Середина 1980-х… Поехали мы как-то полковым ансамблем на праздник 8 Марта в близлежащий поселковый Дом культуры. Небольшой концертик. Туды-сюды… И — танцы-шманцы по концовке. Все дела. Что-то типа армейской художественной самодеятельности — в помощь советским трудящимся. В данном случае — женщинам.

Я был руководителем нашего эстрадного коллектива, ВИА, как тогда говорили. И по совместительству — ведущим. Конферансье. К тому же «черпаком»: это значит, год службы с лишним за плечами. И наступала, так сказать, солдатская вольница — сарынь на кичку. До дембеля — всего ничего. Можно расслабиться и получать удовольствие.

Недолго думая, между незатейливыми номерами (стихотворение, соло на баяне, старинный романс) весело задвинул один из монологов Жванецкого.

Как сейчас помню концовку:

«Воробьям-сволочам лапы ватой обмотать. Псам — кляпы. И перестаньте ругаться, кричать друг другу: «Еврей!». У нас в стране не все евреи».

А Жванецкого, — скажу вам честно, — я чесал тогда наизусть целыми плёнками. [Ведь он был только на магнитофонах.] Но не суть…

А суть в том, что мне вот-вот корячился в тот момент десятидневный отпуск по рождению (в прошедшем январе) — ребёнка. Первого. В общем, эйфория — полная. И тут — бац!

Кто-то из зрителей, видимо, стуканул в штаб дивизии про непотребное выступление-конферанс.

Нашего летёху вызвал комдив: выписал куличей.

Летёха тут же дёрнул меня и… — отозвал нафиг отпуск.

Извини, грит, тов. солдат. Но что-то где-то ты с тов. Жванецким — перегнул. Так что — не обессудь. Наказан. (Сам не совсем понимая, из-за чего.)

Ребёнка я увидел чуть поздней, после службы.

Жванецкий в скором времени стал общедоступным — вплоть до телевизора. [Хотя Райкин в театре Эстрады исполнял его уже давно, аж с конца 1960 —начала 70-х, не особо афишируя!]

Я же вспомнил этот случай по поводу того, что Михал Михалычу вручили недавно большую госнаграду. (Хотя вряд ли она ему нужна, конечно.)

И началась непримиримая сетевая битва, которую уму непостижимо было представить при СССР: можно ли одесситу Жванецкому въезжать с путинским на груди орденом в Украину — или нет?

Одесситу — в Украину. Можно ли, случайно, съездить?

Человеку, которого наизусть декламировали, — так же как я в армии, — миллионы людей по всему Союзу: от Львова до Владивостока. От Гродно до Алма-Аты. От Грозного до Стерлитамака.

Сижу реву, пацаны….

Сегодня, 6 марта ему — 85. Ребята… Ребята… Дорогие… Окститесь, ради Бога. Нельзя. Ну нельзя унижать разрешением-неразрешением «въезда»-«невъезда» на собственную родину такого человека!!!

В таком возрасте.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире