Путч или революция. Политическая терминология российской пропаганды либо лишена смысла, либо наделена значением, несовместимым с общепринятым. Патриотизм – это не по Ф.М. Достоевскому, не переживание за свою землю, язык, историю, народ…, а верноподданичество перед действующим правителем; экстремист  — не тот, кто с оружием в руках выступает против законной власти, а тот, кто делает репосты и ставит лайки в интернете, кто говорит правду в условиях тотальной лжи; в ходу ругательное слово «имперец» , смысл которого никто не  определил, «иноагенты» отбывают сроки в наших тюрьмах, но всем понятно – никаких «иностранных агентов» не существует, это новая, послесталинская модель «троцкистов» и «бухаринцев» и болезненное отражение Кремлем реальности…

Среди важнейших запутанных терминов — понятия «путч-переворот» и «революция». Пропаганда уверяет – на Евромайдане в феврале 14-го произошел бандеровский переворот, а в октябре 1917 в Петрограде победила пролетарская революция… Без распутывания очередной «лингвистической головоломки», без языкового восстания невозможно правильно понять происходящее.

Есть ли общее в путче и революции? Начиная с ХХ века и первый, и вторая предполагали нарушение действующих законов и выход за рамки принятых правовых норм. А в чем различие? Переворот реализует интересы узкой группы заговорщиков . Поэтому, захватив власть, путчисты вынуждены развязывать репрессии, гражданские войны, вводить цензуру, запрещать свободные выборы. Все это прикрывается демагогией про «всемирное счастье, справедливость и законы истории».

А  революция ? Это протест народа против группы узурпаторов власти, это реализация воли большинства. Поэтому, вслед за революцией, — что в Феврале-17 в Петрограде, что на Евромайдане, объявляется амнистия, отменяется цензура, проходят свободные выборы…

Напомню очевидное — выборы в РФ — СССР, никогда не соответствовали принятым в мире правовым стандартам и не признавались мировым сообществом легитимными.

Иные процессы вызваны к жизни украинской Революцией Достоинства. О  свободе слова здесь свидетельствуют сами журналисты совершенно разных, иногда, диаметрально противоположных, изданий и  телеканалов. Критика действующего президента проходит настолько жестко, что, глядя из Москвы, кажется – это уж слишком… О том, что выборы в Украине свободные, я убедился сам, когда осенью 2014 был в Киеве волонтером-наблюдателем. А нынешние президентские гонки там контролируют 2500 иностранцев, самая большая группа в истории Украины. Наблюдатели подтверждают — выборы соответствуют стандартам ЕС.

Не сомневаюсь, что российским пропагандистам, наследникам большевиков-переворотчиков, придется и дальше саморазоблачаться и  жевать жвачку про «бандеровский путч». Но, в результате, разрыв и недоверие между властью и обществом внутри страны, между официальными СМИ и аудиторией, между Кремлем и внешним миром продолжат приближаться к точке закипания…

Вопросы в будущее. Нынешние выборы в Украине ставят вопросы будущему демдвижению в России… Республики Балтии относительно быстро преодолели постсоветский хаос, образовав особую социальную группу — «не граждане» (в основном – приезжие, отставные военные пенсионеры), которая имеет все права, кроме права на участие в выборах. В Украине, несмотря на навязанную ей войну, никто не был ограничен в гражданских правах. …В результате пророссийский Оппозиционный блок проиграл, хотя открыто участвовала в электоральном процессе, а один из претендентов на высший пост назвал военные формирования в т.н. ДНР-ЛНР – «повстанцами», тем самым объявив признанную всем миром внешнюю агрессию – гражданской войной. Не  буду продолжать эту логическую цепочку и  не  стану анализировать вытекающие из нее последствия. Хочу лишь спросить – могут ли в будущей России в демократических выборах участвовать работники репрессивно-цензурных органов и нынешние неосталинисты, или для них должен быть введен ограничительный ценз?

Власть и легитимность. Два слова еще об одном аспекте украинских выборов, впрочем, связанном с первым. Нормальное, полноценное государство – это сложное построение, состоящая из большого числа подсистем, включающих госсимволику – гимн, флаг, герб, комплекс законов и действующий Основной закон и т.д. — вплоть до понятного всему обществу и прозрачного механизма смены высшей власти. В исторической России, в 1787 году, император Павел I ввел самый совершенный в тогдашней Европе «закон о престолонаследии». …Современный Запад давно принял механизм прозрачных выборов как способ ремонта и обновления власти, позволяющий с минимальными потерями выходить из различных политических кризисов. На наших глазах к эффективной системе смены лидера, системе, когда именно народ — каждый избиратель – персонально участвует в выборе первого лица – переходит Украина.

А что у нас? Захватив, 100 лет назад, власть, большевики разрушили почти все элементы нормальной государственности. В позднем СССР генсеком становился тот, кому в невидимой и  жесткой подковерной «борьбе на  вылет», в последний момент, удавалось стать председателем комиссии по организации похорон предыдущего генсека. После неглубоких изменений горбачевско-ельцинского времени, номенклатура вновь вернула страну к наихудшему способу правления – к пожизненной, несменяемой, запрещающей критику, избегающей гражданский диалог и развязывающей войны «российской вертикали»…

Глядя в Украину, мы повторяем – ПЕРЕМЕН требуют наши сердца! Спасибо президенту Порошенко, который вчера публично заявил – я приму результаты выборов, какими бы они ни были!

Вы говорите «дебаты», «гимн», «закон»... Да, ничего этого у нас нет. Мы бесконечно отстали от Украины! Но все это наши соседи, потерявшие, как и  мы, 70 «ленинско-сталинских» лет своей истории, уверенно восстанавливают. Украина смогла, и мы сможем. И мы «встанем на ноги» как только мирно очистимся от тяжелейшего советско-постсоветского недуга. «Иди и смотри» и учись!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире