Невыносимо, когда все всё понимают, но делают вид, что не понимают. Не проговаривают вслух. Так вот, очевидно, что Лубянка вечером пятого марта будет перекрыта наглухо — да хотя бы и с бронетехникой (или со снегоуборочной, неважно). Если не на самой площади, то по всему центру будут ходить отмороженные боевые дружины «Росмолодежи», а также прикупленные футбольные фанаты, которые будут бросаться на людей с белыми лентами на одежде. Не исключено, что и вовсе центральные станции метро закроют на выход. И, несмотря на все это, не пойти нельзя.

Нельзя вечером пятого марта остаться дома: это скорее нравственный императив, я говорю за себя, а каждый пусть решает сам.

Нельзя расколоться: разве можно идти с белыми шарами в отгороженный закуток в тот момент, когда десяткам тысяч наших сограждан буквально через реку будет очень нас не хватать?

Нельзя допустить насилие: хватать за руку тех, кто будет кричать «бей, жги, ломай!» — мы все понимаем, что картинка беспорядков в утренних новостях — это то, что нужно не нам.

Нельзя испугаться, хотя да, будет страшно.

И вот еще что. Это не оранжевая революция, потому что у нас нет никакого Ющенко. Да и не революция вообще. Это и не второй 1991-й год, потому что у нас нет никакого Ельцина. Ничего не изменилось: это по-прежнему требование честности. Никто не собирается захватывать ЦИК или штурмовать Кремль. Люди собираются мирно, чтобы потребовать элементарного уважения к себе.

Не будет никаких критериев победы. Но нельзя проиграть, если на твоей стороне правда.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире