3188151

На этих днях в средствах массовой информации появились три новости, которые, казалось бы, не связаны между собой. Однако с моей точки зрения — связаны, причем, к большому сожалению. В очередной раз ВЦИОМ опубликовал данные опроса, кто хотел бы жить за рубежом. Самые высокие цифры показали молодые люди от 17 до 24 лет – 53%. То есть более половины молодых людей хотели бы жить не в своей стране. И это ошарашивает.

Вторая новость – вроде бы совсем из другой области: Министерство культуры России отказало в прокатном удостоверении четырем из десяти фильмов «Дау» Ильи Хржановского, усмотрев там порнографию.

И есть еще третье обстоятельство, как говорят в театре. Буквально несколько дней назад на съезде нашей единственной реальной партии «Единая Россия» президент призвал ее членов «служить народу». Тому самому народу, значительная часть которого хотела бы жить там, где эти самые члены ее не достанут.

Эти три разные темы объединяет одно: руководство нашей страны допускает принципиальную ошибку, лишая народ возможности выбора.

Как только человек лишается возможности выбора и чувствует себя принудительно загнанным в некие рамки, он тут же начинает протестовать. Причем зачастую делает это не цивилизованным образом. Не видел пока фильма «Дау», но поскольку Илья Хржановский – мой студент, имею представление о его личности. Был он талантливым и парадоксальным уже во время учебы. Об этом его удивительном проекте слышал противоречивые отзывы: одни утверждают, что он снял нечто гениальное, другие усмехаются и говорят, что чушь собачья. И такой разброс мнений уже интригует. Мне кажется, что министерство, отобрав у человека возможность самому решить, порнография это или нет (никто не мешает установить возрастной ценз) унизило свой народ, априорно полагая, что народ сам не в состоянии оценить что хорошо, что плохо. Более того, чиновники создали невиданную рекламу этому фильму. Кто бы стал смотреть 10 серий? Но теперь, когда фильму наклеили ярлык «порнухи», к нему подогреется интерес не только у интеллектуалов, на которых рассчитан этот фильм, но и у тех ребят, которые знать не знают кто такой Ландау, Анатолий Васильев или Теодор Курентзис. Причем интерес этот будет вовсе не эстетического рода, а самого что ни на есть низменного: что там за порнушку сняли?

Суд над Серебренниковым разве что увеличил аншлаги и цены на билеты в Гоголь-центр. Но сам по себе этот суд как был изначально, так и остается не состязательным. Его начали по указанию. Потом внезапно закончили по указанию. Теперь возобновили. И как бы не поляризовалось мнение общества, где одни убеждены, что вины на подсудимых нет и это чуть ли не политический заказ, а другие выразительно подмигивают, как бы говоря: знаем мы, зачем обналичивают бюджетные деньги, — обе стороны сходятся в одном: в этом суде сработают не доказательства вины или невиновности, а некое решение, которое будет спущено откуда-то, где без нас знают, что хорошо, что плохо.

Убежден, что момент добровольного выбора всегда был и остается основополагающим в поведении человека. Человек выбирает партнера, место жительства, профессию. Кто-то хочет жить в провинции, кто-то в мегаполисе. Когда построили Берлинскую стенку, люди прыгали через нее. И часто погибали. Потому что, как только есть стена, люди через нее прыгают. Мы так устроены.

Когда в политических ток-шоу представлена только одна сторона, нет спора, нет диалога, выпирает одна только пропаганда. Но народ не дурак: он сразу чувствует, что ему врут. И тут же начинает верить в противоположную точку зрения, начинает искать оппозиционные каналы, которые кажутся правдивыми, хотя вполне возможно, что это не так. Повторю: мы так устроены.
И что тогда значит «служить народу». В чем состоит служба? В том, чтобы предоставить выбор? Или в том, чтобы его ограничить?

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире