15:07 , 07 октября 2014

Певцы войны и поручик Петров

Известный писатель Захар  Прилепин почувствовал в воюющей Новороссии «ощущение какого-то праздника, ярмарки, доверия друг к другу», ведь, по его мнению,  «жертвовать собой — занятие праздничное, упоительное, улыбчивое». Помнится ельцинский министр Грачев тоже вдохновенно говорил  после штурма Грозного о юношах,  умиравших  с  улыбкой на устах.  Но, то «Паша-мерседес», а это — писатель, как бы, продолжатель «гуманистических традиций великой русской литературы», извините за штамп.

Читаю прилепинское восторженное описание войны, и вспоминаю Маяковского «может быть сейчас бомбой ноги выдрало у Петрова поручика?». И не столь важно, где служит этот Петров: в украинской, в российской армии или у боевиков. В любом случае — он жертва тех, кто развязал эту войну.  Российские певцы «Новороссии» любят писать о преступлениях украинских военных. Наверное, что-то из их рассказов, к сожалению, правда. В любой войне преступления совершают все участвующие в ней стороны, так было всегда. И, конечно, каждый совершивший преступление, независимо от того на чьей стороне он воюет,  должен быть наказан. Но в войне, как в драке, важнее всего, кто начал первым.  Самый главный военный преступник — тот, кто начал войну, кто совершил агрессию. 

В Донбассе не было внутренних условий для начала войны.  Не за что было воевать: положение русскоязычных после свержения Януковича не изменилось, не было межнационального конфликта, этнических чисток и т.д. Если бы не захват Крыма, массированная дезинформационная антиукраинская кампания, «стерлковский» десант в Славянске, а затем широкомасштабное вооружение и обучение боевиков, участие в конфликте российских военнослужащих — войны бы просто  не было. Это очевидно. Об этом прямо говорят даже сами энтузиасты «новороссийской кампании». «Возможно бы без Стрелкова тут ничего не получилось» — пишет тот же Прилепин.

Конечно, в войне активно участвуют боевики из числа местных жителей, но руководят-то всей этой гоп-компанией специалисты из Москвы, без поддержки которой «республики» не продержались бы и двух недель.  Развязавшие войну — главные военные преступники.  Если процесс над виновниками этой войны состоится, солировать под первыми номерами на нем в качестве обвиняемых должны российские руководители, а насильники и садисты со всех сторон конфликта смогут составить им «достойную» массовку.

Если война — это ярмарка, то ярмарка смерти. Если она — праздник, то только для охотников на человеков, радующихся открытию нового сезона легального уничтожения себеподобных. Конечно, наши певцы «Новороссии» не следуют толстовской традиции безусловного отрицания любой войны. Им, видимо, ближе формула одного американского политика, сказавшего в 80-е: «Есть вещи и поважнее, чем мир». Политик имел ввиду, что благородная цель войны может оправдать ее.  Даже если принять эту точку зрения, войну с Украиной оправдать нечем. Она была развязана в краткосрочных корыстных интересах российского руководства. Иных целей у нее нет. Российским писателям-нонконформистам «лимоновской школы» представляется, что цель войны в Украине — создание на ее территории «Другой России» — некоего национал-социалистического (или по Лимонову, скорее, «военно-поэтического») квазигосударства, которое станет альтернативой буржуазной России и, как детонатор, подорвет ее изнутри. Эту концепцию Лимонов озвучил еще лет десять назад. И даже пытался реализовать ее в северном Казахстане. Но в реальности нынешняя война идет не за «Другую Россию», а за укрепление имеющегося и столь ненавидимого нашими писателями-«революционерами» российского путинского государства, за укрепление власти чиновников-буржуа и чекистов-коррупционеров.

Военные победы укрепляют  (а поражения чаще всего дестабилизируют) любую власть. Победа в Украине сделала бы путинский режим железобетонным. Именно за интересы прожженных жуликов у власти гибнут все эти улыбчивые российские боевики-идеалисты из репортажей Прилепина и Шаргунова. Все они — пушечное мясо российской криминальной олигархии. У них, при любом варианте развития событий, перспектив нет. В лучшем для них случае, если удастся выжить, а пропутинские силы смогут удержать власть в Донбассе, эти боевики обречены стать охранниками шахт Ахметова или какого-нибудь нового уже российского хозяина.

Анклав в Донбассе полностью контролируется Россией. А конкретно, сейчас там рулят махровые российские жулики, увлеченно пилящие деньги, выделяемые на войну и военную пропаганду (об этом открыто говорит тот же Гиркин-«Стрелков», называя их руководителем небезызвестного Суркова). Никакой новой «Другой России» не будет. Путинский режим сможет воспроизвести в Донбассе только самого себя — воровскую, коррупционную тухлятину.  Откат, распил, занос, Сурков… Каждый день очередному «Петрову-поручику» отрывает ноги. А наши «властители дум» вдохновляют оболваненных пропагандой боевиков и дальше с улыбкой идти на смерть ради амбиций и гешефтов российского руководства.

Максимум, что Россия сможет сделать без большой войны — создать на двух огрызках Луганской и Донецкой области криминальный нищий анклав по типу Приднестровья. Кому это нужно? Ясно, что ни местным жителям, ни боевикам, ни самой России, которой придется спонсировать территорию, находящуюся в международную блокаде.  Боевики в Донбассе умирают в абсолютно бессмысленной войне, не имеющей никакой рациональной цели. Даже корыстные задачи путинского окружения реализовать не удастся. Эта война может дать ему только временные  преимущества. Вполне вероятно, что в долгосрочной перспективе она похоронит путинский режим.

Вся эта «новороссийская» авантюра закончится позорным отступлением и крахом или приведет к большой войне, а потом к неизмеримо более жестокому поражению России. Я считаю, что быстрый крах имперской политики лучше войны. А что скажут наши «мастера культуры»?

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире