Постсоветская власть давно научилась использовать экстремальную ситуацию в своих интересах. Пример? Пожалуйста. Во время Бесланской трагедии чиновники проявили удивительную беспомощность, погибла масса детей, до сих пор на многие вопросы не даны ответы, но именно тогда, в атмосфере всеобщего шока, было принято ничем не мотивированное и не связанное с терроризмом решение об отмене губернаторских выборов.

А что делают власти нынче, когда горит пол России и когда людям нечем дышать? Второй или первый человек системы (кто их разберет?) – глава правительства — вежливо и уважительно переписывается с блогером, чье антипожарное послание напичкано матершиной (напомню, что нецензурщина наказуема Уголовным кодексом). Однако Путин сравнивает своего респондента с Максимом Горьким. Причем для реальной борьбы с пожаром блогер не получает ничего, даже пресловутой рынды. Иначе говоря, под шум горящих лесов происходит легализация низменного языкового стиля, политика деградации и растления, которую так настойчиво проводит гостелевидение в отношении молодежи, переносится на старшие поколения россиян.

Однако, упомянутая переписка – это только деталь. В эти летние огненные недели не простаивают ни законодатели, ни президент. Только что начал действовать «сухой закон» на дороге. С лета 2008-ого года в России допускалось в самых минимальных количествах (не свыше 0,3 промилле) потребление алкоголя за рулем. Статистика, хотя она и не очень у нас надежная, показывает, что за это время потребление водителями спиртного и соответствующие ДТП уменьшились примерно на 10%. Новую ситуацию стоило внимательно проанализировать и сделать предварительные выводы. Но реально происходит другое.

Нас вернули к старым правилам? Не совсем так. Как и два года назад, наказуемо любое, самое минимальное содержание алкоголя в крови, а проверить состояние водителя теперь может не только специалист-медик, но и работник ГИБДД. Многие эксперты объясняют, что алкоголь содержится в минимальных объемах, чуть ли не у каждого человека. И у грудного ребенка, накормленного кефиром, и у заядлого трезвенника, утолившего жажду квасом, и у того, кому пить запрещено по медицинским показаниям и кто принял соответствующие лекарственные капли…

О том, что с принятием новых правил пострадают невиновные, ряд СМИ рассказал громко, ясно и публично, однако закон уже действует, и обратный его ход пока никто не предвидит. Почему же так происходит? Многие считают, что все дело в коррупции, теперь у гаишников не только руки развязаны, но и карманы оттопырены. На мой взгляд, это только часть ответа и, пожалуй, меньшая часть.

На самом деле, цели законотворцев иные. …Не одним деловым людям известно: существующее у нас бизнесзаконодательство устроено так, что позволяет наказывать любого предпринимателя. То есть, открывая свое дело, каждый повисает на крючке, а выдергивают того, кого надо, того, кто «плохо себя ведет». Фамилии части этих выдернутых знает вся страна, да и весь мировой бизнес. В такой ситуации необходимо говорить не о преступлениях деловых людей, но о преступно-неправовом характере государства.

И вот теперь в сходное с бизнесом положение поставлены автовладельцы. Гражданское общество в нашей стране имеет свои передовые отряды и структуры. В число «очень плохих мальчиков и девочек» входят протестующие автомобилисты. Похоже, именно об этих ребятах жарким летом 2010 не забыл наш президент. Теперь и их подвесили на крючок. И то верно, ведь не только парламент, но и вся Россия, и все гражданское общество – на колесах или без — по мнению номенклатуры, не должны быть местом для дискуссии.

А ситуация в стране непрерывно и явно ухудшается. Власти очень опасаются превращения холодной гражданской войны в горячую. Однако закручивание гаек ведет к обратному результату. Когда все клапаны перекрыты, с кипящего котла срывает крышку!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире