(Тимофей Грановский, ум. в 1855 г. – историк, философ, глава московских западников)

В постсоветском государстве парламент, как известно, не место для дискуссии, выборы – не место для волеизъявления, больница – не место для лечения…
Ну а общественная наука – не инструмент для поиска ответа на важнейшие социальные вопросы. В СССР обессмысливание обществоведения достигалось через императив: задача гуманитария доказывать миф о неизбежности победы коммунизма. А как изменилась цензура за последние 20 лет?

На конференции, проходившей на прошлой неделе и посвященной 200-летию со дня рождения Т.Грановского, одна из докладчиц призналась – «приглашала своих студентов, но никто не пришел». Вопрос – почему? – повис над актовым залом Института философии РАН.
Действительно, почему? Ответ особенно интересен, если учесть, что едва ли не первым делом, с которого прошлой весной начался «окупай Абай», было обсуждение докладов по актуальным социальным проблемам.

БиЮПервая составляющая постсоветской цензуры, выбор темы.Б/иЮ
В нашей гуманитарной науке есть такая важная, но малоизвестная фигура – Михаил Карпович…
Главным центром изучения России в современном мире, местом, где лучшие специалисты, архивы, где работал А. Солженицын, остается Русский институт Гарвардского Университета США. Не то что в советское, но даже в постсоветское время ничего подобного сделать в самой России не удалось, первый Центр по изучению России был создан при Университете Дружбы народов в 1998 году, а в 2010 году распоряжением Фурсенко он был закрыт, за ненадобностью для власти.

Так вот, в Гарварде Русский институт создавал М.Карпович.
Там же он читал свой курс по интеллектуальной истории России. В 1959 году Карповича не стало. У коллег возникло намерение опубликовать лекции мэтра. Но профессор никогда не читал по написанному. Энтузиасты проделали большую работу, собрав конспекты и записи. Текст Курса удалось восстановить. (На мой взгляд, эта сложная работа выполнена на «4 с плюсом», несколько спорных суждений все же проникли в окончательную версию). Все собранное перевели с английского на русский… И вот в конце прошлого года в книжных магазинах Москвы появился новый объемный труд «Лекции по интеллектуальной истории России». Теперь пора, наконец, объяснить, к чему такое длинное предисловие? Как ни крути, но в очень богатой, это не наши времена, интеллектуальной истории страны Х1Х века, Грановскому отведено несколько строчек, его имя упоминается один раз.

Справедлив общий вывод: проблемы, которыми занимается постсоветское обществоведение, если допустить, что оно существует, как правило, побочные.
Никто не защищает диссертации о митингах и демонстрациях, о нелегитимности власти, не прогнозирует смену режима… Такие работы не примет Ученый совет, их не пропустит ВАК. Все исследуемое либо пишется на птичьем языке «про ретиально-аксиальные коммуникации в дизъюнктивном поле когнитивного диссонанса», либо находится на самых дальних подступах к проблемам сегодняшней России.

Вторая цензурная составляющая, неправильная логика.
Некоторые авторы хотя и касаются актуальных вопросов, но либо вырывают их из контекста, либо вписывают в неправильный логический ряд. Такую работу выполняют С. Маркова, М. Шевченко…
Нужны другие примеры?

На днях начался весенний призыв в армию, в выпусках новостей прозвучало «в прошлом году было призвано 149 тысяч человек, а в этом в армию пойдет 151 тысяча молодых ребят».
У аудитории должна укрепиться уверенность в безопасности государства. Но выстроим более полную информационную цепь. Добавим к сказанному, что сегодня 240 тысяч молодых людей являются уклонистами от призыва. (Уклонялось бы 24 человека — им следовало набить физиономию. Но когда от призыва в собственную армию уклоняется 24 дивизии, возникают жесткие претензии к военному руководству, и всей государственно-политической системе). Если напомнить, что еще во время Отечественной войны, с июня по декабрь 1941 года, в плен попало или ушло добровольно 3800000 красноармейцев, т.е. 75% личного состава, и это позволило противнику дойти до Москвы и Сталинграда… Если продолжить и пояснить, что Брестский мир нужен был Ленину для роспуска и разоружения Русской армии (большевики боялись ее больше, чем Вильгельм) и уже потом Троцкий стал создавать РККА… Тогда будет выстроена более целостная картина и станет ясно, что существующая государственно-политическая система 95 лет работает на свой демонтаж, что геополитическая катастрофа не распад СССР, а разрушение Российской Империи.

Ну а как с Грановским.
Здесь тот же прием использовался в обратном направлении. Выступавшие анализировали его концепцию, комментировали его западническую ориентацию, но либо вообще не выстраивали логическую связь с сегодняшним днем, либо не замечали главное. В чем это главное? Продолжу рассуждать аналогиями. Если молодая пара создала семью, их родители не спорят – дарить внукам платьице или юбочку? А если родится мальчик, если двойня? Бессмысленно выстраивать какие-то планы по отношению к субъекту, который не сформирован. Эта ситуация похожа на положение всей нашей страны 20 лет не имеющей идентичности, не определившей свою самобытность, свою национальную идею. Мы живем одновременно по-сталински и по-антисталински, по-российски и антироссийски, по-западному и антизападному. Лишь осознав эту проблему и определив свой путь, возможно корректное обращение к отечественной интеллектуальной истории и, в частности, понимание роли Грановского.

Подытоживая, отметим: официальному обществоведению дозволено заниматься любыми вопросами, но, не связывая их с современностью, а анализ современности разрешен при не-вписывании его в российскую историческую логику. В этом и состоит цензура.
Те, кто готов сообщить независимые результаты исследований просто не получат слово на семинарах у Ясина (Фонд либеральная миссия), на исчерпавших себя дискуссиях у Толстыха в Институте философии, на гум-соц факультете Университета дружбы народов… Площадки для свободных научных обсуждений в Москве не существуют, значит нет и науки.

Где выход? В отсутствии свободного обществознания борьба с плагиатом выглядит наивно. Диссертации чиновников и не только чиновников, написанные по официальным правилам без плагиата, также пусты, как и украденные. Выход – в продолжении традиций несистемной науки (по аналогии с несистемной оппозицией). В советское время отечественная гуманитарная наука пострадала не меньше, чем, скажем, православная церковь, но она не исчезла. Путь несистемной науки, традиции Авторханова, Восленского, Некрича, Геллера, Амальрика, Сахарова, Солженицына следует продолжить.

Ну а автору идеи единого учебника пламенный привет!


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире