яковлеву» заявление НРБ о возбуждении уголовного дела по ст.290 УК РФ (Вымогательство взятки) или 159 (Мошенничество) так и осталось без движения).

Анализ событий, происходивших вокруг НРБ, позволил специалистам службы безопасности банка с довольно высокой долей вероятности реконструировать оперативный план рейдеров в погонах:

1. Силовой наезд.

2. Целенаправленное распространение информации среди клиентов банка о том, что у НРБ серьезные проблемы и «рекомендация» — «забрать из банка свои деньги».
Цель – вызвать лавинообразный отток клиентов и затруднение операционного обслуживания хотя бы на несколько часов.

3. Отзыв лицензии. Введение процедуры банкротства. Назначение подконтрольного внешнего управляющего.

4. Вывод активов на оффшоры.

Сегодня можно говорить, что если план дискредитации НРБ и последующего хищения средств банка существовал, то он с треском провалился.
Да отток клиентов произошел, но не катастрофичный. В первые недели после ноябрьского «маски-шоу» клиенты НРБ практически одномоментно сняли со счетов около 1,5 млрд. рублей. Но эта сумма для НРБ была не болезненная. А до реализации пунктов №3 и №4 «плана» дело просто не дошло.

Заказчики и исполнители рейдерской атаки на НРБ не могли не догадываться, что НРБ будет добиваться возмещения убытков, понесенных банком в результате следственных действий, проведенных 2 ноября 2010 года и в последующие дни.
В строгом соответствии со статьями 1069 и 1070 Гражданского кодекса РФ, согласно которых, «вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконной деятельности органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры… возмещается за счет казны Российской Федерации». Речь о сумме около 350 миллионов рублей. Иск именно на эту сумм НРБ и предъявило ФСБ России.

Чтобы хоть как-то оправдать свои незаконные действия, покровители рейдеров инициировали рассылку по региональным управлениям ФСБ ориентировку о сборе компромата на филиалы НРБ, эмиссары рейдеров начали кропотливую работу в правительстве РФ по блокированию проекта заказа 44 новых самолетов Ту-204-СМ авиакомпанией Red Wings, началось стопорение и других проектов, финансируемых НРБ.

Все эти усилия оказались тщетными. Банк продолжал стабильно работать.
И тут «подвернулся» Полонский….

P.S. Когда 29 декабря 2008 года на меня напали два отморозка с битами, расследованием занималась девушка-следователь из райотдела милиции.
Так и не нашли преступников. Несмотря на то, что у милиции был очень подробный фоторобот нападавших, была возможность изъять записи с камер видеонаблюдения, чтобы установить автомобиль, на котором скрылись отморозки. И самое главное. Преступников не нашли, несмотря на то, что усилиями Марины Юденич marina_yudenich расследование дела было взято под личный контроль министра МВД Рашида Нургалиева. Да что преступников. Милиция не смогла найти даже 16-летнего мальчика, сидевшего в будке охранника автостоянки и видевшего, нападавших на меня.

А по «делу Лебедева» проведение дознания полиции не доверили.
Сразу подключились лучшие оперы СКР по Москве. И после этого, еще могут оставаться сомнения, что на Лебедева «поступил заказ»?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире