3 декабря в «Современнике» состоялась премьера спектакля «Игра в джин» в постановке Галины Волчек.

Они могли бы вообще ничего не говорить. Когда Гафт и Ахеджакова взаимодействуют на сцене друг с другом, в текст особенно не вслушиваешься. Вот он надел шляпу и с решительным видом принудил ее сесть за карточную игру. Вот она выстроила на кресле горку из подушек и по-девчачьи запрыгнула на нее. И зал с благоговением воспринимает каждое их движение, каждый взгляд, каждое междометие. Уже за одно это спасибо Галине Борисовне Волчек! За долгожданное сценическое пиршество двух обожаемых кумиров и мастеров! 

Мои драгоценные родители (упокой, Господи, их души!) тоже играли в джин рамми. И в последние годы их жизни к ним присоединялся и я. Это были счастливые идиллические часы нашего единения, наполненные добродушным ворчанием папы, сдержанным ликованием и эмоциональной досадой мамы и моими дурацкими амбициями. Мы были счастливы просто потому, что были вместе в этом незатейливом времяпрепровождении. Мы тоже по ходу что-то вспоминали, обсуждали и о чем-то горячо спорили. Это была документальная драма,  с удовольствием нами разыгрываемая. Жизнь кончилась, когда они уже не смогли садиться за стол.

Американский драматург Д.Кобурн точно выбрал модель для исследования человеческой породы. Главный режиссер «Современника» попала в десятку с выбором материала для своих любимцев. Но спектакль, усилием его создателей, пошел дальше. Это уже не история старости или отношений мужчины и женщины. Это – повод задуматься о главном. О Жизни и Смерти. О Ценностях и Смыслах Бытия.

Для героев Валентина Гафта и Лии Ахеджаковой жизнь осталась за бортом. Но все неповторимые нюансы их актерского совершенства даже незначительные реплики наполняют важным и глубоким содержанием. Это тот самый случай, когда будоражат не свершения, а неудачи, не ответы, а вопросы. Почему рухнули надежды? Что привело к размолвке с детьми и близкими? Почему незамысловатая игра в карты становится жизненно важной, а проигрыш в нее приводит к умиранию?  

Художник-постановщик Павел Каплевич и художник по свету Дамир Исмагилов творят чудеса. Они помогают Галине Волчек воссоздать в замкнутом пространстве, рассчитанном на двух человек, картину мироздания, наполненной до краев одновременно отталкивающей бытовухой и завораживающей пляской теней, переходящей в космогонические картины природной стихии. 

Мы все, сидящие в зрительских креслах, включая многочисленных ВИП гостей (среди которых – Владимир Познер, Михаил Прохоров, Константин Эрнст, Иван Ургант, Елена Образцова, Владимир Минин, Татьяна Тарасова) сами стали на время частью театра теней, оказались на краю Царства этих самых теней, ощутив его ледяную неотвратимость. Поэтому почти не важен финал. Он ожидаем по определению. Как говорил Бродский: «Жизнь вообще печальная штука. Вы замечали, чем она заканчивается?» Но зато становится понятным, что, кем бы ты ни был и чем бы ни занимался, самое важное в этой жизни  – это то, чем ты наполняешь ее на протяжении всего земного представления. В зачет идет именно это. Потому,  что «под занавес» из Иерихонской трубы на тебя посыплются все твои деяния. В «Игре в джин» это – бесконечный и заполняющий все без остатка карточный дождь.

И главный незаданный вопрос — «Что же успел начертать ты на картах своей Судьбы?»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире