Упоминания о торфе как «возгораемой земле»,
которой западноевропейцы пользовались для нагревания еды, случаются еще
в трудах римского историка Плиния Старшего (I ст. н. э.)



Фото: © Игорь Подгорный

Я уже показывал фотографии, сделанные во время последнего выезда на пожары в район поселков Рязановский и Радовицы. Настало время для финального отчета…
Итак, немного уже истории. За день до нашего приезда в лагерь добровольцев, который уже несколько недель стоял на окраине Радовиц официальные сводки бодро сообщали, что очагов лесных пожаров на территории Московской области нет, площадь торфяных 3-х пожаров сократилась и составляет 0,8 гектара. Угрозы населенным пунктам нет. А еще за день до этого в лагерь приехала милиция с вопросом долго ли ещё волонтеры намерены находится в районе. Петр Свешников — координатор лагеря ответил, что «стоять будем сколько надо или сколько сможем». Поговорив с Петром (он в тот день оказался в лагере один), милиционеры сказали, что их отправила администрация со словами что волонтерам пора бы и убраться восвояси. Мол, отметились и хорошо. А пожаров, как известно в Московской области больше нет (см. выше). Прямо как в анекдоте про Вовочку — «ж..а есть, а слова такого нет»! Однако представители власти сказали, что никого выгонять не будут, так как не за что, но посоветовали «быть аккуратнее». А в среду в лагерь приехала уже сложившаяся за команда волонтеров, сотрудников Гринпис и ребят из группы добровольных лесных пожарных.


Володя 400px







По обе стороны от трассы — следы недавних пожаров. Корни деревьев, которые еще совсем недавно росли на торфяных почвах сгорели. И огромные площади теперь заняты упавшими стволами. Если их не разобрать, уже в следующем году они станут отличными «спичками» для новых пожаров. В таких местах прекрасно видно, что ни о каких 0,8 га не может быть и речи. В Подмосковье до сих пор горят и будут гореть сотни гектаров. Тушить которые вряд ли кто-то станет.



Нашей первой «горячей точкой» стала небольшая полоса торфа (метров 20 в ширину и метров 200 в длину) между дорогой и домами одного из дачных поселков, которому, напомню, согласно официальной версии никакой угрозы нет. Видимо потому, что и поселка-то уже почти нет. Большая часть домов сгорела во время лесного пожара раньше.



Дома здесь построены на мощном слое торфа. После пожара местность выглядит совершенно по-марсиански.



В уцелевших домах до сих пор живут и ведут свое нехитрое хозяйство люди.





На окраине поселка в лесу стоит сгоревшая пожарная машина. Что с ней произошло — неизвестно. То ли заглохла и не смогла уехать вовремя, то ли сломалась. Около машины валяются скатки рукавов, которые даже не успели раскатать.



Горелый торф представляет собой этакий кокс, комья которого могут оставаться горячими внутри. В идеале все эти комки нужно разбить и хорошенько перемешать с водой.



К счастью около поселка был водоем, откуда и качали воду помпами. Как я уже говорил, полоса торфа была весьма скромных размеров, но на то, чтобы ее потушить потребовалось три дня! При том, что работали с утра и до темноты.



От помпы проложили рукавную линию.



К ней присоединили тройник-разветвитель, от которого уже шли рукава со стволами на конце.



В основном работали двумя стволами, сменяя друг друга.



Стволов два, а Таня одна )))







Работа по тушению торфа однообразна и грязна. Нужно методично продвигаться вперед, размывая торф на всю глубину горения. Проверяют эффективность тушения, так сказать, тактильно. Засовывают руку по локоть в образовавшуюся жижу. Если торф теплый, надо тушить дальше. Холодный — все нормально, можно продвинуться на пару шагов вперед.



Не обошлось без приключений и по дороге в лагерь. Поперек трассы лежало упавшее дерево, у которого подгорели корни. Пришлось доставать топор, бензопилу и устранять непорядок.





Утро в лагере. Работы много. Скатать привезенные в ночи рукава. Подобрать нужное оборудование для нового дня работы, распределиться на группы.



В отличии от наших прежних выездов, на этот раз мы жили просто в «пятизвездочном отеле». На заднем плане — шведский стол ))



После ночного ливня Лена zzorik решила усовершенствовать канавку вокруг своей палатки. Без помощников в таком деле не обойтись ))



Иван Митин vanmeetin на утренней физзарядке )



Это Хозяин лагеря поэт Петр Свешников netuimeni. Именно благодаря усилиям этого человека в Рязановском и Радовицах в течении недель прибывающие волонтеры знали что и как делать, где взять рукава, полугайки и берцы. Петр был «мамой и папой» всех, прибывающих в лагерь. За что ему большое пребольшое спасибо!



Утренняя ванна.



Недолго этим ботинкам оставаться сухими. Через час их хозяин будет стоять по колено в торфо-воде.



На следующий день работать предстояло на двух участках: около дачного поселка и в завалах на окраине сохранившегося леса. Торф в завалах тушили для того, чтобы сохранить выживший лес.



Пейзаж с рукавами.



Олег — руководитель «лесной» группы.



У дачного поселка продолжались синхронные выступления с рукавами и стволами.



Для увеличения эффективности тушения в рукавную линию встраивается патрон со специальным пенообразователем.



Ствол на плече финансового директора Гринпис.





Женя.



Спасибо вам, друзья!



Ну, и на закуску — автопортрет.

P.S. Надеюсь, этим постом я завершаю пожарную тему этого года.

Все фото: © Игорь Подгорный



Оригинал


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире