Года полтора тому назад у меня состоялась небольшая дискуссия с евразийцем Валерием Коровиным. Он тогда пытался меня убедить, что Европа — это Содом и Гоморра, бездуховные и ничегошеньки там не осталось. Так как жил я тогда в самой что ни на есть Центральной Европе, я отвечал, что по крайней мере в моей Воеводине все значительно лучше с духовностью и качеством людей в целом, нежели, например, в Москве. Валерий отвечал: «Ну это же братская Сербия». Тут надо заметить, что Воеводина — это бывшая Австро-Венгрия, чье культурное пространство живо до сих пор, такая классическая Центральная Европа с домиками, крытыми черепицей, куда больше похожая на Чехию, Словакию, Словению, Западную Украину, нежели на Сербию южнее Белграда. Так что мой пример Воеводины был вполне репрезентативен.

В 1918 году Николай Бердяев писал: «Европеизация России необходима и неотвратима. Россия должна стать для Европы внутренней, а не внешней силой, силой творчески преображающей. Для этого Россия должна быть культурно преображена по-европейски. Отсталость России не есть своеобразие России. Своеобразие более всего должно быть обнаружено на высших, а не низших стадиях развития». 25 мая носители духа Европы истинной — европейские правые евроскептики — добились серьезных успехов на выборах в Европарламент. Характерно, что они же демонстрируют наиболее лояльную и конструктивную позицию по отношению к России. Так, лидер «Национального Фронта», набравшего во Франции более 25% голосов, Марин Ле Пен, последовательно поддерживает Россию и по Крыму, и по ситуации на Юго-Востоке Украины.

Россия и европейские правые евроскептики — естественные союзники, так как именно мы и они сегодня носители истинных христианских европейских ценностей, недаром, ВВП на пресс-конференции в апреле повторил старый тезис европейского патриота и последовательного противника атлантизма Шарля де Голля: «Европа от Лиссабона до Владивостока». Это логично и предсказуемо, писал об этом в «Моей политической позиции». Официальный Брюссель сегодня не является выразителем чаяний европейцев, евробюрократия не представляет никого, кроме самих себя. Тот ЕС, что мы имеем сейчас, ведет Европу к тому состоянию, которое Владимир Сорокин в «Дне опричника» метко обозначил как «киберпанки, пьющие кумыс».

Логично, что в такое будущее не хочет никто, потому одна из старейших демократий Европы — Исландия — в прошлом году и отказалась от вступления в Евросоюз. Сегодняшний официальный Брюссель пытается быть европейским Госпланом — диктовать кому и что производить, когда и что сеять (и непременно соблюсти норму посевов не менее 40% ГМО) и т.д. Но от национального характера никуда не уйдешь, невозможно южных европейцев, привыкших к сиесте, переформатировать в северных. Попытка унифицировать все и вся в конечном счете и уничтожит ЕС в его нынешнем виде. Из грека немца не сделаешь, национальный характер формируется столетиями. ЕС очень серьезно трансформируется в более приемлемую и человечную структуру, когда на выборах в Германии победят евроскептики, а это произойдет в обозримом будущем.

Рачительные бюргеры и сейчас все чаще задаются вопросом, почему они должны кормить остальную Европу (Грецию, Португалию, Румынию и т.д.). Наше будущее — это Европа наций, а не современный наднациональный, мультикультурный монстр с лицом Кэтрин Эштон. И формируется это будущее уже сегодня совместно с Россией и правыми евроскептиками. Недаром, накануне выборов в Европарламент Россия серьезно поддержала болгарскую «Атаку». Именно «Атака» занимает наиболее конструктивную позицию в национальном парламенте по строительству нашего «Южного потока». Спорен формат поддержки (я про «звезд» российской эстрады, чья известность / популярность в Болгарии близка к нулю), но в целом это еще один хороший симптом «правого поворота». Логично, что России удобнее работать напрямую с национальными государствами, нежели с непонятными посредниками в лице евробюрократов.

Евроскептицизм в Европе присущ преимущественно правым партиям (левые же, наоборот, требуют у Брюсселя все больших дотаций, прав для меньшинств и т.д., недаром антиглобалисты в Европе — это правые, а левые — это альтерглобалисты — их в официальном глобализме не устраивает его недостаточная, на их взгляд, радикальность). Характерно, что практически все партии, декларирующие евроскептицизм, являются одновременно и дружественными по отношению к России, это проявилось и на примере их реакции на последние события на Украине (Крым, гражданская война на Юго-Востоке Украины).

Правый интернационал в Европе, ориентированный на Россию, и во многом благодаря России, стремительно формируется и оформляется, и результаты выборов в Европарламент в очередной раз доказывают это.

Илья Горячев, Бутырская тюрьма
1 июня 2014


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире