17:14 , 06 июля 2011

Конфетная пирамида Путина-Суркова: кто на раздаче, кто в очереди, а кого из нее уже вышибли

За конфетами становись!
Один знакомый, настоящий олдскульный демократ, рассказывал мне такую историю. Как-то раз, году примерно в 90-м, на одном из собраний «Демократической России», в перерыве между заседаниями продавали конфеты. Время было голодное, тотальный дефицит, а тут продаются нарядные коробки импортных конфет по какой-то смешной цене. В общем, образовалась очередь и конфеты быстро закончились. И все бы ничего, но закончились они как раз перед носом у одного из тогдашних активистов ДемРоссии, ставшего затем известным российским политиком. Как только заседание возобновилось политик этот потребовал слова и обрушился на организаторов собрания. Как, мол, так, наш главный враг – привилегии, мы осуждаем коммунистов за спецраспределители для номенклатуры, а сами продаем прямо рядом с залом заседаний дефицитные товары, которых нет в магазинах. В общем – торговцев, мол, вон из «храма демократии» и т.п. Причем, самое интересное, что этот политик был абсолютно искренен и когда вставал в очередь за конфетами, и когда осуждал их продажу. Однако я сомневаюсь, что если бы ему достались эти конфеты, он стал бы осуждать тех, кто допустил их продажу.
Эта история с конфетами – хорошая метафора того, что происходит в российской политической жизни. Все ее фигуранты: от публичных политиков, до политтехнологов и политологов, делятся на три группы. Те, кто раздает эти волшебные конфеты (деньги, заказы, мандаты, посты). Те, кто стоит в очереди за конфетами. Те, кому конфеты не достались и они теперь осуждают всю систему выдачи конфет. Слушаешь ли выступления кого-то политика, читаешь ли текст «политолуха» и сразу понимаешь: этот ждет в очереди, этого из очереди вышибли, а этому поручили раздавать конфеты.

Конфетная пирамида Путина, «правые» и явление Прохорова
Отличие системы Ельцина от системы Путина в том, что в первой конфеты выдавал кто угодно, лишь бы деньги были, а во второй это право было монополизировано властью. Путин смог выстроить пирамиду раздачи конфет. На верху Кремль, Сурков за прилавком, затем Едро, всякие «Наши-Ваши», допущенные «оппозиционные» партии, прикормленные на бюджетных деньгах агентства, у подножья — разные философы-«политолухи» и прочий трехкопеечный околополитичский сброд. Вне пирамиды голодными волками ходят оппозиционные бывшие начальники и «технологи», вышибленные из системы раздачи. У них свой, единственный неконтролируемый властью стол для «обиженных». Конфет там мало, происхождение их темно, конкуренция и ругань за них идет жестокая (здесь необходимо уточнить, что подавляющее большинство оппозиционных активистов идеально мотивированы и ко всему этому отношения не имеют).
Судьбы российских политиков и партий можно лучше понять через ключевую конфетную метафору. Вот лидеры СПС, например, получили в 1999 году конфеты от Кремля, т.е. места в Госдуме. А в 2003 и 2007 году Путин решил им конфет не давать. Некоторые обиделись и ушли в несистемную оппозицию, а некоторые встали в очередь ждать, может, выкинут для них наконец-то что-нибудь сладкое. Одно время толпа страждущих либералов ходила в поисках конфет к Волошину. Он их в буквальном смысле кормил, водил в рестораны, но волшебных конфет у него не оказалось. Теперь вроде как наконец-то дождались. Прохорову в Кремле дали лицензию выдавать конфеты либералам. Около его стойки формируется очередь (к примеру, Павловский, Морозов). Думаю, в эту очередь, плюясь и ругаясь про себя, встанут и некоторые из несистемных политиков. Обида обидой, но конфет-то хочется.

Тандем: фиктивный и настоящий
Власть, как известно, в нашей стране принадлежит тандему. Но не Путина с Медведевым, а тандему коррумпированной бюрократии и криминальной бизнес-олигархии. У коррупционеров есть своя законная партия Жуликов и Воров – Едро. А у их партнеров-олигархов такой партии в Думе в последние годы не было. Это отражало изменение соотношения сил в тандеме. При Ельцине рулили олигархи, а чиновники и ФСБешники были у них на подхвате. При Путине роль бизнес-олигархии в политике сократилась, ее стали теснить силовики. Амбициозные планы Прохорова могут быть восприняты бюрократией, как попытка вернуть соотношения сил к временам Ельцина, усилить за ее счет позиции бизнес-олигархии. А это чиновники и их лидер Путин сделать не позволят. Так что, боюсь, лишат Прохорова права раздавать конфеты, и вся немалая очередь за ними опять останется ни с чем.

Крах конфетной пирамиды
«Конфетный» политический режим реформировать невозможно. Вместо него, а пока параллельно с ним, необходимо создавать новую современную политическую систему. Эта альтернатива — прямая сетевая демократия, уже ставшая ведущим мировым трендом. В ее основе самоорганизация граждан в сети для политических действий, сбор средств и гласное финансирование там любых проектов (краудфандинг), выдвижение новых лидеров, решение всех вопросов прямым общим голосованием. Нужны прорывные проекты в этой области, которые помогут создать реальную демократическую оппозицию, а в последствии и новый каркас политической системы страны.
PS. Лишь бы и в этот процесс не вмешались «конфетных дел мастера» и не превратили его в профанацию. А такие симптомы уже появились. Например, проектом т.н. «облачной демократии» занимается в т.ч. Станислав Белковский, который… ну, в общем, хорошо известный в конфетном бизнесе в российской политике человек. Не удивительно, что организация и финансирование проекта пока непрозрачны и вообще от него идет какой-то до боли знакомый «кондитерский душок».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире