Сегодняшний день начался шквалом звонков:

— Иосиф Леонидович, вы слышали, что Ольга Бузова…
— не могли бы вы прокомментировать…
— к вам сейчас приедет съемочная группа..
— завтра собираем круглый стол…
— дайте, пожалуйста, интервью….

Осталось дело только за слушаниями в Государственной думе с выходом нового законопроекта и последующим возбуждением уголовного дела…

До меня долетала фамилия Бузова, но кто она и как выглядит я честно, не знал, поскольку в соцсетях я только писатель, а не читатель. Звонившие журналисты объясняли, что эта самая Бузова — такая сякая, ну то есть, совсем не подходит МХАТу, и актрисой театра она быть не может, потому что этого не может быть никогда. И как не стыдно Эдуарду Боякову, что он пользуется такими методами для привлечения внимания. И что это хайп, трэш, троллинг и еще какие-то слова, которых в моем лексиконе нет и, скорее всего, уже не будет. И когда они узнавали, что моя точка зрения не совпадает с их мнением, изумлению не было предела.

Раз моя позиция оказалась столь непопулярной и выпала из общей массы, комментирую.

Был некогда создан МХАТ имени Горького, куда Олег Николаевич Ефремов, слил всех, кто ему не годился. Устроил из этого театра, прямо скажем, отстойник. Его возглавила в прошлом великая актриса Татьяна Васильевна Доронина, которая, скорее всего из чисто амбициозных соображений, решила проявить себя на должности руководителя театра. Хотя ни режиссером, ни продюсером, что особенно важно для художественного руководства театром, никогда не являлась. Не один десяток лет этот театр занимал некую странную нишу, в которой он жил своей непостижимой жизнью. Туда привозили на автобусах организованные группы зрителей, там проходили съезды КПРФ. За эти годы МХТ имени Чехова пережил немало взлетов, МХАТ Горького не предъявил ни одного. И вот появился Эдуард Бояков. Сразу скажу, что пока не видел его спектаклей. Но уже слышу, что отношение к этому театру поменялось, в том числе и в профессиональной среде. Спектакли театра, который при Дорониной, не замечал ни один коллега, стали рекомендовать. И меня это не удивляет. Бояков — человек, создавший «Практику», запустивший «Пасхальный фестиваль», основавший «Золотую Маску», которая при нем реально отражала художественную ситуацию в российском театре, оказался талантливым профессиональным худруком. А главная задача худрука — привлечь людей в театр.

Конечно, можно привлекать зрителей, как это делают в театре Наций, который тоже, кстати, когда-то был филиалом МХАТа. Это способ простой, когда есть много денег: за дорого приглашать выдающихся режиссеров и сценографов мира, дорого платить за рекламу и за дорого продавать билеты платежеспособной публике, которая ходит на модных высокооплачиваемых артистов.

А Бояков делает по-другому. Он всеми возможными способами наполняет огромный театр с многочисленными сценическими площадками и большим залом на 1300 человек. Поэтому там читают стихи, поют советские песни, устраивают фольклорные концерты, читают современные пьесы, приглашают на роли популярных телеведущих — например, Леонида Якубовича, детей из хороших семей — например, Алику Смехову или Алису Гребенщикову, знаменитых артистов — например, Дмитрия Певцова или Николая Мерзликина. Все время происходит нечто, что привлекает внимание зрителей.

И поэтому считаю, что ход с Бузовой — 100-процентная победа продюсера и худрука Боякова. Только посмотрите, как отреагировала пресса, как она оживилась! Издания, которые не писали про МХАТ Горького, телеканалы, которые не сделали репортажа ни с одной премьеры — кинулись на эту наживку, как глупые мыши на сыр. Мне все это очень знакомо. Никогда СМИ не уделяли столько внимания премьерам Любы Полищук, работам Алексея Петренко, спектаклям Альберта Филозова или недавно ушедшего Володи Качана, сколько посвятили их похоронам. Когда умерла прекрасная артистка нашего театра Анжелика Волчкова, ее некролог, опубликованный в «МК», получил за короткое время более 300 тысяч просмотров. И мы поняли, почему: фамилию Волчкова прочли как Волочкова. Впрочем, и живая Анастасия Волочкова, которую я когда-то позвал сыграть в «Пришел мужчина к женщине» (кстати, тогда я тоже огреб немало упреков в стремлении «хайпануть» на скандальном имени), привлекла к нам небывалое внимание СМИ.

При том, что в нашем театре трудятся девять народных артистов, а еще больше заслуженных, я нередко зову «непрофессионалов». Уже много лет у нас играет Борис Вайнзихер, энергетик, бизнесмен, не имеющий театрального образования. Играли журналисты — Андрей Максимов и Фекла Толстая, балерины — Людмила Семеняка и вышеупомянутая Волочкова. Как артист на нашу сцену выходил политик Владимир Жириновский.

Между прочим, я регулярно встречаю Боякова на дипломных спектаклях ГИТИСа, где он внимательно смотрит работы артистов, отбирая в труппу МХАТа талантливых выпускников. Он профессиональный продюсер, у которого стоит поучиться.

Коль скоро сегодня Бузова вызывает такой невероятный интерес, я поздравляю коллегу с отличным маркетинговым ходом. Убежден, что сегодня реальное содержание персонажа намного интереснее того, чему научили артиста в «Щуке или «Щепке». Если режиссер способен предъявить этого персонажа, то он прав в своем выборе. И когда кто-то говорит, что в этой самой Бузовой нет никакого содержания кроме 20 миллионов подписчиков в instagram, рискну предположить, что это именно то, что в данном случае нужно создателям спектакля.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире