Российским военным запретили рассказывать о службе в СМИ и интернете. Указ об этом подписан Президентом.

Очередной запрет, направленный на снижение прозрачности и прямое нарушение основного закона. Согласно части 4 статьи 29 Конституции РФ, каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом, но вовсе не Указом Президента. В соответствующем законе к гостайне отнесены сведения в военной области о стратегических и тактических планах строительстве объектов, обращении с ядерными боеприпасами и отходами, и некоторые другие, но никак не нюансы ведения службы, особенно если это связано с возможными нарушениями. Конечно, может быть есть и другие законы про тайну, но это не столь значимо.

Важно другое – право рядовых на защиту. Причем не только на боевом дежурстве или во время боевых действий, когда это, в общем-то, оправдано, но и во время рутинной службы в забытом всеми гарнизоне, когда рядовой имеет в случае притеснений только три выхода – завладеть оружием и убить (себя или тех, кто его унижает), убежать из части (и сесть в тюрьму) или исхитриться записать нарушение своих прав на телефон и отправить в прокуратуру. Теперь последнюю — неуголовную — возможность защиты себя у него отбирают. Причем запрещают именно иметь возможность, а не совершить запрещенное деяние, что является прямым нарушением прав на личную неприкосновенность и другие личные конституционные права гражданина.

Поэтому эта мера не что иное, как очередной виток ужесточения регулирования информационного поля в России в целой чреде таких ограничительных мер, фактически являющимися цензурой, что прямо запрещено частью пятой 29 статьи Конституции. Например, из последнего — недавно принят закон о фейках про коронавирус, который, на мой взгляд, прямо презюмирует виновность автора любых сообщений о коронавирусе и всего, что с этим связано. Если СМИ не представит доказательства достоверности информации, в том числе, раскрыв её источники, к нему (СМИ) явится следственный комитет.

И вот теперь еще один, с моей точки зрения, антиконституционный нормативный акт, на этот раз касающийся военных. Из него следует, что сообщение в соцсетях или СМИ о нарушениях в военных частях, например, будет грубым дисциплинарным проступком со соответствующими последствиями.

При этом военным одновременно запретили иметь гаджеты, которые «умеют» делать аудио— и видеозаписи в любое время несения воинской службы, в том числе при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, или, например, при оказании помощи правоохранительным органам в рамках «охраны правопорядка и обеспечении общественной безопасности».

Всё это происходит на фоне принятия закона о едином федеральном информационном регистре и уже подписанном законе о введении технологии искусственного интеллекта, который будет следить за гражданами и, якобы анализировать как исполняются законы и насколько они эффективны. О реальных же целях введения этого самого интеллекта – можно только догадываться.

Другими словами, государство хочет знать о нас всё, но при этом максимально ограничивает общество и СМИ в реализации права на информацию.

Несправедливо получается «мы вам — всё, а вы нам – пятую точку». Хотя и не ново. Народ давно перестал быть главным источником власти, а Конституция — реальным основным законом, на который ориентируются власти. И то, что планируется с ней совершить в ближайшее время – тому прекрасный пример. Но это уже совсем другая история…

Мой комментарий на эту тему в сетевом издании
Мой telegram-канал 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире