Про жанр и характер текста Суркова. Статью невозможно ни пересказать, ни по пунктам изложить, она похожа на выскальзывающее из рук мокрое мыло. Текст полон противоречий, его очень специфический «жанр» — квазинаучная мистика. Однако мистика, не лишена определенного смысла, который, в целом, вполне банален.

– Спустя многие и многие десятилетия общество осознает и почувствует прелесть и преимущества государства «путинизма». Но в ближайшие сто лет об этом никто, включая самого Путина и исключая Суркова (значит, управляет Россией не первый, а второй?), не догадается. Отсюда задача народа — верить автору и запастись терпением…

Такой посыл-греза абсолютно несовместимый с нынешним трагическим угасанием России, уводит далеко в сторону от реальности. Автора не может к нему привести никакая действительная фактология. Поэтому факты в тексте заменяет «управляемый хаос и пустота», т.е. полная оторванность от реального времени и пространства…

Зачем Сурков написал свою нетленку или Как умирал СССР и кому нужна госидеология. В ходе демократической революции периода Перестройки, благодаря огромной активности общества и неформальных объединений, в стране и даже в правящей партии возникла свободная дискуссия. Номенклатура не могла уклониться от вопросов, выдвигаемых гражданским движением. …Вспоминаю одну из таких полемических встреч. Загнанный в угол новичок-райкомовец открыто, публично и неожиданно заявил – да, коммунизм мы не построили, да, у нас дефицит продуктов и очереди, да, у нас был ГУЛАГ и репрессии… Ну и что – мы, все равно хозяева страны и вы ничего не можете с этим поделать!!

Уже на следующий день выяснилось, что аппаратчика уволили, но только спустя годы занятий Россиеведением, я понял, почему увольнение было неизбежным.

…Всякая власть хочет быть законной, а не бандитской. Легитимность достигается двумя основными способами. Либо «происхождением от Бога» — через Богопомазанность, такова была власть потомственных российских императоров и большинства других европейских гослидеров до начала ХХ века. Либо через народоизбранность — мы обычно называем это демократией — т.е. через свободные выборы по четким и прозрачным процедурам.

В тоталитарном СССР не было ни бога, ни демократии, эрзац-легитиматором режима была госидеология. Поскольку, как уверяла партия, мы строили «самое передовое в истории общество», критика системы и ее руководителей автоматически превращалась в тягчайшее преступление. Сомневаться в законности советского государства могли только «враги народа».

Из сказанного следует и другой вывод – признание самой номенклатурой мифологически-лживого характера комидеологии было для нее смертельно опасно, ибо означало, что т.н. «соввласть» — незаконна, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Не удивительно, что цинично-недоученный и разоткровенничавшийся партчиновник был моментально исключен из номенклатуры, а «строительство коммунизма», как легитимация системы, продолжалось.

…Однако, с провалом ГКЧП, комидеология умерла окончательно. Ее крах стал важнейшим результатом непрерывного народного Сопротивления красной тирании. После 1991 года власть могла формироваться только через демократические выборы, к которым Россия постепенно переходила. Но, очистившись от красной мифологии, народу не удалось сделать второй, важнейший шаг — освободиться от тех, кого идеология узаконивала. Люстрация в России не состоялась и управленцем с новыми лозунгами остался старый, самовоспроизводящийся класс номенклатуры. Спустя почти 30 лет политического топтания на месте и «стояния в раскоряку», стало очевидно — в России нет ни свободных выборов, ни госидеологии. Кризис легитимности режима скрыть невозможно.

И Суркову пришлось выполнять «партпоручение» — представить контуры новой идеологии, новой сказки о светлом будущем …, нет, не коммунизма, а «долгого госпутинизма».

И еще про особенности конструкции Суркова. Наряду с уже отмеченной мистификацией языка, наряду с уходом от реальности, автор применяет еще один метод оправдания сделанного и несделанного властью. Этот метод можно назвать «явка с повинной». Как известно, преступнику, признавшему свою вину, положено снисхождение.

Вернемся к статье. Автор, в унисон с оппозицией, заявляет, что никакой демократии и свободных выборов у нас нет, но, солирует советник президента, нам они совершенно не нужны. То, в чем Кремль обвиняют Америка и Европа и, что власть официально и жестко отрицает – вмешательство в чужой избирательный процесс – действительно происходит. Мы не просто влезаем в выборы и референдумы, мы влезаем в самый мозг, пишет автор! Похоже, в продолжении статьи Сурков признает, что мы сбили самолет, воюем с Украиной, мы отравляли в Солсбери, наша власть коррумпирована с самого низа до самого верха… Автор признает, что главная функция государства – военно-полицейская. (Сурков не видит всю чудовищную антироссийскость такого заявления; в нашей стране нет семьи не пострадавшей от ленинско-сталинской чекистской полицейщины и нет семьи не пострадавшей в Отечественную войну!) Никакого «вольного виртуального пространства», продолжает Сурков, нет и быть не может. Иначе говоря, автор открыто восстанавливает госидеологию, т.е. ЦЕНЗУРУ, которая запрещена действующей Конституцией…

Но самое важное — результат такой «явки с повинной». Вопреки ожиданиям автора и вопреки традиции, произошло непредвиденное. Восурковленных нет! Практически, все комментаторы принялись «долгое государство» критиковать и высмеивать. Вопреки формуле Ежи Леца – опустившись на дно, я услышал стук снизу – статья советника опустила нас на самое дно, ниже — некуда. Кризис системы — в апогее.

Что дальше? Важно, какой комментарий написанного мы услышим 20 февраля. Если статья будет признана экстремистской и антиконституционной, падение нашей государственности остановится. Если «госпутинизм» получит поддержку, значит Россия превращается в «ОПГ РФ»…

В условиях Кризиса для России нелепо и оскорбительно выслушивать очередное чиновничье шаманство. Нам необходимы серьезные научные программы, повторю, научно обоснованные проекты преодоления Русской Катастрофы, нам жизненно необходима свободная гражданская дискуссия. Свои предложения в этой области не первый год представляет и развивает Дискуссионный клуб «Россия». В самой краткой форме программа выхода сводится к нескольким тезисам.

А. Россию опрокинул в кризис большевицкий переворот в октябре 1917 года. СССР – это не Россия.

Б. Нам необходим суд над СССР, т.е. правовая оценка системы, навязанной стране сто лет назад. Необходимо очищение от этой системы.

В. Выход из кризиса – в Преемстве с исторической Россией, в реформировании и обновлении российской системы ценностей, в восстановлении российской идентичности.

Г. Выход из кризиса невозможен без учета опыта демократий Запада.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире