Про норму. Поиск правды через столкновение разных точек зрения, полемика в прямом телеэфире, гражданская дискуссия – абсолютно необходимые составляющие нормальной жизни общества. И у нас после почти забытой демократической революции 1991 года, такие телепрограммы существовали. Мы помним «Итоги», «Свободу слова», помним, как они влияли на общество, как общество влияло на них, как всё вместе воздействовало на власть, а власть выражала свое отношение к СМИ. Конечно, не все запреты и ограничения были тогда преодолены, но движение шло в правильном направлении – к взаимоучету позиций и формированию общероссийского консенсуса. Это, пожалуй, те немногие позитивные воспоминания, которые сохраняются из непростительно проигранного и потерянного времени Бориса Ельцина.

Про сегодня. А в чем смысл нынешних «мест встреч», «время покажет» и им подобных «теледискуссий»? Выражаясь схематично, я бы сказал так: их задача в том, чтобы «белое» назвать «черным» или «почти черным». Годится результат «это совсем не белое» или, на худой конец, «не совсем белое». Главное и неизменное требование: ни при каких обстоятельствах «белое» не признавать «белым». Решать такую задачу не просто, почти всегда «Место встречи» навязывает антитезис, который можно было бы опровергнуть за пять минут. Но…

Для выполнения редакционной задачи нужно присутствие в студии хотя бы одного, а можно и двух сторонников «белого» (иначе, программу просто не смотрят). Против 6 – 10 оппонентов и опытного манипулятора-ведущего «белые» победить не могут, ведь слово им дают строго дозированно и в подходящий момент. Начинают и заканчивают, густо все перечеркивая, «черные». Время в эфире у «белых» всегда меньше, в любой момент их могут сбить с мысли, прервать на полуслове, не дать сказать главное. «Белым» ведущий полушепотом обещает — «подождите, сейчас дам слово», но его зачастую не дает, а когда «белый» на секунду отвлекся, выясняется, что на него смотрят все камеры и он должен моментально четко отвечать на самый каверзный вопрос, для чего необходимо предварительно дезавуировать несколько уровней демагогии… Кроме 6 — 10 провластных крикунов в игре участвует галерка. 30 – 40 человек имитируют общественное мнение, но, на самом деле, действуют строго по команде специального режиссера зала, дающего отмашку – кому и когда хлопать, когда не хлопать, когда устроить коллективное заглушающе-возмущенное улюлюканье и т.п. За «активную провластную позицию» участникам массовки, в отличие от «белых», исправно платят гонорары.

Говоря о некоторых внутренних деталях телешоу, сделаю еще пару ремарок. С марта по октябрь меня регулярно приглашали на эти программы. Поначалу я спрашивал – в чем ошибся, что сделал не так, я же российский патриот и, поэтому, оппозиционер власти? Мне что-то невнятно говорили про рейтинг. Позднее стало понятно: появление оппонента в программе не свидетельство движения СМИ в сторону плюрализма. Просто кто-то решил, что «заспоривать» и вызывать ненависть зомбированной аудитории в данный период лучше всего именно ко мне. Понятно, что вся «телеигра» хорошо режиссируется; не удивительно, что «демократический» канал «Дождь», в отличие от «провластного» НТВ, ни до, ни после марта меня не приглашал и приглашать не собирается!

И еще реплика. Когда ведущий А. Норкин, в прямом эфире, вытолкал из студии уважаемого украинского политолога, либеральные СМИ заслуженно подвергли его критике. Но почему почти никто не осуждает всю оболванивающую систему лжетелешоу — от позора продажной массовки, до главреда, командующего ведущим через наушник?

Так стоило ли ходить? Этот вопрос задавали не раз, и я отвечаю на него словами товарища – даже если свою позицию удастся объяснить только одному техническому работнику программы, и в этом случае участвовать надо. Ну а, кроме того, в ходе передач, они с понедельника по четверг идут в прямом эфире, «машина очернения» может дать сбой и пропустить какие-то важные слова и реплики. Например, на нашем ЦТВ прозвучал призыв «Слава Украине!», удалось объяснить, что фильм «Ирония судьбы» — антисоветский, было отмечено, что за 25 лет в наш язык вошло только два русских слова — «беспредел» и «свиолончелить»…

Про «чернителей». Некоторые оппоненты вызывали у меня сильную неприязнь. Например, некоего безликого Гаспаряна я заметил пол года назад, когда оказался с ним в прямом радиоэфире. Вместо дискуссии на объявленную ведущим тему, он стал называть какие-то имена крайне опасных, как он уверял, членов НТС, с которыми я вожу дружбу. Как написали мои ФБ-друзья, это походило на отвратительный «донос в прямом эфире», добавлю, что в НТС я не состою … Другой «яркий персонаж» — «спикер генштаба» И. Коротченко. Когда мы вместе оказывались в Останкино, он фотографировал меня то скрытно, то открыто. Зачем он это делал, учитывая, что наша антипатия взаимна, остается догадываться. Еще один мрачный персонаж – руководитель какой-то думской фракции Калашников. Как и мой младший брат, однофамилец создателя автомата является важным кремлевским чиновником, руководители у них общие. Моя же позиция и взгляды несовместима с подходами брата. Это хорошо известно находящемуся под санкциями Калашникову. Но у красного демагога не было никаких аргументов против меня и, при встрече в эфире, он входил в раж и истошно орал — «Это Чубайс, Чубайсы – сволочи». (Впрочем, возможно, таким образом Калашников сводил счеты с их общим начальством)…

«Место встречи» как место расставания. В эфире 27 октября, после повторявшихся обещаний дать слово, Норкин, наконец объявил — «нет, слова вам не дам». Нет ничего, отвратительней цензуры, я встал и покинул студию, услышав вдогонку от человека, который моложе меня лет на 25 – «проваливай».

Что мне не дали сказать? Дискуссия на тему «нужна ли России декоммунизация» — это сюрр, помноженный на шизу и возведенный в степень абсурда. …Западный мир делится на три части: самые развитые и продвинутые – США, Англия, Франция…, коммунизма там никогда не было. Вторая часть – догоняющие лидеров «новые демократии» — Польша, Венгрия, Чехия… — здесь коммунизм был, но от него уже избавились. Третья часть – почти единственная страна с совково-постсовковой системой – Россия. Здесь все вычерпано до дна, глубочайший системный кризис, угасание и противостояние всему миру.

Я хотел назвать цифры… В Первой Мировой в Россия 700 тысяч погибших. В Отечественной войне мы потеряли 27 миллионов человек, а всего за 35 лет строительства «светлого будущего» недосчитались 65 миллионов жизней. От репрессий «своей» власти потеряно больше, чем в бездарно проведенной войне с фашизмом. Кем надо быть, чтобы вести дискуссию о целесообразности декоммунизации?

Однако, дискуссия продолжалась. Ключевые вопросы (в адрес Украины и собственных несогласных) — как можно сносить памятники Жукову и Чапаеву, как можно разрушать памятники Ленину, переименовывая и разрушая самое святое – собственную историю?

Мне так и не дали ответить и я отвечаю здесь, в блоге. История – это, действительно, святое. Поэтому я категорически против переименований и за возвращение исторических названий. (За две недели до снятия осады Ленинграда, руководители города вернули 20 названий городских улиц; проспект «25 октября» вновь стал называться «Невский»!!) Никаких памятников тем, кто историю уничтожал – кто взрывал храмы, сносил монументы, уничтожал наш народ! Напомню, что книга А. Керенского «Потерянная Россия» начинается главой «Государственная измена Ленина». Как же можно заставлять страну десятилетиями поклоняться патентованному национал-предателю!!? Нужны не памятники, нужен суд за совершенные преступления. Забывать их нельзя!

Про Жукова. Всем ли известно, что молодой Георгий — участник подавления Тамбовского восстания, когда большевики травили русских крестьян химическим оружием? Так что, благодарные потомки сохранят монументы?

Чапаев… Здесь, может быть, Украина погорячилась. Комдив не утонул в Урале. Чапаева расстреляли чекисты, когда поняли, что, разочарованный красным террором, комдив может перейти на сторону белых. Об этом сообщила его дочь, чудом попавшая в архив и записавшая на коленке тексты документов, запрещенных к огласке.

…Уйти с телевидения «в тишину», конечно, жалко. Но я не первый. В стране миллионы исчезали бесследно. За 99 лет только одно поколение получило имя – шестидесятники. Сколько их – недосказаших, недокричавших, умолкших.

За свободную Россию! Вступим в память, вернем права. Не молчим!

П.С. О тональности «Время покажет» мне и говорить не хочется…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире