Муратов и свобода. Нобелевский комитет своим удачным, хотя, может быть, чуть запоздавшим решением жестко остановил отступление и защитил критически сужавшееся пространство свободы в нашей стране. В новой ситуации неосталинское мракобесие, наступавшее у нас по всему фронту, не может не сознавать, что удар, который оно наносило по основам Конституции и российским свободам дискредитирует не правозащитников, а самих чекистов и существующую госсистему. Ни минуты не сомневаюсь — силовики готовились объявить «Новую газету» иностранным агентом. Но, благодаря решению Нобелевского комитета, сделать это они теперь не хотят и не могут. Дмитрий Муратов мужественно и решительно защитил не только свою редакцию, но и всех, кто встал в полный рост, чтобы отстаивать гражданские права! Одновременно, даже не сознавая это, Комитет в Осло отправил на пропагандискую свалку всю т.н. телесоловьевщину с поповщиной.

С другой стороны, решение Нобелевского комитета показало, что существует не только шредеризированный Запад, прогнувшийся и склонный к коррупции, есть и Европа высоких принципов и ценностей, есть Европа Солидарности с теми, кто в тяжелые времена выступает против политических преследований. Именно такому Западу мы благодарны, об этом мы никогда не забудем и поклонимся в пояс, когда в Россия, наконец, выйдет на путь долгожданных перемен.

Муратов и Навальный. Претензии и обиды в Интернете – почему не Алексей, можно добавить – почему не Тихановская? – звучат громко. Выскажу свою точку зрения.

Во-первых, насколько мне известно, если неправ – поправьте, технические нормы и процедуры Нобелевского комитета делали невозможным обсуждение кандидатуры Навального, поскольку соответствующее предложение должно быть представлено не за день до голосования, а значительно раньше. В нашем случае это период до ошеломляющей попытки убийства Алексея и до также ошеломляющего показа докфильма про дворец.

Но Навальный, несомненно остается в «списке ожидающих». Год в заключении – это, конечно, удар по его здоровью и в этом большой минус. Но «отложенный ответ» имеет и свои плюсы. Дело в том, что ни одно нормальное государство (было лишь три характерных исключения – III Рейх, захваченная силовиками Бирма-Мьянма и коммунистический Китай) не отправляло в застенки Нобелевского лауреата мира. Такие личности всегда предмет национальной гордости! Уверен, что путинисты это прекрасно понимают и не хотели бы стать четвертыми в списке из трех. В результате власть в Кремле поставлена перед выбором – либо, под любым предлогом, отпустить Алексея на свободу, либо «прославиться» на весь мир со всеми вытекающими последствиями (например, обострится вопрос – о постоянном членстве в СБ ООН)…

Так, может, признаем, что общий итог и счет в нашу пользу, ведь героический Алексей Навальный и выдающаяся Светлана Тихановская остались в «списке ожиданий»?

Муратов и «иностранные агенты». Сейчас, пожалуй, самой острой проблемой нашего гражданского общества является шельмование властями наиболее активных и совестливых соотечественников клеймом «иностранный агент».

Надо пояснить, что любое общество – и самое демократическое, и самое тоталитарное – нуждается в самоинтеграции и в сплачивании. Но демократическое общество объединяет его история и его герои, защищавшие суверенитет и законы своей страны. Иначе устропена авторитарная система, которая, разумеется, никогда не признает свой авторитарный характер. История здесь всегда сфальсифицирована. Сплачивание такой системы происходит за счет «борьбы с придуманными врагами». Не удивительно, что вся официальная советско-постсоветская история – это история борьбы с врагами — с контрреволюционерами, антисоветчиками, кулаками, сионистами, троцкистами…, вплоть до нынешних экстремистов и иноагентов. Враги жизненно необходимы такому режиму чтобы было на кого свалить постоянные «просчеты и ошибки» и чтобы было не «за» (с такими всегда очень сложно, их не хватает), а против кого сплачивать деморализованное общество.

В ближайшие дни независимые СМИ организовывают «эстафету против выдумки про иноагентов». Это, конечно, удачная идея. Гласность – всегда помощник в противостоянии чекизму. Но сегодня можно было бы к нейтральной гласности добавить программу демократического наступления. Что я имею ввиду?

Наша Конституция, гарантирующая запрет на госидеологию, запрет на цензуру, гарантирующая свободу слова, свободу научного и художественного творчества несовместима с властными «играми во врагов». Поэтому тот, кого обязали писать «автор статьи – иноагент», может добавить, «…что противоречит и нарушает Конституцию РФ».

Полезным было бы обратиться с коллективной жалобой на Конституционный суд, который откровенно потворствует и не желает замечать грубейшие нарушения Основного закона нашей страны. Про тысячу политузников в государстве, где цензура запрещена, я уж и не говорю.

И еще один шаг. Я исхожу из того, что человек ставший Нобелевскким лауреатом уже не принадлежит только самому себе, он становится несвободным, но не от авторитарной власти, а от гражданского общества. Поэтому мне кажется, что Дмитрий Муратов вполне мог бы обратиться к своим колллегам – к интеллектуальной и нравственной элите – к Клубу Нобелиатов. Эти лидеры могли бы направить открытое письмо президенту Владимиру Путину. Думаю что и Светлана Алексиевич, и Михаил Горбачев и, даже, Лех Валенса и др. могли бы поддержать наши требования о прекращении нарушений Конституции и прекращении оскорбления российских активистов выдуманными властью тюремными кличками.

В завершении. Решение Нобелевского комитета показало, что мир далеко не един, не думаю, что на Филиппинах реагируют на премию Дмитрию Муратову также эмоционально, как у нас в России. Но я рад, что мы движемся в правильном направлении и мы уже интересуемся новым для нас именем в журналистике, именем Мария Ресса. Одно слово правды весь мир перетянет!

Добавлю, что решение Нобелевского комитета подводит к выводу – главное достижение нашего народа не навязываемый миф о победе в войне, бездарно проведеннной почти столетие назад с потерей 42-х миллионов жизней. Главное наше достижение в том, что несмотря на столетие цензуры и подавления, российский народ выше всего ценит свободу и правду и у нас есть люди, служащие образцами для всего остального мира. Надеюсь, что следующий год подтвердит это еще раз.

И самое последнее. Напомню, что старший брат Альфреда Нобеля – Людвиг – работал в России, прославился, вместе с братом, организацией добычи и переработки бакинской нефти, строительством первого нефтепровода. Вообщем, русские деньги вошли и в Нобелевский фонд. И иногда они возвращаются.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире