«Эта бешенная сука ,е...алась прилюдно ,когда была беременна ,оскверняя образ беременной женщины», «Девок выпороть и сжечь!», «Эту СУКУ нужно сажать…» — это самые «невинные» комментарии, которые выскакивают в первые две минуты просмотра темы по поводу заключения участниц группы Pussy Riot.

Среди комментирующих подобным образом — и мужчины, и женщины. В комментариях такого рода обычны слова «суки, бл...ди» и призывы выпороть девушек прилюдно. Не буду приводить здесь остальные примеры порнографической грязи и смакований по этому поводу. Желающие могут погуглить, остальные пусть поверят мне на слово: вся эта словесная порнография явно смакуется, комментирующие не раз прокрутили у себя в голове все подробности наказаний, а некоторые, не имея возможности наказать лично, приложили руку к защитникам — участникам пикетов (конечно, женщинам). Удивляет также отличное знание комментирующих (далее будем называть их преследователями) специфичной тюремной лексики, касающейся сексуальной жизни женской зоны (в комментах можно встретить подробное описание, кем и как станут девушки в тюрьме, если их посадят).

Кого больше среди преследователей? Не понятно. Но совершенно ясно, что это человек, жестко убежденный в своей правоте. «Правота» заключается в том, что участниц группы нужно наказать в любом случае — даже если они публично раскаются. Некоторые, совершенно потеряв страх Божий и человеческий, грозятся в прямом эфире найти девушек, если тех все-таки выпустят, и все равно наказать собственными руками. С подобными заявлениями чаще выступают мужчины.

Верующие ли это люди? Многие из преследователей утверждают, что да, они верующие (обязательно православные), и сыпят цитатами из Писания. Причем цитаты могут соседствовать с обсценной (матерной и проч.) лексикой, это комментирующих не смущает.

На лицо маниакальное поведение, сопровождающееся повышенным возбуждением (все высказывания очень эмоциональны, с многочисленными восклицательными знаками и часто набраны CAPSLOCKом). Преследователи, видимо, искренне верят, что без их защиты то, что они защищают (это могут быть православные святыни, честь патриарха и т.п.) разрушится и исчезнет (иначе, зачем так надрываться?)

Именно преследователи склонны копаться в «грязном белье» участниц группы, не проверяя достоверность информации. Особенно возбудились, когда узнали, что одна из участниц принимала участие в акции «Е...ись за наследника медвежонка». К слову, преследователи знакомы с акцией в подробностях, каких, наверное, не знают сами ее участники. Разгоряченное воображение дорисовало все, чего не хватало на фотографиях.

Чаще всего преследователи выражают желание выпороть девушек в публичном месте. Странное наказание для нашего времени. Его сексуальный подтекст очевиден. Без всякого подтекста преследователи-мужчины (точнее, самцы) обсуждают, кто из заключенных девушек симпатичнее и кого бы они «вздрючили так, что мало не покажется». Особенно не нравится преследователям кажущая им дерзость девушек: фотографии заключенных комментируются с точки зрения, какие они «наглые» взгляды посылают в публику.

И вот вам собирательный образ преследователя Pussy Riot: капающий слюной (то ли от злости, то ли от возбуждения) самец (самка), жаждущий свежего мясца с кровью. Жертву свою он перед смертью, конечно, как следует помучает, потому что элементарный маньяк. И кто ему противостоит? Воспитанный приятный интеллигент, человек тонкой душевной организации, пытающийся решить вопросы с этим неандертальцем цивилизованными способами (все три письма: два от православных и одно от культурных деятелей были, инициированы интеллигенцией). Когда самец хочет мяса (а вот они, провинившиеся уже в ловушке), остановить его может только пуля со снотворным (или без).

Маховик «преследователь-жертва» запущен, запах крови дразнит, и нет никого, кто сказал бы: «Кто без греха, пусть первый бросит в них камень». Никакие аргументы на преследователей не действуют — никому из них не приходит в голову, что вина участниц еще не доказана. Повторяю — их вина не доказана в суде. Но преследователи их уже осудили, они же лучше знают, кто виноват и что делать, у них нет сомнений, и в них неистребимо желание лезть в чужую жизнь и обсуждать, кто, как и с кем спит, и с кем ребенку будет лучше.

Самцы осудили девушек, потому что они в принципе не уважают женщин, особенно, дерзких и наглых. Осудили потому, что страдают от своей нездоровой сексуальности. Потому что участницы группы сделали то, что в нынешной ситуации оказались не способны сделать крепкие здоровые мужчины — выступить с открытой критикой происходящего между правящими верхами церкви и государства. Все это — затянувшееся разбирательство, потоки грязи и яда — происходит с участницами группы только потому, что они — молодые и дерзкие женщины. Их и оскорбляют, в основном, как женщин, постоянно подчеркивают их якобы «бл...довитость», оскорбляют как якобы негодных матерей.

Автоматическое отнесение заключенных к женщинам легкого поведения дало преследователям повод решать, как и чем их надо наказывать. Для самцов существуют только «бл...ди» и «правильные»: первых надо трахать и бить, а на вторых жениться. Для самцов в принципе не существует женщины как человека. Ни одна из преследовательниц, видимо, не осознает, что если твой «соратник в деле против Pussy Riot» бьет и оскорбляет каких-либо женщин, то малейшая оплошность, и он уже будет бить и оскорблять тебя. И я посмотрю, как они будут подставлять свои щечки…

P.S. Для тех, кто не понял: этот текст не касается политических и религиозных вопросов дела Pussy Riot; текст — о маниакальности преследователей участниц группы в Интернет-пространстве.

Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире