На вчерашнем правительственном часе в Думе меня поразил вопрос одного единоросса к главе следственного комитета Бастрыкину, скоро ли разберутся с «врагами», которые «предали Родину», сходив на прием к новому послу США в России Майклу Макфолу. Его предложение установить сходившим туда депутатам звездно-полосатые флажки было встречено бурными аплодисментами.

Я понимаю, что «деньги от Госдепа» стали скорее сетевой шуткой, но давайте  разберемся.

Есть в международных отношениях такая теория демократического мира, согласно которой демократии не воюют друг с другом. И действительно за несколько сот лет история не знает ни одного примера. Социалистические (Китай и Вьетнам), исламские (Ирак и Кувейт), славянские (Сербия и Болгария)  и проч. страны могли воевать одна с другой, а вот государства, построенные на некоторых базовых ценностях, — нет. 

Формально Россия — демократия. У нас демократическая Конституция. От либеральной демократии и рыночной экономики по крайней мере на словах не отказывались ни Путин, ни Медведев, ни «Единая Россия», ни, скажем, движение «Наши». Более того, какой-то альтернативной идеологии у нас, очевидно, нет и не будет. Полуавторитарная олигархия (для красоты названная «суверенной демократией») не претендует на глобальные смыслы. 

Мы — не Советский Союз, который всерьез вел сражения с Западом на идейном поле. Советский Союз проиграл холодную войну. Советского Союза больше нет. Однако наша казенная публицистика по-прежнему предлагает нам поверить, что Америка и Европа строят козни против нашей страны. Почему? У нас же нет коммунизма больше. Так они, наверное, боятся возрождения сильной России или хотят украсть все наши ресурсы. Или вот еще хорошее объяснение: они просто ненавидят все русское и мечтают (спят и видят) о полном уничтожении русского народа.

Было бы очень жаль расстраивать всех этих записных славянофилов. Нас просто нет в повестке дня американской политики. Иран есть, например, а нас нет. Нет вообще. Ну примерно, как Судана нет в списке наших жизненно важных проблем. Если посмотреть дебаты на республиканских праймериз, то больше всего жителей США заботят (вполне ожидаемо) экономические проблемы — налоги, страховки, кредиты, льготы, стипендии, пенсии и проч. Какая уж тут и Россия.

Не стоит, кстати, думать, что если мы продаем Европе газ, они на нас обращают сильно больше внимания. Важно понимать, кто кого за что держит: если на ЕС приходится больше половины нашей внешней торговли (экспорт и импорт), то российский рынок с точки зрения Брюсселя не дотягивает и до 10%.

Еще раз: мы никому не нужны. Понимаю, в это трудно поверить. Никто не хочет совершить у нас переворот, организовать кровавые погромы, расчленить страну, выпить кровь наших детей и угнать наших женщин в рабство. Всем в общем-то все равно. Есть и есть где-то там Россия. Напротив, нынешняя Россия более или менее устраивает и Запад, и Восток. По принципу ну уж лучше так, чем какие-нибудь отморозки захватят контроль над атомной бомбой. Поэтому как раз, если мы и получим честные выборы, то только сами; никак иначе.

При этом никогда не понимал аргумент про то, что США не нужна сильная демократическая Россия. А в чем собственно угроза-то? Ну вот серьезно, в чем? Сильная Россия нападет что ли на Вашингтон и всех убъет? Или тайком сплотит альянс евразийских сил и призовет всех сжечь доллары? Решительно непонятно. Или о желании сожрать ресурсы. Ну вот канадские и австралийские шахты неплохо поживают, например.

Меня раздражает, когда говорят, что Россия уникальная. Для патриотов «самая хорошая», для либералов — «самая плохая». Ключевое слово — «самая», понимаете? Да, я скучный. Я хочу, чтобы Россия была самой обычной страной, где никогда ничего не происходит. С самыми обычными честными выборами. И самой обычной свободной прессой. 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире