20 дней, которые потрясли Россию. События последних недель существенно изменили всю атмосферу и политическую ситуацию в стране. Они нуждаются в разностороннем рассмотрении и анализе. Собственно, разные мнения и оценки уже высказаны, дискуссия уже идет…

Спрашиваете – что изменилось? Отвечаю, если коротко…

После 100-миллионного просмотра «дворца Путина» президент потерял доверие не просто активистов и оппозиции, но большинства российского общества.

После «недоубийства» Навального и последовавшим за этим… судом над Навальным(!?) власть, с точки зрения общественного мнения, уже не может выступать от имени закона и права.

После избиения и задержания многих тысяч молодых людей, мирно вышедших на улицы городов, изменилась моральная обстановка. Когда горстка самых лживых, коррумпированных и деморализованных властителей, на глазах у всего мира, безжалостно преследуют честных и самых порядочных граждан, существенно меняется национальное самосознание…

(Пример смены моральных оценок – процесс начавшийся вокруг Горбачевской борьбы с пьянством. Борьба, не решив все проблемы и встретив большую волну недовольства, тем не менее, сделал самое главное. Она изменила основу национального самосознания — моральные нормы. До компании пьянство было предметом гордости (Шолохов, «Судьба человека» — «я после первой не закусываю») после — превратилось в занятие постыдное.)

Но, в связи с протестами и нынешними моральными переоценками, важны другие аналогии… В конце 70-ых я, молодой аспирант, писал диссертацию о польской социологии телевидения и работал в Варшаве. С новыми знакомыми я постоянно обсуждал тему протеста и свободы. Иногда собеседники показывали шрамы на теле, на голове, оставленные милицейскими дубинками. Больше всего меня поражало не то, что поляки не жаловались и не хвастались, они гордились тем, что борются за свободную Польшу. Такие же настроения – бесстрашие и счастье рисковать всем, ради свободы своей родины я встретил на Майдане. Сегодня готовность к самопожертвованию ради свободной России становится моральной потребностью и у нас…

Сила власти как ее слабость. Когда-то давно я общался с генералом Калугиным а, позднее, и с некоторыми другими бывшими чекистами, открыто перешедшими на сторону народа. Узнавал много нового, но, пожалуй, более всего меня поразило их невежество или, мягче – неосведомленность. В чекистских вузах история страны изучается по официальным, лживым учебникам. Как и во всех обычных вузах, настоящая история России ХХ века у нас сфальсифицирована… О реальных фактах периода советской самооккупации , точнее — о силовом давлении в СССР, я расскажу кратко…

Согласен с некоторыми участниками нынешнего протеста – после утраты доверия, права и морали, последний ресурс, которым располагает власть – это сила. Но советское прошлое показывает, что возможности силового подавления граждан, на самом деле, весьма ограничены и опасны для самого режима.

… Захватив власть в ходе вооруженного переворота, страдающий нейросифилисом – см. публикации В. Новоселова (отсюда – частые приступы садизма), руководитель немецкой резидентуры Ленин, объявил о введении диктатуры пролетариата т.е. «власти опирающейся на прямое насилие, не ограниченной никакими законами и рамкам». Уже в 18-ом году Ленин бодро объявил — «Россия завоевана большевиками». Но оказалось, что сопротивление красным только нарастало и в 19-ом году, в соответствии с «Московской директивой» А. Деникина, Вооруженные силы Юга России, с боями, пошли на столицу… Гражданская война в европейской части страны продолжалась до ноября 20 года. И, все-таки, казалось, что большевики, наконец, победили. В марте 21-го в Москве собрался 10 съезд РКП, съезд победивших. Однако, в разгар его работы в Кронштадте вспыхнуло мощное антибольшевицкое восстание балтийских моряков и Ленин был вынужден отступить. Вместо военного коммунизма, запретившего деньги, рынок, торговлю, частную собственность, пришлось объявлять т.н. НЭП, т.е. возврат в Российскую экономику, но при политической власти красных…

10 лет страна залечивала раны. И в 29-ом Сталин понял, что так можно вообще потерять власть и объявил «Великий перелом». В стране был создан ГУЛАГ, а народ прошел через новый, страшный голодомор, через террор и репрессии. Спрашиваете – что в результате, мы стали сильнее? Нет, совсем наоборот. В результате 3 миллиона красноармейцев к концу 41-ого года оказались в плену у немцев, а уцелевшая часть сталинской армии, фактически, отказалась защищать Сталина и бежала до Москвы и до Волги…

53 государства антигитлеровской коалиции победили фашизм, а не СССР, который силой удерживали еще 45 лет. Но 30 лет назад и СССР распался. Как неоднократно признавал Сталин, «без помощи США и Англии Советский союз не выдержал бы напор 3 Рейха и проиграл бы в этой войне». Насилие над собственным народом ставит под вопрос существование и государства, и его властной системы. В мае 45-ого Сталин, по сути, публично признал — еще немного и народ сказал бы Правительству – «вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь»…

После войны красный тиран продолжил политику террора, массовые депортации дополнил третий искусственный голодомор 1946-47 годов (смерть 2 миллионов человек), на предельную мощь заработал ГУЛАГ. Но через несколько недель после его смерти, в мае 53-го в лагерях начались протесты. Восстание в Воркутинской зоне (от 20 до 100 тысяч участников) и поход на город убедили Хрущева в том, что лагеря опасны для самого режима, массовые репрессии оборачиваются огромным риском для Кремля. И начался роспуск ГУЛАГа…

Чтобы избежать насилие. Если бунт в исторической и правильно устроенной России был бы бессмысленным, то в Совке-постсовке он оказывается вполне осмысленным. Может ли власть вернуться к массовым репрессиям, жестоким и бесперспективным? Такие голоса, призывы и предупреждения сегодня уже звучат. Исключить номенклатурное бешенство невозможно. Вопрос в том, что будет дальше? Понятно, что Навальный меняться и прогибаться не станет. Он это уже доказал. Ясно, что гражданский протест также затихать не будет… Есть ли выход? Вопрос станет еще более остро, когда растущее гражданское движение дополнит открытый раскол т.н. элит и консолидированная, решительная поддержка западных демократий. Можно ли каким-то образом остановить и избежать горячую конфронтацию?

Мне представляется обсуждаемым такой вариант. Российский гражданский протест и Запад настаивают на обмене – все российские политзаключенные выходят на свободу и включаются в подготовку и проведение новых демократических выборов. С другой стороны, 20 семей (ведущие силовики и к ним примкнувшие) получают гарантии неприкосновенности и возможность покинуть страну, переехав, скажем, в Эмираты или куда-то еще. Такой вариант делает неизбежную революцию бархатной и спасает Россию от кровопролития. Дополнительное важнейшее условие – захваты и задержания мирных граждан должны прекратиться уже сейчас! Для нас главное не месть, главное – Россия!

П.с. И еще про дворец. Все подозреваемые от него отказываются. То ли апарт-отель, то ли Ротенберг, то ли Путин… Как бы не началось растаскивание, разворовывание мебели и т.п. дворец-то не из дешевых.
Предлагаю объявить открытый всероссийский конкурс на лучший вариант его использования.

Мое предложение? Да, готово. Предлагаю народное достояние тщательно беречь. А придет время (оно не за горами) и там будет подписано соглашение с Украиной о выводе российских военных из ОРДЛО и о возвращении России в международное право.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире