17:37 , 18 июля 2012

Долгое эхо Екатеринбургской трагедии (к годовщине расстрела в Доме Ипатьева)

Советско-постсоветские преобразования, как правило, сворачиваются «в самый интересный момент», возвращая процесс в исходную точку. Ещё незабвенный Черномырдин иронизировал — какие бы заводы мы не строили, в конце конвейера всегда появляется автомат Калашникова.

Так, за две недели до снятия Ленинградской блокады тогдашний председатель исполкома Бобков распорядился вернуть исторические названия 20 улицам города. Проспект 25-ого Октября вновь стал Невским. Между тем, процесс возвращения имен неспешно продолжается до сих пор. Месяц назад питерские друзья попросили принять участие в электронном голосовании о возвращении ещё тридцати топонимов северной столицы… Но если 70 лет власти решают один и тот же вопрос, значит, речь идёт не о решении, а об его имитации.

Похожая ситуация складывается с останками царской семьи. После долгих публичных споров, часть останков упокоена в Петербурге, в Петропавловской крепости, правда, в отдельном от других императорских захоронений зале. Подлинность останков детей – Алексея и Марии — доказана двумя генетическими экспертизами, результаты представлены в РПЦ и администрацию президента в 2008 году, но никакого ответа от них не последовало. Часть церковных иерархов продолжает дискуссию о подлинности, а уцелевшие косточки мучеников пол десятилетия пребывают в холодильнике. Если бы царевич Алексей чудесным образом воскрес и свидетельствовал, и тогда бы нашлись именитые сомневающиеся и спорящие.

Советско-постсоветское государство принято сравнивать «со всем цивилизованным миром». А как это происходит «там», как «они» относятся к своей и чужой истории? Лет 15 назад англичане обратились к Каиру с просьбой представить для экспозиции на короткое время мумию фараона. Египтяне согласились с условием: когда самолёт приземлится в Лондоне, его встретит почетный караул и будет поднят египетский флаг, ибо речь идет, хотя и о мумии, но руководителя государства. Британцы с пониманием принял поставленные условия.

А вот у нас подобная цивилизованная логика пока не работает. В начале июля президент Путин, выступая в Совете Федерации, признал, что поражение России в Первой Мировой – результат национального предательства. Большевики заставили Россию «проиграть» проигравшему. Ленин подписал Брестский мир и сдался Германии, которая, спустя несколько месяцев, признала своё поражение в войне с Антантой. Между тем, останки нацпредателя по-прежнему пребывают в самом сердце Российской столицы, а его имя носят сотни городов и проспектов?!

Перечень очевидно абсурдных ситуаций легко продолжить, сложнее другое – признать, что выход из тупика необходим, и он существует. Начать можно с возвращения страны в правовое пространство, которое Советская Россия покинула в ноябре 1917 года. (Именно тогда был принят декрет, отменявший действие всего корпуса российских законов, а в 1992 году нас объявили правопреемниками СССР.) Вернувшись к правовым нормам, мы перестанем быть страной, в которой убийство главы государства не вызывает никаких юридических последствий. Ведь невиновность Николая П официально признана, преступление есть, а наказания – нет. Собственно, подобная антиправовая практика повторяется регулярно. В Москве восстановлен Храм Христа Спасителя, но расследование в отношении тех, кто взорвал святыню в 1931-ом году не проводится. И после этого мы слышим аргументы – «не смейте называть Сталина преступником, его никто никогда не судил». Но как судить, если российская судебная система в России не действует! Жить и дальше «под собою не чуя страны» невозможно, необходимо от «и дольше века длящегося дня» перейти в день завтрашний! Такие выводы мне кажутся актуальными в годовщину бессудного расстрела в Доме Ипатьева.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире