Теперь – подход №2. Сегодняшние власти о начале II Мировой войны, с комментариями.

Повторю и подчеркну: в авторитарном государстве тон, концепцию и ориентиры в понимании Второй Мировой, как и истории в целом, задает не историческая наука, а действующая власть. Задача официальных историков — ей поддакивать. {См. статьи и интервью по этой теме министра В. Мединского, бывшего министра С. Иванова, чудовищное заявление МИДа от 22 сентября с.г. «высоко оценившее пакт Молотова – Риббентропа» (теперь санкциями Запад не ограничится, а МИД, похоже, Гитлера скоро вновь назовет «другом Сталина», как это и было в 1939 году!!??) — и др.} Сейчас, как и 80 лет назад, чиновники не дискутируют со своей тенью – с «официальными историками». Они не замечают и нынешних внесистемных исследователей, но, как и прежде, подвергают критике независимую западную социальную мысль.

Теперь, коротко, о четырех узловых пунктах «новой» официальной доктрины.

Первый пункт – повторение затертого сюжета про Мюнхен. Ответ — «Мюнхенский сговор» отличается от московского сговора 23 августа тем, что Мюнхен – это открытая и неудачная попытка Англии и Франции предотвратить войну, а Московский «Секретный протокол» — это тайная и удачная попытка развязать войну.

Вторая тема — тоже про Секретный протокол. Особенность советской квази-истории в том, что она постоянно переписывается. На протяжении полувека власти не просто отрицали подписание Протокола, но уверяли, что подобный документ вообще не мог существовать, ибо политика СССР – это политика мира! Затем СССР официально признал существование протокола, опубликовал его и оценил документ как аморальный и подлежащий осуждению. И вот теперь министр Мединский совершил новый кульбит: протокол был, он отражал наши национальные интересы, ошибка в том, что его не опубликовали 80 лет назад.

Значит, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Румыния должны были 80 лет назад заранее узнать и принять, что переходят в зону интересов СССР и мир должен был с этим согласиться? Оставим этот «творческий полет мысли» без комментариев. А, может быть, Мединский перешел на сторону тех, кого Красная армия оккупировала и решил их предупредить?

И еще про Секретный протокол. Он, якобы, «позволил нам выиграть время и лучше подготовиться к войне»? Верно с «точностью до наоборот». С сентября 1939 по июнь 1941 Германия, используя помощь Москвы, захватила западную Европу, в разы увеличила свой потенциал и после этого напала на СССР. Чего за два года добился Сталин показывает карта: в какую сторону – к Берлину или к Москве и Волге продвигались войска в 41-42-м?

Теперь — про переговоры СССР-Англия-Франция. Если бы новая Антанта была сформирована, как об этом мечтали в Париже и Лондоне, не в 1941, а в 1939-ом, Вторая Мировая была бы невозможна. (Подробнее – чуть позже).

Общий итог независимого анализа нынешнего официального подхода не утешителен. Сталинская концепция войны в «официальной науке» вновь возрождена. Этому содействует отсутствие свободной дискуссии и «архивный ГУЛАГ». Власти вновь переписывают историю.

Теперь подход №3 – позиция независимого социального исследователя.

Почему Гитлеру был нужен Сталин? Готовя захват Европу (и не только Европу), Гитлер помнил «завещание Бисмарка» — Германия никогда не должна воевать на два фронта! Поэтому он быстро согласился на сталинские условия и подписал Протокол, обеспечив себе безопасность на востоке. Проверив надежность своего «боевого друга» и совместно захватив Польшу, Гитлер убедился — руки у него развязаны, Европу можно брать…

Почему Сталину нужен Гитлер, три соображениями.

Первое. Один из главных лозунгов большевиков – о мировой революции. Для Троцкого и Ленина Россия была лишь «хворостом» в костре мировой революции. Но уже после не поддержанного «пролетариями» и проигранного в 1920 году похода на Варшаву, Ленин понял – рассчитывать на самовозгорание мировой революции бессмысленно. Только развязав войну и напав на чужую территорию можно добиваться установления там красной власти. Призыв к мировой революции продолжал звучать, но приобрел новый смысл. Реально речь теперь шла о развязывании войны. «Мы раздуем пожар мировой, церкви и тюрьмы сровняем с землей», пели красноармейцы. В 39-м планы Кремля совпали с планами Рейха. Оставалось только зафиксировать результат…

И еще один стимул к развязыванию войны — десятилетиями длившаяся дискуссия о возможности победы социализма в одной стране. Тайный смысл спора был в следующем: соввожди сознавали абсолютную бесчеловечность своей политики. Конечно, они опасались, что остальной мир осознает советскую угрозу и против нее выступит. Ответ на такую опасность ленинцы видели в расширении зоны влияния, в создании «социалистического лагеря». И здесь война представлялась хорошим средством достижения цели.

И, наконец, третий аргумент, и опять за союз с Гитлером, а не с Англией и Францией. (Открыто проходившие переговоры о новой «Антанте» нужны были Сталину для давления на Берлин. Мол, если фюрер не примет наши условия, мы получим других союзников — в Лондоне и Париже). Так вот, только Гитлер мог поддержать территориальные претензии Сталина, цивилизованные государства на это пойти не могли.

Подытоживая, можно сказать, что если Гитлер не мог воевать без Сталина, то Сталин вообще не умел воевать (проиграв в Польше в 20-ом, в Финляндии – в 40-м). Превратив наш народ в пушечное мясо, потеряв 42 миллиона жизней, «отец победы» признавал в конце войны – «без помощи США и Англии Советский Союз не выдержал бы напор III рейха и проиграл бы в этой войне».

Наш великий соотечественник А.И. Солженицын писал – главное, что он сделал — помог «вступить в память» своему народу. Человек переживающий за свою Родину, должен продолжать эту работу.

П.С. Президенты Трамп и Макрон, руководители еще 20 государств, похоже, уже приняли приглашение Кремля и собираются встретить 75-летие победы в Москве… Добро пожаловать?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире