Эдуард Лимонов призывает к люстрации среди лидеров оппозиции и пишет, что был упущен шанс «бережно и быстро» превратить массовый протест в революцию. Но как могло состояться это превращение?

Распространённое заблуждение состоит в том, что митингующие на Болотной и Сахарова спали и видели, чтобы их использовали для свержения режима. Например, мобилизовали в «мирные» группы по захвату столичных улиц (и, как принято болтать, для штурма Кремля). На самом деле занять улицы было бы не так сложно. Разбить на площади палаточный лагерь и отстоять его — уже более сложная задача, но тоже выполнимая в летних условиях. К большому сожалению для сторонников теории «слива протеста», пришедшие на Болотную и Сахарова в основе своей не идиоты и не хотят заниматься бесполезными делами на благо чужих вождей. И, кроме того, пекутся о личной безопасности.

Мирный уличный протест даёт в первую очередь медийный эффект, посыл о том, что множество людей решительно выступают против власти. Каждый несогласный, узнав про акцию, так или иначе с ней себя ассоциирует. Выбирает, как действовать и поступать. Медийный эффект был, о массовых митингах узнала вся страна. Но оранжевой революции всё-таки не произошло. Так почему мы проиграли?

Дело не в том, что оранжевую революцию делать некому. Проблема в том, что оранжевая революция подразумевает проведение честных выборов или хотя бы перевыборов. Мы добились проведения (почти) честных выборов в Москве.  Мы добились проведения честных выборов в Ярославле и можем сделать то же во многих регионах. Это — главное достижение последних месяцев. Но мы вряд ли добьёмся проведения честных выборов, допустим, на Северном Кавказе. А пока фальсификации хотя бы в одном российском округе носят настолько массовый характер, о доверии к институту выборов думать не стоит.

Мотивы тех, кто выходил на Болотную и Сахарова, принято упрощать и низводить до простых схем. Предложу ещё одну, с учётом того, что люди туда вышли в основе своей чуткие, благоразумные и наделённые жизненным опытом: решительный протест — перевыборы — фальсификации — победа Путина или кандидата от Путина — «мы же говорили!» — «а что же дальше?». Начинать сначала или закупать оружие?

Оргкомитеты не виноваты. Государство в лице фальсификаторов выборов и полицейских, которые задерживают и избивают ни в чём не повинных граждан, создало спрос на протест. Этот спрос оргкомитеты с переменным успехом удовлетворяли. Но создать спрос самостоятельно оппозиция не в силах. Несанкционированный протест, каким бы «мирным» он не назывался, чреват полицейским насилием. Спроса на площадное насилие не было и нет. Сформируйте комитет площадного насилия, найдите вождей уличных боестолкновений, создайте группы в фейсбуке, сайт и твиттер — предложение без спроса никому не нужно, и грош цена такому предложению.

Можно посмотреть на произошедшее иначе. Никто не проиграл. Побед и поражений не было, потому что не было войны. И со стороны протестующих, и со стороны власти прошли манёвры. Армии посмотрели друг на друга с разных сторон границы и разошлись. В приграничных стычках гибнут люди, но это не повод приближать сражение. Да и войну обе стороны собираются вести совершенно разную — тем более, что одна из армий не вооружена.

Говорить сейчас о победе или поражении — всё равно что устраивать соревнование между боксёром и бегуном. В рамках правил такое соревнование невозможно в принципе. В условиях текущего отсутствия правил посоревноваться, конечно, можно, но исход будет решаться силой, а не умением. Есть среди оппозиции активисты, готовых сражаться с полицейскими по их правилам, но таких людей очень мало: сотни, если не десятки. Есть и среди чиновников горстка людей, готовых вести диалог в интернете и отвечать на сложные вопросы. Оппозиционеры на площадях проигрывают из-за многократного численного перевеса полиции. «Твиттер-единороссы» проигрывают в интернете из-за многократного численного перевеса читаемых оппозиционеров. Но это маленькие войны. А поляна для большой всё ещё готовится.

В ближайшие годы станет ясно, каким будет поле сражения. Или это поле добросовестных выборов и политических дебатов. Или же поле уличных беспорядков и вооружённых столкновений. Для меня, как и для множества выходящих на улицы людей, цель стотысячных митингов и предстоящего «марша миллионов» не в демонстрации того, что толпа может занять центр города. Это ясно и без нас. Конструктивная цель состоит в том, чтобы доказать: если вопрос смены власти будет решаться уличным насилием, Владимир Путин и его ставленники проиграют в любом случае. И подавление, и выполнение требований одинаково бесперспективны. Все пути с площади для нынешней элиты ведут на скамью подсудимых. И статьи будут куда тяжелее, чем в случае мирных перемен.

Про то, что делать, всё и так уже написано. Но есть две вещи, которые сейчас актуальны. Во-первых, надо пользоваться уступками Кремля, создавать партии и участвовать в выборах всех уровней, наблюдать на выборах и возвращать этому институту как смысл, так и репутацию. И второе — регулярно напоминать подонкам и мелким жуликам, которые расплодились в путинской России, что в приличном обществе им нет места, а у нас в стране ещё существует институт репутации.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире