Прогуливаясь по району Ивановской горки (Хохловский переулок и окрестности), что в Басманном районе Москвы, увидел несколько приклеенных намертво к фасадам зданий, являющихся объектами культурного наследия, объявления несовершеннолетним, выглядящим как взрослые, с предложением работы «тайным покупателем» алкоголя и сигарет.

 

Понятно, что дело в «Яме» (Новохохловская площадь) – прекрасное общественное пространство, в котором, однако, кое-что пошло не так. Скандалов вокруг «Ямы» было много. Там и недовольные шумом жители, и вандальные надписи на стенах, и распитие спиртного, которое пресекалось сначала неясно откуда взявшимися «общественными комитетами», а затем

Наблюдал однажды, как девочка и мальчик, пришедшие на свидание, взявшие по пиву в магазине рядом, доставшие его, через две минуты оказывались в автозаке. Расстройство, испорченное свидание. Плохо ли употребление алкоголя в общественных местах? По мне — нет, если оно в цивилизованной форме. А вот если у памятника Шолохову собирается компания алкашей, человек 20, почему-то полиция игнорирует таких. Безобидных мальчика и девочку с пивом гораздо проще затолкать в автозак, чем разогнать агрессивную компашку пьяниц.

 

Конечно, наверное, ничего хорошего в продаже алкоголя несовершеннолетним нет. И закон, запрещающий продажу, к глубокому сожалению, нужен (хотя я категорически против любых запретов, которые ограничивают право выбора, а ещё сильнее — против того, что запреты становятся кормушкой для дерьма, которое выползает из общества в виде стукачества и подлости). Но презумпция «что не запрещено – разрешено» вынуждает регулировать то, что при ответственном поведении в регулировании не нуждается.

 

Я помню времена, когда водка продавалась в ларьках на остановках, и мы, первокурсники (нам было по 17 лет) её беспрепятственно покупали, как и сигареты. Не помню, чтобы продавцы в стекляшке на пролетарке или в «Солнышке» на ул. Москворечье когда-либо отказывали в продаже. Еще помню, как мы пикетировали памятник Петру I и когда нас привезли в ОВД «Якиманка», одного нашего друга, Рому, которому еще не исполнилось 18, воспитывала инспектор по делам несовершеннолетних, что так делать нехорошо. А Рома смотрел на неё ироничным взглядом и дышал перегаром, потому что накануне принимал на грудь. Рому сложно было в тот момент назвать несовершеннолетним. Он сам поступил на бюджет в МИФИ и был вполне самостоятельным и взрослым человеком, умеющим отвечать за свои поступки, а еще на щеках у него была капитальная такая щетина, что придавало комичности ситуации. Да, мы могли купить алкоголь и нас никто тогда не считал «детьми».

 

Хорошо это или плохо? Знаете, никто из нас тогда в алкоголиков не превращался. Побухивали, конечно, чего уж там. Но если институт и бросали, то не из-за водки, а из-за того, что времена были тяжёлые, многие студенты устраивались на работу на полный рабочий день, в итоге совмещать это с учёбой было сложно, заваливалась сессия и народ отчислялся.

 

Если кто-то искренне считает, что «детишки» не найдут чего-нибудь (и необязательно алкоголь), спешу разочаровать. Найдут. Проблема легко решается, например, если прийти в бар в компании с 18-летним другом. Да и в магазине это сделать можно. И хорошо, если это будет алкоголь, а не кое-что другое. Обдолбанные подростки, размахивающие гениталиями на дороге в центре одного подмосковного города, которых я недавно наблюдал – хороший тому пример. Словом, не стоит быть уверенным, что чадо защищено от алкоголя/наркотиков/дурных людей неким законом, либо бешеными штрафами. Отношение к этому формируется внутри семьи. Да и вопрос вовсе не в алкоголе, а в ответственности и самостоятельности. Дееспособности и субъектности.

Задача родителей – подготовить ребенка к самостоятельной жизни и к ответственности за свои поступки. Создать такую атмосферу, чтобы через его сознательный выбор сформировались правильные ориентиры: получить образование, самореализоваться — творчески или через профессию. Приучиться ДУМАТЬ. Думать своей головой, а не головой мамы или некоего абстрактного «государства», которое лучше знает, какие принимать законы и как жить каждому из нас.

 

А вот что касается моральной стороны подонков типа «лев против», скажу вот что.  «Нравственность», которая, якобы защищается – это ложь и подмена понятий. Это самое мерзкое, что было подарено нам десятилетиями атмосферы морализаторства и государственного патернализма. Стукачей хватало везде и всегда. Но общественное поощрение этого в наши дни – пакость. Вовлечение и превращение подростков в стукачей, шантажистов – что может быть омерзительнее? Формирование у них образа доступности легких денег, заработанных не трудом, не ночами, проведенными над курсовыми, не часами занятий с репетиторами, а вот таким вот шантажом. Вы готовы принять это? Я нет.

 

Одна знакомая сказала во время пандемии: «Ну подумаешь, закроется какая-нибудь парикмахерская, мы же не умрём». Да, не умрём. Для общества закрытие малого магазинчика – не потеря и не катастрофа. Я и сам, честно признаюсь, закупаюсь у сетевиков и предпочитаю проверенные услуги.

Но знаете почему я так топлю за малый бизнес? Потому что это люди, которые хоть что-то пытаются в жизни делать сами, пусть иногда неумело, корявенько, но они барахтаются. Пытаются выкарабкиваться из кризиса в который им никто так и не помог. Они не сидят на шее у государства. Они платят ему налоги, создают рабочие места. Они не мешают работать и развиваться. Они созидают.

И вот тут приходит такая вот народная контролёрша, борцыха за нравственность и начинает «контролировать».

 

Знаете что, засуньте свой «народный контроль» туда, откуда он взялся. Если ничему другому не научились, идите работать на завод. Правда прогресс уже шагнул далеко. Даже на заводе уже давно нужны квалифицированные работники.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире