1 апреля, в Донецке, в результате совместной операции Службы безопасности Украины и донецкой милиции был задержан активист партии «Другая Россия» Айо Бенес, который вскоре был экстрадирован из Украины. Вместе с ним был задержан ещё один нацбол– Дмитрий Колесников, который находился в тот момент в квартире, которую штурмовало СБУ. Дмитрия вчера освободили, не найдя оснований для предъявления ему обвинений. 


Вскоре после того, как Бенес дал интервью телеканалу РЕН-ТВ, наши товарищи заметили слежку за небольшим домом на окраине Донецка, в котором мы снимали квартиру; и сообщили нам. Никакой возможности незаметно выйти из дома не было, и мы решили запереться на все замки и держаться до того момента, когда можно будет организовать переправку Бенеса в безопасное место. Но времени для этого не оказалось. Как только сотрудники Службы безопасности Украины поняли, что мы узнали об их присутствии, – они решили брать нас немедленно. Наши соседи по дому открыли им железную дверь в дом, а выломать хилую деревянную дверь в квартиру не составило никакого труда. Ворвавшись в квартиру с оружием наготове, сотрудники СБУ уложили меня и Бенеса лицом в пол и начали кричать, что здесь, якобы, ведётся подготовка к вооружённому восстанию против правительства в Киеве. На наши слова, что мы здесь в качестве наблюдателей и просто мониторим ситуацию в Донецке, мы получили ещё более крутое словесное обвинение в шпионаже в интересах России. Далее нас погрузили в чёрный внедорожник с тонированными стёклами и повезли в неизвестном направлении. С дулом у виска мы кружили по городу: сотрудники СБУ, выполнив приказ о нашем задержании, явно не понимали, что делать дальше и куда нас вести. Потом, получив некий сигнал из «Центра», нас повезли в Главное управление внутренних дел города Донецка, и передали донецкому уголовному розыску. Сразу по прибытии в здание ГУВД меня и Бенеса разъединили: его увезли в одном направлении, меня – в другом. Меня, в сопровождении десяти оперов, отвели в кабинет начальника уголовного розыска. На мои вопросы: на каком основании я задержан, и куда отвели Бенеса – никто не отвечал. Самый главный, на мой взгляд, оперативный сотрудник, попытался «раскрутить» меня на информацию: что делал, зачем делал, с кем встречался и так далее. Я сослался на 63 статью Конституции Украины, аналогичную нашей 51, отказавшись давать какие-либо показания. В ответ, я услышал очень интересное заявление о том, что права, прописанные в Конституции Украины, распространяются только на её граждан. Я, в свою очередь, заявил, что я – гражданин России, и моё законное право – ничего не говорить в подобных ситуациях; в ином случае, они могут поговорить о мои правах с посольством Российской Федерации. После этого все они удалились на совещание. Совещались около двух часов, потом пришёл человек от начальника уголовного розыска, и сказал, что если я не дам показания, то меня вышлют с Украины. В кабинет снова зашли те же десять оперов. На мои вопросы: зачем вы меня охраняете вдесятером, как опасного преступника и почему вы так долго меня держите, они ответили – приказ начальства, вас не выпускать и тщательно охранять. Окончилось всё тем, что около двух часов ночи они принесли мне подушку, одеяло, кружку кофе, и уложили спать прямо на диване в кабинете начальника уголовного розыска. Больше меня не трогали. Там я провёл двое суток. Поутру четверга меня разбудил уже знакомый мне опер, и спросил, изымалось ли что-либо из вещей, которые были при мне при задержании. Получив отрицательный ответ, он сказал: «Вы свободны». После этого я спокойно вышел из ГУВД и направился к своим товарищам.

Стоит отметить, что ГУВД Донецка не давало никакой информации о задержании и местонахождении Колесникова. Вплоть до того момента, когда он сам связался с товарищами, его судьба оставалась неизвестной. Здесь также стоит отметить бюрократизм генерального консульства России в Харькове. Согласно дипломатическому законодательству Российской Федерации, консульства должны незамедлительно принимать меры для нахождения пропавших без вести граждан России, тем более, предположительно арестованных. Но на запрос группы сторонников партии «Другая Россия» о содействии в поисках Колесникова, генконсульство в Харькове ответило бюрократической отговоркой: пишите заявление со всеми паспортными данными, лично принесите его в консульство, и в течение месяца мы дадим вам ответ. Неповоротливость и неоперативность консульского учреждения в стране, пребывание в которой для граждан России стало достаточно опасным (вспомним разграбление поезда в Виннице), не может не вызывать удивления. Тогда активисты Партии позвонили господину Балабанцеву Александру Анатольевичу – пресс-секретарю СБУ. В телефонном разговоре он заявил, что Бенес Айо был задержан 1 апреля в результате совместной операции СБУ и милиции и препровожден в Киев, его готовятся выдворить из страны. По поводу Дмитрия Колесникова информацией, по его словам, он не обладает. 

На фото: Дима Колесников сразу после освобождения.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире