17:22 , 19 ноября 2012

Вот тебе бабушка и «Юрьев день»!

Хомяк борется за право менять хозяина

Судя по всему, с повестки дня, втихую, снимается требование досрочной отставки Путина и роспуска ГД. Именно в этом суть предложений Собчак, Пархоменко и компании. Такая ситуация отнюдь не случайна.

Собчак и Ко хотят приурочить новую массовую акцию протеста к «Юрьеву дню», когда крепостные крестьяне могли менять хозяина. Как пишет об их планах Пионтковский: «Какая замечательная проговорка по Фрейду… «Юрьев День» — шествие группы крепостных граждан в поисках доброго барина».

Хотел бы уточнить, либеральные оппозиционные лидеры давно нашли стране «добрых», с их точки зрения, хозяев. Благо выбор «бар» у нас невелик. Кроме путинской кгбешно-бюрократической группировки, есть только один господствующий клан. Эта сформировавшаяся еще при Ельцине «старая» бизнесолигархия, с которой многие лидеры либеральной оппозиции связаны многолетним сотрудничеством.

Без изменения по сути феодальной системы отношений собственности в стране, уйдя от одного хозяина, мы незамедлительно получим другого.

Олигархи-«вотчинники» и чиновники-«помещики» делят Россию

В России есть только две реальные силы: высшая бюрократия и бизнес-олигархия. Первая контролирует корпорации с государственным участием (Газпром, РЖД, Роснефть, Транснефть, Сбербанк, ВТБ и т.д.) и бизнес вокруг этих структур. Второй принадлежат крупнейшие частные компании (ТНК, Лукойл, Русал, Норникель, Северсталь и т.д.).

Если продолжить исторические аналогии с эпохой феодализма, бизнесолигархия напоминает вотчинников, у которых земля с людишками также была в полной наследственной собственности. А руководство госкорпораций напоминает помещиков, которым поначалу поместья вручал сам государь во временное владение, при условии несения государственной службы.

И те и другие внешне лояльны Путину. Государственные олигархи подчиняются ему напрямую по должности. Владельцы частных мегакорпораций стараются избегать конфликтов с Президентом, «идут навстречу его пожеланиям». Две эти группы конечно не монолитны, внутри каждой из них существуют различные кланы и кланчики. Но, при этом, у участников каждой группы есть и общие интересы. Бюрократия хочет контролировать бизнес, а бизнесолигархия — государство.                      

За время  правления Путина государственно-бюрократический капитал резко усилился. При Ельцине чиновники за взятки помогали олигархам захватывать собственность «в вотчину» и доить государство. Путинские приближенные захотели напрямую управлять собственностью и стали «помещиками». Это нарушило сложившуюся еще в 90-е систему взаимоотношений между двумя кланами, которым принадлежит Россия.

Путин как «царь» хотел бы быть над схваткой «помещиков» и «вотчинников». Формально он вроде бы пытается способствовать достижению компромиссов между первой и второй группой. Но ему это не всегда удается. Беда в том, что его симпатии все-таки на стороне «помещиков». Поэтому Путин постепенно усиливает бюрократические влияние на бизнес.

Характерна достигнутая при его посредничестве договоренность о сделке между Роснефтью и ТНК-BP. В результате вроде никто не обижен. Старые владельцы ТНК получат многомиллиардные отступные. Однако по итогам этой сделки бюрократический клан во главе с Сечиным получит контроль над большой долей нефтяной отрасли, его позиции в экономике резко усилятся.

Кто натравливает соб(ч)ак

Крупный частный капитал, конечно, хотел бы взять реванш, потеснить бюрократию. В этих целях он пытается использовать протестное движение. «Вотчинникам» было бы выгодно создать Путину проблемы, ослабить его власть, чтобы он в большей степени зависел от поддержки с их стороны.

Первые результаты уже достигнуты. Путин разрешил Прохорову создать либеральное политическое движение. Олигархи надеются в обмен на поддержку Путина в сложной для него ситуации, получить от президента защиту от экономической экспансии госбюрократии.

«Вотчинники» боятся не только усиления Путина, но и его ухода, который могут сопровождать социальные потрясения. Ведь они понимают, крах системы будет означать для них потерю присвоенных с ее помощью активов. Поэтому Собчак и Ко добиваются снятия требования о досрочной отставки Путина.

Протестное движение выгодно олигархату в качестве злобной собачонки, время от времени покусывающей Путина и бюрократию, создающей у власти ощущение неуверенности и уязвимости. Но не больше.

Миф о расколе правящей элиты

Лидеры либеральной части протестного движения пытаются всячески влезть в зазор между Путиным и олигархией и получить ее поддержку. Судя по всему, олигархи движению всерьез не помогают. Но они кормят его лидеров надеждами на скорее изменение ситуации. Посылают к ним переговорщиков и т.д. Этих обещаний достаточно, чтобы подогревать активность таких персонажей как Собчак.

Закончиться эта история может тем, что протестное движение расчистит поле для формирования сильной либеральной партии, защищающей интересы олигархата в Госдуме (как в свое время СПС). Туда же уйдет большинство его либеральных лидеров.

Некоторые «оппозиционеры» надеются на раскол элиты и поэтому призывают отказаться от радикальных требований. В истории раскол элиты всегда был не целью, а следствием протестной активности.  Правящая олигархия расколется по настоящему только, если протестное движение прижмет ее к стенке. Тогда разные кланы начнут активно сливать другу друга. Пока у власти нет таких серьезных проблем. И бюрократия и бизнесолигархия — объективные враги демократического протестного движения. Они по доброй воле не отдадут свою власть и привилегии.

В интересах большинства

Сейчас активно поддерживают оппозицию в основном либеральная интеллигенция (часть аудитории «Эхо Москвы») и молодые хипстеры из столиц (тусовщики социальный сетей). Недавние выборы КС оппозиции показали, что потолок численности этого актива — 60-65 тысяч избирателей (участники выборов без сторонников МММ). Это в масштабах страны ничтожно мало. Вывести оппозицию из электорального гетто может только поддержка социально незащищенного большинства населения.

Выборы в США в очередной раз продемонстрировали, что основное противостояние в обществе всегда идет по линии богатые – бедные, привилегированные – дискриминируемые. За Обаму голосовали бедные и дискриминируемые. Бедных в нашем обществе намного больше, чем богатых; проигравших от приватизации намного больше, чем выигравших. Оппозиция может добиться успеха, только предложив радикальные социальные реформы в интересах непривилегированного большинства общества.

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире