21:12 , 26 апреля 2021

Проект Положения о просветительской деятельности — это наступление на свободу совести

На вольтеровском «мне отвратительно, что вы пишете, но я отдал бы жизнь, чтобы вы могли писать дальше», похоже, ставят очередной крест. По крайней мере, об этом говорит проект положения о просветительской деятельности, которое планирует утвердить Правительство.

Этот шедевр хорошо разобран журналистом Дмитрием Колезевым, не буду останавливаться на этом, поскольку все, что там написано – очередное наступление на конституционные права и свободы граждан. В этом случае – право на образование (43 статья), которое государство должно поддерживать в любых формах. Проект положения – прямо ограничивает это право. Краудфандинговые просветительские проекты на грани исчезновения и вот почему.

Нет ничего ужаснее, чем правовая неопределённость, особенно, когда речь идёт о «политической» административной и уголовной ответственности, которая для многих может закончиться окончанием карьеры.

В пояснительной записке к Положению сказано, что его требования не будут являться предметом государственного или муниципального контроля, а нарушение их не является поводом привлечения к ответственности. Однако, сколько раз мы наблюдали, когда «необязательные» требования становились «обязательными».

Давайте представим ситуацию. Есть некий образовательный проект (например, про основы и пользу местного самоуправления), который существует более-менее автономно, рассказывает в малых населённых пунктах о ценности местного самоуправления и пользе вовлечения граждан в местную политику. Теперь он не сможет существовать на краудфандинговой платформе, необходимо заключить договор с образовательной организацией. Во-первых, это дополнительная нагрузка на образовательное учреждение (так называемый субъект просветительской деятельности), во-вторых, каждый руководитель такого учреждения руководствуется принципом «как бы чего не вышло». Мы помним, как поход на безобидное мероприятие про муниципальную политику закончилось штрафами по политической статье 20.33 для 200 ничего не подозревавших человек.

В такой ситуации учреждение автоматически подпадает под риск отзыва образовательной лицензии или, что еще хуже, все под те же «политические» статьи: суды и силовики уже даже не трудятся, чтобы доказывать аффилированность с иностранными организациями. Им теперь достаточно «рапорта оперативника».

И даже если образовательный (просветительский) проект вполне себе безобидный, вегетарианский, «связываться» с ним никто из образовательных учреждений не захочет по причине «как бы чего не вышло». В отсутствие договора с субъектом образовательной деятельности такой проект становится вне закона. И хотя пока за это нет прямой ответственности, все стремительно меняется.

Что мы получим в итоге? Исключительно жёстко контролируемую государственной машиной образовательную повестку, без возможности отклонения влево или вправо, или попыток улететь, в которой не только нарушается право на образование, но и право на свободу совести — естественное право на самостоятельное формирование убеждений и ценностей, способствующих самоактуализации.

Желание властей все контролировать понятно. В идею высшего предназначения в качестве хомута который сдерживает бочку от рассыпания, уже давно поверили не только те, кто её придумал, но и даже те, кто ранее ее критиковал. Но сколько еще мы сможем прожить в этом хомуте, и сколько просуществует система, можно лишь догадываться. При внешнем спокойствии власти, политическая энтропия возрастает и это не может оставаться безнаказанным. Подобные попытки регулировать любое просвещение – тому ярчайший пример.


Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире