17:26 , 14 апреля 2013

Об одной встрече в Государственной Думе и о диалоге с РПЦ

В минувшую среду Государственная Дума принимала в первом чтении закон против оскорбления чувств верующих, вызвавший много споров. Хотя, кстати, я предполагал, что шума будет больше. Видимо, наш любимый парламент всех настолько приучил к своим радикальным инициативам, что народ уже махнул на него рукой.

В любом случае, этот день прошел весьма любопытно. С утра у нас в вестибюле открылась фотовыставка, посвященная православию. Очень красивые фото разных храмов и видов старинных русских городов…

В середине того дня я поднимался по главной лестнице Госдумы, спеша в зал заседаний. Навстречу мне шла группа молодых людей приятно-интеллигентной внешности, с деталями одежды, выдавших в них активных православных верующих (гмм… не знаю, как их назвать-то правильно? Не активистами же!). Увидев меня, один из группы, худой темноволосый парень с небольшой бородкой приветственно помахал рукой:

— Илья Владимирович, можно вас ненадолго?

Я подошел. Я вообще люблю общаться со всеми, кто этого хочет.

Народ протянул мне две небольшие книжечки.
— Мы – прихожане отца Даниила Сысоева. Его убили, вы знаете?

Фамилию священника я не помнил, а вот случай 3 года назад, когда настоятеля одного из московских храмов зарезали грабители, помнил хорошо.

— Так это ваш батюшка был?
— Да, наш… — по молодому человеку было видно, что эту трагедию он переживает по-прежнему. С неожиданной страстностью он начал мне показывать книжечки: — вот, здесь все о нем и о его идеях, прочтите обязательно! Приобщитесь к святости! Может, и депутаты такими станут.

Я давно уже ничего бумажного не читал, скачивая все на свой ipad в электронной форме, но пообещал. Впрочем, святые депутаты – дело явно не скорое, мои коллеги явно крепко стоят ногами на грешной земле, о чем я и поведал моим собеседникам. Те шутку не поняли, и явно задумались о спасении 450 душ и членов их аппарата.

Ограничивать общение дежурными обещаниями мне тоже не хотелось.
— А что сейчас у вас, новый батюшка достоин отца Даниила?
— Да, вполне, хороший он…

Я решил затронуть щекотливую тему.
— Слушайте, а вы знаете про сегодняшний закон против оскорбления верующих?
— Конечно, знаем! Вот, у нас тут выставка, отец Всеволод Чаплин приезжал…
— Так и что думаете? У нас тут в понедельник фракция была, много споров было.

Мой собеседник помялся.
— Да как-то не очень этот закон…

Его товарищей тоже прорвало.
— Надо сектантов ограничивать, чтоб всякие безобразия не творили! А этот закон нам же и навредит!

Меня эта реакция весьма удивила. До сих пор я считал, что православная общественность его безоговорочно поддерживает.
— Пусть все нормальные религии будут, ограничивать ничего не надо! Надо бороться с пропагандой сект, насилия и извращений, а остальное пусть будет…

Мы поговорили еще минут пятнадцать о разных конфессиях, работающих на территории страны. Я с благодарностью попрощался и пошел голосовать, утвердившись в мнении, что по этому спорному закону надо быть «против». Такую позицию разделило, как оказалось, еще 6 депутатов, в основном эсеры. Впрочем, в нашей фракции закон не поддержало большинство членов, правда по-другому: решив устраниться от голосования.

Вечером я узнал, кто со мной разговаривал. Оказалось, это был известный православный активист Энтео (Цорионов). Вот тут я уж точно удивился…

940456

Наш разговор с православными.

Впрочем, две недели тому назад я встречался с официальным рупором РПЦ, отцом Всеволодом Чаплиным, и обсуждал происходившее у стен Государственной Думы в момент принятия одного из предыдущих скандальных законов – о запрете пропаганды гомосексуализма среди детей, многими воспринятым как дискриминацию ЛГБТ-сообщества. В феврале я написал письмо Патриарху с простым вопросом: «те, кто позволяет себе нападать и избивать не в чем не повинных людей, какие бы взгляды у них не были, могут ли считаться православными?».

Ответ был весьма двусмысленным. С одной стороны, писавший его о. Всеволод сказал, что нападать первым недостойно; с другой – что сторонники веры должны иногда защищать ее, в том числе и кулаками. Не ответив при этом на главный вопрос: осуждает ли Церковь конкретных нападавших или нет?

Поэтому я решил поговорить лично, чтобы точки над i были все-таки расставлены. Либо – «да, подобные акцией дело богоугодное», либо – «нет, христианин не может нападать на людей других убеждений, если они не нападают на него самого». Надо сказать, что позиция священнослужителя была высказана абсолютно однозначно в пользу второго варианта, к моему полному удовлетворению.

Однако произошло это в ходе частного разговора, за закрытыми дверями. Присланное же мне письмо своей двусмысленностью вызвало очередную бурю комментариев либеральной общественности в стиле «мы так и знали, в РПЦ духа Христа нет, и Церковь лишь еще один элемент государственной машины подавления инакомыслия».

Насколько я почувствовал в ходе разговора с о. Всеволодом, причина всего происходящего – в глубочайшем расколе российского общества, спровоцированном с самого верха. Обе ее части – и модернизированное меньшинство, и консервативное большинство – не желают не только вести диалог, но и просто знать друг друга. «Агенты Запада» — говорят одни, «агенты Кремля» — отвечают им. «Зажравшиеся москвичи» — кидают первые, «быдло с Уралвагонзавода» — возвращается им. Вот и поговорили…

А ведь в динамично развивающихся обществах, как на Западе, так и на Востоке, общество модерна органично произрастает из базовых традиций национальных культур и религий, и всегда использует патриотические чувства как фактор движения вперед, а не стагнации. Когда передовой класс теряет патриотическую основу, он теряет возможность развивать страну в целом – в лучшем случае он может развивать самого себя, а скорее всего – будет стремиться уехать и влиться в другое общество. Встречи с Чаплиным и Энтео, при всех наших разногласиях, еще раз убедили меня в этом.

Я думаю, нам надо сделать проект, направленный на диалог между либерально настроенной интеллигенцией, средним классом и более консервативными, но отнюдь не менее продвинутыми группами, в том числе ориентированными на РПЦ. Давайте подумаем об этом!

А пока объявление: вечером 20го апреля владыка Иларион дает первый в истории России концерт православного иерарха в протестантском Соборе Святых Петра и Павла в Старосадском переулке. Думаю, надо сходить.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире