15:35 , 06 февраля 2014

Патриоты чужих стран не лучше патриотов своей

«Патриотизм разрушителен, он ничего не создает, кроме трескотни, вранья, шарлатанства, лицемерия. Патриотизм не совместим со свободой, он убивает свободу мысли, свободу творчества, свободу самореализации…  Он упрощает человека, лишает его разума…» — пишет Ксения Ларина. Если Ларина имеет ввиду патриотизм вообще, не только русский, но и американский, израильский, французский, грузинский, любой другой, тогда я с ней полностью согласен. Патриотизм, как и религия, как и национализм, – причина деления людей на своих и чужих, конфликтов между ними, войн, столкновений. Все это — инструменты манипуляции населением в руках правящей элиты. Любая эксплуатация, воровство, подлость властей прикрываются разговорами об интересах отечества. Эти общенациональные интересы – миф. Что может быть общего у олигархов и бюджетников, чекистов и офисных «хомяков», коррупционеров-чиновников и рабочих, «цапков» и их «крепостных».

Хлебников предупреждал: «Девушки и те, кто не выносит запаха мертвых, падайте в обморок при слове «границы»: Они пахнут трупами». Стирание границ, объединение наций было идеалом свободных людей еще со времен Пушкина и Мицкевича: «Когда народы, распри позабыв, в великую семью соединятся». Тем более, это было мечтой левых: «чтобы в мире без России, без Латвии, жить единым человечьим общежитьем» — писал Маяковский. Перефразируя Маркса, можно сказать: современные свободные люди не имеют отечества, очерченного государственными границами.

Почему вообще кусок земли, который правящие отгородили границами и назвали государством, должен вызывать какие-то эмоции. Привязанность, желание защитить могут вызвать люди, культурные ценности, родные места. «Отечество нам Царское Село» — такой «патриотизм» мне понятен.  Родная культура – это реальность, но родное государство – это оксюморон, типа сухой воды. Наличие какой-то бумажки-паспорта не делает человека обязанным обслуживать элиту государства, которое этой бумажкой пытается привязать его к себе. Вся эта национальная архаика, «чувство почвы», «любви к Родине, земле и народу» – хороший материал для литературы, искусства, все это может быть интересно, как эстетика, но плохо и подло, когда становится политикой.

Американский патриотизм не менее отвратителен и абсурден, чем наш. Штаты должны уже всему миру. Китай вообще может легко разрушить американскую финансовую систему, если престанет покупать их долговые обязательства. Ни одну реформу толком провести не могут, как показало бездарное президентство Обамы. А все туда же: сверхдержава, оплот демократии. С детства промывают мозги своим гражданам, насаждая патриотическую гражданскую религию. Со школы приучают к сакральным обрядам поклонения государственным символам: флагу, гимну, конституции и т.д.  Возможно, именно патриотическое самодовольство привело Штаты к застою и кризису.

Здесь, кстати, позитивный пример демонстрируют немцы. У них патриотизм считается со времен войны чем-то неприличным и маргинальным. Наелись уже этим в 20-м веке. Никаких тебе поклонений флагу, собственной истории и т.д. Героями считаются те, кто работал во время второй мировой против своего «германского отечества», вплоть до иностранных шпионов. Есть, правда, одно исключение. Чемпионаты мира и Европы по футболу. Тогда немцы разрешают себе немного сойти с ума. Вывешивают флаги, орут патриотические кричалки. Но после окончания очередного чемпионата вся эта вакханалия мгновенно заканчивается. Этим футбольным квазипатриотизмом немцы, видимо, заменяют свой традиционный воинственный патриотизм, как наркоманы транквилизаторами наркотики, чтобы смягчить ломку.

Как писал Эренбург, объединить всех рыжих можно только одним способом, начав их преследовать за то, что они рыжие. Тогда они будут вынуждены объединиться, чтобы эффективнее обороняться.  При нападении агрессора люди начинают отстаивать свою общую свободу и безопасность. Так было во время ВОВ. Но это экстраординарные ситуации. Обычно патриотический культ не имеет практического смысла, кроме оправдания власти правящей элиты.

Не бывает стран-«красавчегов» и стран-уродов. Вернее, эти состояния ситуативны и зависят от социальной системы и власти. Что могло быть отвратительнее, чем нацистская Германия? А современная ФРГ вряд ли у кого-то может вызвать сильную антипатию. Нынешние, мягко говоря, не очень симпатичные страны так же обязаны своими пороками правящим режимам, тому же государственному патриотизму, клерикализму и т.д. Пройдет время и они станут ничем не хуже современных передовых государств.

Надеюсь, Ксения Ларина имела в виду не только российский, но и любой другой патриотизм. Ведь многие наши либералы восхищаются «играм патриотов», если они представляют некоторые другие страны. Ой, какие грузины патриоты-молодцы, ой, израильтяне солдаты-красавцы, ой, американцы — настоящие граждане-патриоты. И здесь у них слово патриотизм употребляется, почему-то, в позитивном значении. Эти либералы такие же приверженцы «патриотической религии», как и путинсты, но только тех ее разновидностей, что насаждаются в некоторых зарубежных странах. К таким патриотам других стран, как и к российским патриотам, относятся все резкие, но справедливые слова, сказанные Лариной в адрес патриотизма.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире