i_chub

Игорь Чубайс

24 февраля 2018

F

2.6 ОСОБЫЙ РАЗГОВОР – ПРО МИФЫ О КРЕПОСТНОМ ПРАВЕ.

В число наиболее резонансных преобразований Александра II, конечно же, входит крестьянская реформа 1861 года. Об этом глубинном социальном сдвиге и ответе на поражение в Крыму стоит поговорить подробней, поскольку по сей день события 150-летней давности зачастую трактуются неверно. Напомню изначальный тезис автора – крестьянская реформа, как и другие процессы нашего прошлого, сегодня не может быть истолкована правильно, поскольку в официальной советско-постсоветской гуманитарной науке концепция истории вообще отсутствует. У нее нет соответствующей системы координат, нет устойчивой матрицы, в которую можно вписать происходившие социальные преобразования.

Итак, давайте разбираться самостоятельно… Из различных телепрограмм, с трибун научных конференций можно узнать и  услышать, что крепостное право — самое страшное, что было в нашей истории, ведь «миллионы людей были рабами». Такие рассуждения с самого начала искажают картину прошлого, поскольку «ненавязчиво» уводят от ответственности за реальные преступления ленинско-сталинских времен, когда сотни тысяч крепких крестьян были депортированы в непригодные для проживания районы, когда миллионы сельских жителей были приговорены, в ходе трех искусственных голодоморов, к голодной смерти. Добавлю, что положение узников советского ГУЛАГА было несопоставимо хуже положения чернокожих рабов, трудившихся на американских плантациях до 1864 года, когда рабство, по итогам гражданской войны в США, было отменено. Кстати, в той войне Россия поддержала северян, воевавших с работорговцами юга.

А теперь – по сути. Крепостное право в России – это совсем не то, что пишут о  нем советско-постсоветские учебники. «Крепостное право» – это, фактически, синоним слова феодализм. Почти по всей Европе, там где был феодализм, было и крепостное право. Многие историки считают, что у нас оно сложилось стихийно, что было гораздо мягче, чем у многих соседей и было эффективно, почему и сохранялось несколько столетий.

Крепость не была в России проявлением чьего-то «политического самодурства» и неразумности, напротив, определенное время она выполняла важную социальную функцию. …Если страна столетиями расширяется, ей нужна армия и профессиональный офицерский корпус. Дворяне обязаны были служить офицерами. Нередко бывало так, что они годами не видели свое имение, находясь в походе или готовясь к боевым действиям. Но военный корпус кто-то должен был содержать – крепостное право и выполняло эту функцию. Пока офицер воевал, крестьяне поддерживали его и его хозяйство.

Кроме того, надо учитывать, что до конца XVIII века в России «закреплены» были все сословия. И дворяне, которые обязательно несли военную или государственную службу, и крестьяне. Без этого было бы невозможно освоить огромные территории. Освобождение, как я уже писал, началось с 1785 года, с «Жалованной грамоты о вольности дворянства». Позднее более свободный статус получили горожане и купеческое сословие. А 1861 год стал годом завершения российского самоосвобождения.
Другая важная черта нашего крепостного права — отношения между помещиками и их крестьянами, как правило, были взаимоприемлемыми. У Чехова в «Вишневом саде» Фирс говорил: «Это было до беды». Какой беды? «До отмены крепости!», отвечает старый лакей. Отношение к крепостному праву было разное, но многие крестьяне и после 61-ого года не хотели никуда уходить, сложившаяся практика взаимоотношений их вполне устраивала.

Крепостной крестьянин в России — «раб?!» — имел свою собственность, свою землю, инвентарь, свой дом, семью. «Крепостной Ивашка подарил невесте на свадьбу 18 ниток жемчуга» — это из хроники крестьянского быта в Музее этнографии в Санкт-Петербурге. Еще Павел I издал указ, рекомендовавший использовать крепостных три дня в неделю, остальное время они работали на себя. (Сегодня мы живем в стране, где одни получают миллион рублей в день, а другие — миллион за всю жизнь, сегодняшний уровень эксплуатации несопоставим с тем, который существовал полтора века назад.)


Александр Бакланов
Племянник Путина в 2016 году зарабатывал по 5,5 миллиона рублей в день
Новости
Двоюродный племянник президента России Владимира Путина Михаил Шеломов в 2016 году получил средний доход в 5,58 миллиона рублей в день, сообщил в четверг, 2 ноября, телеканал «Дождь», ссылаясь на финансовую отчетность компаний Шеломова
2 ноября 2017 10:45
Сайт Сноб


И еще. Крепостное право не было «улицей с односторонним движением». Крепостные работали на помещика, но в случае неурожая, хозяин был обязан кормить своих крестьян. Обязательства были взаимными.


Другой миф — крепостными, якобы, были все, кто не дворяне. На самом деле крепостные крестьяне в 1861 году составляли 28% всего населения! Существовали губернии, особенно на севере и в Сибири, где вообще не было крепостных. Большая часть крестьянства была не крепостными, а, фактически, свободными – их называли «государственными» или удельными. Такие крестьяне получали землю и платили налог в госказну. Удельные крестьяне к 1861 году составляли почти половину всего населения.
Русские писатели да и сами русские монархи, сочувствовали крестьянам из-за их нелегкого труда. Читаешь, например, Салтыкова-Щедрина или Некрасова, который, вообще-то любил выпивать и писал иногда на заказ, и думаешь: какой же кошмар творился на Руси! Но представим более полно картину русской реальности. Учтем, что духовную жизнь России формировали две составляющие — православная церковь всегда поддерживала власть и государство, а  русская литература занималась «критическим реализмом», выявляла болевые точки и слабые места. Когда мы читаем тексты Салтыкова-Щедрина, необходимо помнить, что это пишет не диссидент-подпольщик, а вице-губернатор Рязани! Правда, характер у Михаила Евграфовича был тяжелый, ужиться с ним было трудно и поэтому из Рязани его через 2 года попросили. Подчеркну — русская литература XIX века — это не зеркало, а направленное увеличительное стекло. Если у Чехова сто рассказов о любви, и ни одного о счастливой любви, это вовсе не значит, что у нас все были несчастны и никто не умел любить.

Отмена крепости готовилась несколько десятилетий, поскольку она плохо сочеталась с незыблемым тогда правом частной собственности. Помещики должны были отказаться от того, что по праву им принадлежало! …Здесь необходимо сделать еще одно важное уточнение. Современные авторы, многое путая, нередко иронизируют – крепостная девка продавалась тогда дешевле хорошей коровы?! Комментаторы просто не  понимают то время –

корова продавалась как бы целиком, с мясом, молоком и шкурой… Ни девка, ни бабы, ни мужики вообще не продавались, продавался их будущий труд. (И сегодня у нас провоз багажа в общественном транспорте стоит дороже, чем проезд пассажира. Мы понимаем – дело в данном случае не в цене человеческой жизни, она не причем. Пассажир может изогнуться, перейти, пересесть, а багаж не подстраивается под меняющийся маршрут, для перевозки общественным транспортом он неудобен.)

В итоге дискуссии продолжавшейся несколько лет, дворянство проявило высокую гражданскую ответственность. Получив определенную компенсацию, высшее сословие пошло на уступки, признавая, что интересы государства важнее.

Реформы, проведенные по итогам Крымской войны, повлияли на все стороны российской жизни. Они перестраивали прежнее, закрыто-сословное устройство государства. Российское общество постепенно преобразовывалось в открытое и современное, с равными для всех правами. Изменения затрагивали характер русской армии, доступность системы образования, подготавливали демократизацию гражданских права… Как писали историки, в результате послекрымских реформ «мы стали жить в совершенно новой России, принципиально отличающейся от прежней, патриархальной…».

2.5 БЕСЕДА ПЯТАЯ. ПРО КРЫМСКУЮ ВОЙНУ, КОГДА ПОРАЖЕНИЕ ВАЖНЕЕ ПОБЕДЫ.

На время правления Николая I приходится еще одно событие, имевшее, без преувеличения, фундаментальные последствия для будущего страны и почти не замеченное и не оцененное советско-постсоветскими историками. Речь идет о Крымской или, как еще ее называли, Восточной войне 1853 — 56 годов, которую наша армия проиграла.

Про «поражение царской России в Крыму» сегодня знают все школьники, о русских победах им не рассказывают, или рассказывают так, что это не запоминается. Правда, о том, что Крым — это первое за 150 лет поражение России, не пишут. «Миф о проигранной войне» сознательно распространяется профессиональными пропагандистами, выдающими себя за патриотов. «Ну что же это за страна, регулярно взывает к небу, точнее, — к теле— и радиоаудитории г-н Зюганов, если она проиграла три войны подрядI». О двух других (?), да еще подряд — поговорим позже, а пока — про войну в Крыму.

Конфликт «вокруг ключа» от Вифлеемского Храма в Палестине, входившей тогда в состав Османской империи, в конце концов, привел к русско-турецкой войне. Внешняя цепочка событий скрывала сложные, глубинные процессы: их суть — в стремлении Англии и Франции усилить свое влияние на Ближнем Востоке в ущерб России… Что касается хроники происходившего, найти ее можно в постсоветских учебниках истории, но важнее понять смысл и значение тех событий.

Россия, повторюсь, потерпела поражение, хотя речь шла, скорее, о военном эпизоде, нежели о чем-то стратегически значимом; ничего похожего на блокаду северной столицы или на многомиллионные людские потери, как это было в годы Великой Отечественной, не случилось. В сентябре 1854 года англо-франко-турецкий десант высадился в тогдашней «далекой провинции» — на Крымском побережье и в конце августа 1855 года, после 22-дней непрерывной бомбардировки, захватил город и крепость Севастополь.

Не забудем, что до этого, в ноябре 1853 года, адмиралу Павлу Нахимову удалось потопить в Синопском заливе весь турецкий флот, превосходивший русский в 3 раза. (Сотрудники музея-панорамы Севастополя рассказывают, что настоящая фамилия военачальника — Нахимсон; это к вопросу о карьерных ограничениях из-за черты оседлости, заимствованной Россией у запада Европы, но отмененной у нас — с опозданием — в 1915 году.) В июле 1855 года Павел Степанович погиб от вражеской пули, когда проверял боеготовность первой линии обороны города. Известно, что большую часть своего денежного довольствия адмирал отдавал менее обеспеченным подчиненным.

(Опять небольшое отступление и компаративистика. Во время войны 1941 — 45 годов обороной Севастополя руководил вице-адмирал Октябрьский (большевицкую кличку он взял вместо собственной фамилии — Иванов). К концу июня 42-ого года третье наступление немцев прорвало линию защитников города и проникло в Севастополь. В этот момент Октябрьский, выполняя предписание Сталина, без лишней нервотрепки, сел в самолет и улетел в тыл, на Кавказ. Вместе с ним полторы сотни номенклатурных деятелей более низкого уровня также организованно покинули город на двух подводных лодках. А 90 тысяч красноармейцев и краснофлотцев, защищавших город и брошенных преступным командованием, остались без управления, без боеснабжения, без какой бы то ни было поддержки. Большинство из них попало в плен. Тот, кто и там выжил и вернулся домой, должен был всю оставшуюся жизнь отвечать за то, что попал в окружение и оказался в плену. Несколько удачней сложилась судьба самого командующего обороной. К концу войны он получил повышение и стал адмиралом, а после войны ему присвоили звание Героя Советского Союза. Вечное проклятие сталинскому подонку!!)

...Вернемся в первую оборону города. Профессиональная Русская армия вела в это время войну на Кавказе, в боях в Крыму участвовали, в основном, запасники и резервисты. Если бы туда были переброшены профессионалы, исход войны, наверняка, был бы иным.

Но, пожалуй, самое главное — то, что последовало вслед за поражением. Русское общество тяжело реагировало на пережитый страной позор. В 1855 году император Николай I умер. Как пишут дотошные исследователи, на самом деле Николай тайно попросил своего лейб-медика дать ему яд и запретил вскрывать тело, после смерти. (Сотрудник некрополя русских императоров в Петропавловской крепости Санкт-Петербурга два года назад доверительно рассказал мне, что проведена эксгумация тела и ведется исследование останков на предмет выявления следов яда. Однако, ни о результатах расследования, ни об опровержении самого факта такого расследования ничего не сообщалось.)

Ну и о главном. Взошедший на престол сын Николая — Александр II — принял благословение отца на реформы и взял на себя всю полноту ответственности за Крым, т.е. за комплекс социально-экономических факторов, которые привели к отставанию страны и к поражению в войне. Значение этого поражения никто не собирался преуменьшать! И Александр сделал все необходимые выводы — был развернут комплекс реформ, которые вывели Россию в совершенно новое состояние.

Ответом на поражение стала военная реформа, страна отказалась от пожизненной рекрутчины, в армию стали призывать на пять лет.

Прошла правовая реформа. Суд стал местом, где устанавливалась законность и справедливость независимо от сословного положения участников судебной тяжбы. Появился суд присяжных. Были отменены телесные наказания (физические пытки были у нас запрещены еще в самом начале XIX века). Молодые юристы — талантливые выпускники русских университетов — обеспечивали качественное преобразование нашего правосудия.

С 1864 года в стране проводилась реформа местного самоуправления. Были созданы земства, призванные самостоятельно решать большинство местных вопросов — строительство дорог, школ, больниц, организацию судов.

Проведена реформа университетов и училищ, предоставившая им большую самостоятельность…

Основной смысл реформ состоял в перераспределении полномочий и передаче значительной их части из центра в регионы и на места.

Поражение в Крымской войне привело императора еще к одному решению, которое по сей день остается «замутненным» пропагандой. А регулярное вбрасывание соответствующей темы в СМИ происходит так, будто окончательное правовое решение до сих пор отсутствует. Речь идет о продаже Аляски Соединенным Штатам Америки в 1867 году. Анализируя итоги Крымской войны, обсуждая их со своими помощниками, Александр II пришел к выводу: целостность и территориальная неприкосновенность государства, расположенного на трех континентах, с учетом существующих технических, коммуникационных и военных возможностей, гарантировать невозможно. В Петербурге помнили, что в годы войны английский военный флот обстреливал не только Севастополь. (Кстати, тогда англичане впервые применили химические снаряды с отравляющим веществом и «вполне удачно». Изменившееся направление ветра понесло смертоносное облако прямиком на британцев. На этом эксперимент с военной химией был на долгие годы прекращен.) Королевский флот смог тогда войти и в Белое море и обстрелять Соловки и Архангельск. Никак не меньше тревожило то, что моряки противника смогли добраться до берегов Камчатки и бомбардировать Петропавловск! (Русско-японская война проходившая через три с половиной десятилетия после решения продать Аляску, подтвердила обоснованность сделанного вывода.)

Итак, в 1867 году Аляска, а точнее — русско-американская торговая компания, расположенная на северо-западе американского континента — была продана американцам. Надо уточнить, что сама территория, на которой находилась компания, не имела государственного статуса и не принадлежала никакому государству. Сделка была для России очень выгодной, казна получила за нее более 7 миллионов долларов, на которые в центральном регионе было построено несколько железнодорожных путей, соединивших Москву с соседними губерниями.

И еще одно отступление. Еще раз о том, как и почему формировалась наша империя. Я уже писал, что собирание земель — это ответ на Ордынское иго. Но были и другие важные причины для количественно-территориального роста Русского государства, впрочем, связанные с первой. В целом, присоединение новых территорий было нормой мировой политики, фактически, до конца XIX века. Побеждал тот, кто был сильнее, мотивированнее, успешней…

Россия не собиралась здесь отставать, причем очень часто ее действия были ответом на «проявление интереса» к новым землям со стороны других государств — Швеции, Порты-Турции, Британии… Так было не только на Кавказе и в Центральной Азии. ...В ходе Крымской войны, может быть, самые главные вопросы решались не вокруг Севастополя, а на Российском Дальнем Востоке. В разгар военных действий в Крыму, в 1854 году, английские и французские военные корабли подошли к Петропавловску-Камчатскому и его обстреляли. Британцы дважды высадили свой десант. Энергичный, талантливый и инициативный губернатор Восточной Сибири Муравьев-Амурский (памятник ему изображен на нынешней 5-тысячной банкноте) смог организовать вооруженное противостояние англичанам (крепостное право в Сибири он отменил на 10 лет раньше, чем в остальной России и из бывших крепостных создал крепкую армию). Оба десанта были разгромлены.

В этом противостоянии, фактически, решалась судьба всего Дальнего Востока, государственная принадлежность которого еще не была достаточно четко зафиксирована международным правом. И Николай Муравьев смог защитить и отстоять интересы страны. Альтернативой русскому собиранию земель здесь, как и во многих других регионах, несомненно, был их переход под контроль других государств…

В тоже самое время англичане поставляли в Китай большие партии опиума, распространение которого вело к деградации китайского населения. Также британцы пытались наладить наркопоставки на наш Дальний Восток. Губернатору Муравьеву удалось перекрыть опиумный поток в Россию и помочь Китаю его ограничить. В результате всех этих действий, наша страна согласовала и подписала с императором Китая договор о признании общей границы по реке Амур.

П.С. Про крепостное право и его отмену — следующая часть.

(Продолжение следует).

2.4 БЕСЕДА ЧЕТВЕРТАЯ. КОНТУРЫ И ПОРТРЕТ РОССИИ, КАК МЫ ОПРЕДЕЛИЛИ СВОЮ ЗАПАДНУЮ ГРАНИЦУ? ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ?

В реформированной Петром России собирание земель продолжалось. Как и наши первые присоединители Сибири, страна продолжала создавать нечто несравненно лучшее, чем колонии – она сама врастала в Азию, раздвигая свои пределы. Это был органический рост русской территории, а не банальное, силовое завоевание далеких и чужих земель. (Напомню, что площадь самого западного славянского государства – Чехии – 79 тысяч кв. км., а нынешняя площадь самого восточного славянского государства – России – 17,1 миллиона кв. км.!)

Довольно скоро расширение стало происходить по маршруту по-новому ориентированному в пространстве. Это уже не было, как при Иване III, собирание прежде распавшихся и разделившихся княжеств, это не было движение в разных направлениях, приращивающих земли на севере, востоке или юге. Во времена Екатерины Великой (годы ее правления – 1762 – 1796) основные присоединения происходили в направлении к западу от  Москвы и к юго-западу от Санкт-Петербурга.

Замечу, что перемещение нашей столицы и наших границ в  западном направлении, как правило, служило показателем прогрессивного, поступательного развития государства, а перенос и отступление главного города и рубежей на восток — свидетельство стратегического поражения. Переход центра из Киева в Москву – это геополитическое поражение, но перенос центра управления в Петербург – показатель того, что прежний проигрыш преодолен. (Произошедшие с захватом власти большевиками территориальные изменения – потеря земель по всему западно-южному периметру и новый перенос столицы с северо-запада – из Петербурга  — на восток – в Москву – это внешние индикаторы системного поражения России, попавшей под советское иго).

Вернемся в царствование Екатерины II. Особенности этого периода — новое смягчение общественных нравов, формирование интереса к европейским интеллектуальным процессам, к французской и немецкой философии. В стране начинается сложная работа по раскрепощению и освобождению сословий. «Жалованная грамота о вольности дворянства» 1785 года освобождает эту социальную группу от прежде неотвратимой обязанности нести госслужбу и превращает ее из объекта в субъект формирующейся политической и культурной жизни страны.

К концу XVIII века продвижение русских границ на запад почти прекращается. Южно-прибалтийские земли, нынешние Беларусь, Украина вместе с Крымом входят теперь в состав Империи. В начале XIX века на западе происходит присоединение Финляндии и Бессарабии, по итогам войны 1812 года в состав страны входит Варшавское княжество.

Вброшенная Лениным политическая терминология – «тюрьма народов» — была в прежней России неизвестна, тогда у нас говорили о «многонародном государстве» и о «семья народов». В 1809 году после короткой и успешной российско-шведской войны, Финляндия отделилась от Швеции и стала частью России. (Существовавшая с давних времена неприязнь финнов к шведам, отчасти, сохраняется по сей день. Как финны относились к России, показал маршал Маннергейм – в его рабочем кабинете всегда висел портрет Николая II. Об отношении финнов к Советскому Союзу — лучше не  вспоминать, в Суоми, практически, нет семьи не пострадавшей от войн с СССР). Российскую империю де-факто можно считать государством федеративным. Финны присоединились к России не как губерния, а получив статус государства. Они имели и сохраняли собственную конституцию, свою валюту, сейм и, даже, собственную армию. Въезд в большую Россию был для них свободен, проход из России в Финляндию – по специальным разрешениям. Чиновниками в Суоми были этнические финны. Единственная группа вопросов, которая решалась не в Хельсинки, а в Петербурге – внешняя политика. Все остальное – выбор самих финнов. Аналогов такого типа объединения в мире по сей день не существует!

Можно напомнить и про тогдашнюю Польшу. Уровень суверенитета, которым обладало Варшавское княжество в составе Российской империи, был по признанию нынешних польских политологов выше, чем суверенитет т.н. Польской народной республики…

…И еще одна важная деталь Российского портрета, которая существенно корректирует советско-постсоветское представление о нашем прошлом. Эта деталь либо замалчивается, либо фальсифицируется. О государственном насилии, которого не было до 1917 года, и которое стало нормой после Октября. За весь XIX век, с 1801 по 1900 годы, в России по политическим мотивам был казнен 41 человек! Эти данные приводит лучший историк русской эмиграции С. Ольденбург в своей работе «Царствование Императора Николая II». Александр Солженицын дополняет эту картину другими цифрами. В СССР, за первые 35 лет строительства «светлого будущего» мы (вместе с войной) недосчитались 65 000 000 жизней. Этими данными, этой горькой правдой необходимо начинать все школьные учебники истории.

…Но вернемся в начало века XIX-ого… Мы становимся свидетелями первой Отечественной войны. (Напомним, что за пятнадцать лет до  этого, в 1797 году император Павел I утвердил один из наиболее совершенных в юридическом отношении законов того времени «О престолонаследии». Вопрос о смене власти, не решенный Петром I, был теперь четко юридически регламентирован).

Нападение Наполеона не стало для Александр I неожиданностью. Еще в 1806 году Император вместе с Барклаем де Толли обсуждал военные перспективы России. Оба пришли к выводу, что война с Францией весьма вероятна. Тогда же два руководителя пришли к убеждению, что наилучшей для нас тактикой будет тактика «отступательной войны». И в 1812 году (да, не могу не сравнить, это не 1941-ый) заранее обдуманный план пришлось реализовывать.

Умение не позволить обойти отступающие войска и направлять движение наступающего противника в нужную сторону, вовремя умело уходить, не вступать в неподходящее время в большое сражение, а где надо – остановить продвижение врага и имитировать подготовку крупной битвы – все это требовало от Русской армии высокого военного мастерства и высокого морального духа. Летом 1812-ого границу с Россией перешло 600-тысячное войско, а до Бородино, благодаря принятой военной стратегии, добралось … 200 тысяч французов. Бежать же из страны после окончательного октябрьского поражения Наполеона под Малоярославцем, вынужденно отступать по  старой Можайской дороге, смогло лишь несколько тысяч захватчиков. Жизни русских солдат сберегала мудрость наших военачальников, а защите государства содействовала огромная, веками собиравшаяся территория…

Поучительны многие уроки, связанные с первой Отечественной. …Потенциал любой армии в войну оказывается недостаточным. Кутузову власти предложили взять под командование 70 тысяч ополченцев, правда, оружия не хватало, и добровольцы готовы были сражаться с врагом металлическими копьями. Михаил Илларионович от таких предложений отказался, жизнь русских людей тогдашние командиры ценили высоко!

После сражения на Бородинском поле, погибшие, были, по-христиански, захоронены рядом: здесь – наши могилы, там – французские. Ничего подобного после войны 1941 – 45 не  происходило. Впрочем, наш народ проявил тогда и излишнее, на мой взгляд, добродушие. Замечательное пирожное и торт я бы не стал называть именем главного пришельца. Правда, эту этимологическую уступку компенсируют другие «лингвистические приобретения». Со  времен войны 1812-го года разного рода отбросы мы называем «швалью» (по-французски – шваль — это гниющая павшая лошадь), а мелких попрошаек иронично именуем «шаромыжниками». («Шер ами» – «дорогой друг» – так обращались к русским крестьянам отступающие французы, выпрашивая у них кусок хлеба).

В 1814 году русская армия, успешно завершив войну, освободив пол Европы и пройдя победным маршем по Парижу, возвращалась домой. Мэр французской столицы вручил русскому императору благодарственную грамоту. Ничего похожего на вакханалию с изнасилованными немками в Берлине 1945-ого, в Париже не  происходило. Военные вели себя образцово. Иногда наши ребята заказывали в придорожном кафе чарку хмельного, но пить можно было в меру и «бистро», ибо за появление в городе в  нетрезвом состоянии, по распоряжению русского командования, французская жандармерия задерживала без промедления! И еще. Когда армия покидала Париж, Александр I расплатился за  все оставшиеся русские ресторанно-кофейные долги собственными деньгами. «Трофейные» вагоны двигались на восток не в русское, а в советское время…

И теперь, пожалуй, главное. По итогам войны Россия, действительно освободившая пол Европы, ограничилась присоединением Варшавского княжества (что, впрочем, и тогда вызывало дискуссию). Авторитет нашей страны, уважение европейцев были огромны. Венский конгресс 1815 года, созванный по инициативе Александра Первого и других руководителей государств-победителей, конгресс в котором участвовали все европейцы, кроме Турции, определил не только новые государственные границы. Международный форум создал объединение, прообраз Евросоюза, где Россия впервые получила статус великой державы и неформального лидера. Итак, западная граница Империи была зафиксирована, решения Венского конгресса установили новые внутриконтинентальные границы. Во главе государства в 1825 году встал новый руководитель – Николай I. Россия продолжила свое расширение, но теперь в направлении на Кавказ. Сегодня не  часто вспоминают про другие наши достижения того периода. А ведь Николай Первый изумил соотечественников, совершив важнейший технологический прорыв. За короткое время была успешно проложена первая протяженная железнодорожная трасса, соединившая две столицы – Петербург и Москву. (Нелепые выдумки про «Русские косточки по бокам» привели к судебному конфликту дорожного министерства с безответственным автором поэмы).

Конечно, надо уточнить, что не все начинания Николая I, обладавшего, как пишут его биографы, удивительной скромностью и работоспособностью, были удачными. Перенос на российскую почву шведского опыта военно-деревенских поселений не дал ожидаемых результатов. Император начал тяжелую войну за присоединение Кавказа, но закавказские земли вошли в состав Империи быстрее и охотней, чем территории Предкавказья. Однако и здесь вопрос был решен и сторонам удалось договориться о почетном мире. В итоге горцы становились надежными союзниками России. Как много позже написал Расул Гамзатов «Дагестан никогда добровольно не входил в состав России, но никогда добровольно из нее не выйдет!»

(Продолжение следует).

2.3 БЕСЕДА ТРЕТЬЯ. РЕФОРМЫ ПЕТРА ВЕЛИКОГО — СЛУЖИТЬ БОГУ ИЛИ СЛУЖИТЬ ДЕРЖАВЕ…

Время правления Петра I — он родился в 1672 году, самостоятельно правил с 1689 года, умер в 1725 году — не вмещается в традиционную логику количественных приращений, хотя линию на собирание земель он успешно продолжал. При Петре не только Камчатка стала Российской. Главное присоединение, за которое Петр бился почти 20 лет — выход к Балтийскому морю — качественно изменило статус страны. Еще сын Ивана III — великий князь Василий III а затем и внук — Иван IV пытались проложить дорогу к Балтийскому морю, воюя с ливонцами, но Ливонская война закончилась для Грозного неудачно.

Петр I, сразившийся сначала под Нарвой с войском Карла XII (первая битва — в ноябре 1700 г.), также потерпел полное поражение, потеряв свою армию. Однако, поражение не деморализовало царя, напротив, в ответ он постарался собрать в кулак и мобилизовать все ресурсы и возможности страны. И в 1709 году созданная им новая армия разгромила войско шведского короля под Полтавой. Созданный и установленный Фальконе в Петербурге памятник «Медный всадник», вздыбивший (но не загнавший) коня и победивший — блестящее скульптурное выражение подвига нашего великого государствостроителя.

Победа над Швецией — самой могущественной европейской державой XVIII века (это как если бы сейчас кто-то победил армию НАТО) дала, наконец, России выход к Балтике, где был основан морской порт и новая столица — Санкт-Петербург. Если, приняв христианство, древняя Русь уже с Х века перестала быть «страной вне истории» и вошла в сообщество цивилизованных народов, то благодаря основанию северной столицы, Россия превращалась в современное европейское государство, активно влияющее на процессы, происходившие на континенте. Можно сказать, что сам центр Европы переместился ближе к русской Балтике.

Преобразования Петра носили системный характер и касались всех ключевых вопросов. Прежде всего, речь шла о модернизации общероссийской системы ценностей и российской идентичности. Выражаясь современным языком, модернизация затронула нашу идею и идеологию. В допетровские времена главной доблестью на Руси считалось служение Богу, следование его заповедям. Петр укреплял православие, закладывал новые храмы и соборы, но главным делом для соотечественников становилось теперь служение державе. В стране начала формироваться светская жизнь, признавалась значимость не только божественных, но и мирских забот, возникло новое, светское искусство, литература и культура. Если бы Петр и его последователи не реформировали страну, Русь, со временем, могла превратиться в аналог «до-ататюрковской» Османской империи или в средневековую Персию…

Как во времена принятия православия и кириллической письменности, так и в годы Петровских реформ, властям не пришло в голову размахивать и запугивать соотечественников жупелом с надписью «иностранный агент». Напротив, заслуга Петра в том и состоят, что он путешествовал по Европе чтобы изучить ее опыт и «прорубить туда окно». Многое он смог почерпнуть у живших в старой столице мастеров и учителей из немецкой слободы. Были в городе также улицы и районы, где веками свободно селились армяне, поляки, литовцы, татары… В петровские времена у стен Белого города обосновались пришедшие издалека индусы. России был неведом советский «железный занавес», страна была достаточно открыта, что, безусловно, содействовало ее развитию и прогрессу. Сами наши соотечественники также бывали за рубежом. Русская община с давних времен жила в Константинополе, в монастыре в районе горы Афон в Греции, в других местах. Представители рода промышленников Демидовых уже в XVIII веке путешествовали по Европе и вносили пожертвования на возведение храмов во Флоренции…

Итак, Петр реформировал систему ценностей. Он создал новую армию и флот, что потребовало создания новой системы образования, прежде всего — военного, создал условия для становления российской науки, основал новую столицу… С именем Петра связана также происходившая в стране промышленная революция. При нем было построено 220 новых фабрик и заводов. Наши предки научились плавить сталь не хуже шведской, шить сукно и делать паруса не хуже английских, Россия начала производить качественную бумагу…

И опять здесь можно показать значимость исторических уроков и того опыта, который в них заключен. По сей день задается вопрос — как и на какие средства можно было приватизировать — продавать в частные руки — заводы и фабрики в годы ельцинских реформ? Ответ из петровских времен звучит весьма актуально — приватизацию следовало проводить не через фиктивные «залоговые аукционы», а опираясь на российский исторический опыт. ...Петр ввел дополнительные налоги — в казну платили все, даже крепостные крестьяне! На собранные средства государство строило новые предприятия. А потом, в рассрочку, с последующим возвращением всей потраченной государством суммы в госбюджет, новый собственник получал во владение завод или фабрику. (Примерно такая «петровская схема» приватизации была, после распада СССР, реализована в Казахстане.)

По итогам победной Северной войны, в 1723 году Петр заслуженно получил титул Российского императора. Грандиозный масштаб и успехи государства позволили официально преобразовать царство в Империю.

...Спустя два года, в промозглый осенний день, Петр участвовал в спасении русских моряков с тонущего корабля. Император простудился и тяжело заболел, вылечить его не удалось…

Петр I проделал гигантскую созидательную работу, он был инициатором и реализатором преобразований, плохо соизмеримых с возможностями отдельного человека. Были ли у Петра ошибки? Да, были. С высоты сегодняшнего времени, его главный просчет представляется мне в том, что он не создал (не успел!) никакого четкого механизм передачи высшей власти. В итоге несколько прошедших после Петра десятилетий, руководство государством оставалось неустойчивым, а некоторые начинания великого реформатора, к сожалению, не были продолжены.

Впрочем, особой стабильности не было и в соседних европейских странах, где нередко случались дворцовые перевороты.

(Продолжение следует)

2.2 БЕСЕДА ВТОРАЯ. ИВАН ГРОЗНЫЙ И СМУТА, ИЗБРАНИЕ РОМАНОВЫХ.

Продолжал собирать земли и сын Ивана III – Василий III, присоединивший Псков и Рязань, правда, он титуловался не как «царь», а как «Великий князь Московский и всея Руси». Негативный след в истории оставил внук Ивана, сын Василия, известный нам как царь Иван IV Грозный. Грозный был единственным в нашей истории царем, которого не любили ни русские историки, ни наш народ… Не удивительно, что значение деятельности Ивана IV преувеличено, фальсифицировано и совершенно искажено в официальной советско-постсоветской социально-гуманитарной науке.

Продолжая линию на присоединение территорий, Грозный в 1552 году совершил поход на Казань и после долгой и кровопролитной осады город взял. Казанское ханство было присоединено к России. После 240 лет несвободы, поборов и зависимости, у русских были не только психологические основания для жесткого ответа и мести Орде… Однако их реальное взаимодействие развивалось совсем по другому сценарию.

Освобождающееся Русское государство смогло найти в своем этно-религиозно-политическом пространстве место для ордынцев. Жесткое и долгое противостояние двух цивилизаций – славянской и ордынской завершилось не уничтожением победителем побежденного, а почетной интеграцией проигравшего с сохранением его идентичности. Татары получили право на сохранение, в составе России, своей территории, веры, языка и культуры.

Сделаю очередное отступление; еще раз об особенностях формирования Российской империи. Великое, как говорится, видится на расстоянии, еще немного компаративистики… Наши православные учителя и собратья – греки – не 240, а 400 лет находились под гнетом Османской империи. В начале XIX века им, при поддержке России, удалось, наконец, освободиться и восстановить собственную независимость. Но греки не пытались договариваться и найти общий язык с османцами, как, впрочем, и османцы с греками. Греция и Турция поныне сосуществуют как независимые и «не очень симпатизирующие» друг другу государства (вспомним ситуацию на Кипре). Греческий путь отличается от российского и тем, что потомки древней Эллады не пошли или не смогли пойти по пути наращивания территории и собирания земель.

В этом же контексте интересен опыт испанцев. С VIII века (с 711 года) до конца XV века (до 1492 года) Пиренейский полуостров находился, частично или полностью  — под контролем арабско-мавританско-мусульманских завоевателей. Восстановившие свой суверенитет испанцы тоже не интегрировались с мусульманами и  не создавали континентальную Испанскую империю.

Еще один пример – Франция, которая попыталась интегрировать Алжир во второй половине ХХ века. Эта попытка привела к кровопролитной гражданской войне, закончившейся поражением метрополии и признанием независимости африканского государства.
Учитывая исторические параллели, не сложно понять, как значим и успешен российский пятивековой имперский маршрут, и как, мягко говоря, неубедительно выглядит тот, кто сегодня пытается высмеять наш путь избавления от ига и российское собирания земель.

Вернемся к основному повествованию. Надо сказать, что в XVI веке, как и в более поздние времена, включение новых народов в состав царства, а позднее – Империи, происходило по  определенным правилам. Их суть состояла в том, что внутренние нормы и сословные иерархии нового народа, как правило, сохранялись, поддерживались и не менялись после вхождения в Россию (в первую очередь это касалось народов, которые не вступали с Россией в конфронтацию). Элита и другие социальные группы присоединяемого этноса, как и соотношение между этими группами внутри интегрируемого сообщества, продолжали сохраняться. Внутри своей общности люди могли делать карьеру по прежним, традиционным, собственным правилам. Но  тот, кто хотел менять свой статус в масштабе всего государства, должен был переезжать в столицу и там осваивать новые правила и нормы. В реальной истории, на практике не все и не всегда получалось гладко, но исходные принципы интеграции были именно такими.

Не трудно заметить, насколько эти принципы отличались от «советских правил». Распространение советской власти в страны Балтии, на запад Украины и Белоруссии и др. сопровождался массовыми репрессиями, арестами, депортациями и разрушением всей существующей социальной структуры…

Возвращаясь в Казань, напомню, что всего через 60 лет после ее присоединения, когда Россию охватила смута, касимовские татары, мордва и другие народы Поволжья, вместе с русскими, сформировали в Нижнем Новгороде ополчение, которое защитило страну и спасло государство от распада. Национальная политика (хотя, тогда и не было такого понятия), проводимая Москвой, была мудрой и эффективной!

Меду тем, царствование Ивана IV отмечено не только присоединением новых земель (Казани, а затем и Астрахани). На памятнике 1000-летию Руси, установленном в 1862 году в Великом Новгороде, представлено 150 скульптурных изображений князей, царей и других значимых фигур нашего прошлого. Есть там и жена Ивана, но самого Грозного среди них нет.

И дело здесь не просто в  том, что царь был человеком жестоким, что совершенно нетипично для русской истории. (Ему приписывают ответственность за смерть от 3 до 5 тысяч человек. На западе Европы в  этот период практиковалось убийство значительно большего количества людей). Главная подоплека непринятия Грозного состояла в другом… Иван, с  детства бывший свидетелем грубой, часто, кровавой политической борьбы за трон, был человеком психологически травмированным. Всю жизнь он боялся потерять власть и в результате создал неведомый, не существовавший в прежней России режим абсолютизма.

Опричнина – вооруженные отряды, подчиняющиеся только Ивану и производившие внесудебные расправы, разрушили традиционные и органичные каналы связи внутри государства. Механизмы взаимодействия общества и власти – религиозные, семейные, межрегиональные — заменили личные команды из Центра. Страну вынудили жить по принципу – «Иван Грозный – это Россия, нет Грозного – нет России». Не  удивительно, что после смерти болезненного сына Ивана – царя Федора Иоанновича (1584 – 1598) на Руси случился острейший политический кризис – безвластие — по сей день не забытое и называемое смутой. (Примерно по тем же причинам, но три с половиной столетия спустя, через неполные 40 лет после смерти абсолютного властителя Сталина, распалось созданное им, соввместно с  Лениным, тоталитарное квазигосударство – Советский Союз).

Проблемы порожденные абсолютной властью Грозного дополнило то обстоятельство, что со смертью Федора Иоанновича, не имевшего детей, пресеклась вся династия Рюриков, правивших, без малого, 750 лет. Князь и, тем более, царь имели совершенно особый статус на Руси, особую миссию и особую ответственность. Ушедшего владыку мог заменить только его ближайший наследник, но наследника не было!… И тут, при поддержке польского войска, на Москву пошел самозванец, объявивший себя чудом спасшимся царевичем Дмитрием (младший сын Грозного, о  котором по сей день достоверно не известно был ли он убит или умер сам в 1591 году в  Угличе). Вновь возникла реальная угроза существованию целостного и независимого русского государства. Активная в поисках новых территорий Польша рассматривала земли к востоку от своих границ как аналог «диких территорий американских индейцев», захваченных Колумбом…

С сентября 1610 по ноябрь 1612 года в московском Кремле обосновался Лжедмитрий вместе с поставившими его поляками. Но в критической ситуации, когда страна потеряла управление и законную власть, народ не  остался «молчаливым созерцателем» происходящего. Первое народное ополчение во главе с Ляпуновым, не смогло избавиться от пришельцев и тогда второе ополчение – во главе с Мининым и Пожарским в 1612 году освободило Москву. А уже в феврале 1613 года собранный в столице земский собор (новые формы гражданского волеизъявления пришли на смену вече, распущенному в В. Новгороде, Пскове и Вятке) избрал на царствование новую династию. Рюриковичей сменили Романовы. Первым из них, сумевшим вывести страну из смуты, был Михаил Федорович. Он находился на царском троне с 1613 по 1645 год.

Характерно что собирание земель, расширение территории страны происходило даже в недолгий период смуты. Обширные восточные и северные земли – верховья рек Надыма, Енисея и Хатанги – c начала XVII века были включены в состав нашего государства. С избранием новой царствующей династии Романовых расширение продолжалось. В XVII столетии землепроходцы – В. Поярков, Ф. Попов, С. Дежнев, Е. Хабаров присоединили северные и северо-восточные территории. Казак С. Дежнев пришел на Север вместе с отрядом добровольно оставшихся там старожилов, потомки которых переплелись и смешались с местным населением. В 1654 году московскому царю присягает Богдан Хмельницкий, в единое Русское государства входит левобережная часть Украины.
(Продолжение следует).

РАЗДЕЛ ВТОРОЙ.
II ЭПОХА РОССИЙСКОЙ ИСТОРИИ, СОБИРАНИЕ ЗЕМЕЛЬ.

2.1 БЕСЕДА ПЕРВАЯ. ВЕЛИКИЙ ГОСУДАРСТВОСТРОИТЕЛЬ ИВАН III.
Путь, намеченный Калитой, сделанный им выбор, соответствовал объективным потребностям страны, исторической логике ее развития. Не удивительно, что наследники и потомки Московского князя продолжили линию на приращение земли русской. Укреплению политической системы способствовало то, что в Великом Московском княжестве власть стали передавать от отца – сыну, а не от старшего брата – младшему, как это было во времена Киевской Руси. Пожалуй, самым выдающимся и успешным государствостроителем этого времени стал Иван III, Васильевич, заслуживший от народа титул Великий (годы его правления — 1462 – 1505). При нем слово «Русь» стало дополняться и заменяться новым словом — «Россия», тогда же впервые высший руководитель государства начал именовать себя не князем, а царем. Причем не только в указах для внутреннего пользования, но и в переписке с другими странами, что вызвало беспокойство в соседней Литве.

Между тем, главной заслугой Ивана III были не лингвистические трансформации, носившие, разумеется, вторичный характер, а процессы в самой действительности, которые они отражали. Высшим достижением царя стало мирное, добровольное объединение большинства русских княжеств. Наша страна, в силу внутренних усобиц и внешнего – ордынского нашествия, находилась в полураздробленном состоянии. Иван смог провести переговоры с другими князьями и договориться об их вхождении в состав единого государства, центром которого признавалась Москва. Интеграция требовала унификации права и в 1497 году в России появился единый Судебник.

Подвел Московского царя только Великий Новгород. Сначала там тоже решили объединяться и поклялись на Библии, но потом «передумали» и решили ориентироваться на Ганзейский союз и север Европы. Совершив военный поход, Иван заставил Новгородцев держать слово и включил их в состав русского государства. В результате дипломатических усилий Ивана в состав России вошли Ярославль, Тверь, Смоленск, Ростов Великий и ряд других земель.

Другое важнейшее достижение нового царя, впрочем, невозможное без первого, — освобождение России от Ордынского ига и Ордынских поборов. В 1480 году на реке Угре встретились два войска – татарского хана Ахмата и царя Ивана Великого. Попытки ханских войск перейти реку умело пресекались, русская разведка работала «на опережение», вовремя сообщая командирам о возникающей опасности. После 40 дней безуспешного стояния, Ахмат развернул войско и ушел в Орду. Русь окончательно прекратила выплачивать дань и полностью восстановила свою независимость.

Стоит вспомнить еще несколько достижений и особенностей правления Ивана Великого. Новый царь активно занимался строительством и благоустройством столицы. В  Кремле был поставлен Успенский собор, украшающий город по  сей день. Русским строителям, потерявшим свои навыки за времена ига, помог тогда приглашенный итальянский архитектор Аристотель Феорованти.

Правление Ивана пришлось на время трагического для русского сознания события. В 1453 году, под напором османцев, пал второй Рим — Константинополь. В 1472 году, овдовевший Иван взял в жены Софью Палеолог, племянницу последнего византийского императора. К этому времени Москва начинает восприниматься внутри страны и за ее пределами как Третий Рим. Гербом государства стал двуглавый орел, символ, который мы заимствовали у Византии, подчеркивая тем самым свою связь и преемство с «вторым Римом». Напомню еще об одном личном качестве Ивана Великого. Когда его не  стало, оказалось, что все имущество усопшего помещалось в … небольшом сундучке. Все свои силы Иван отдавал укреплению государства, а не личному обогащению…

………………………………………………. Продолжим обсуждать изменения, порожденные пророссийской политикой Ивана III внутри страны и за ее пределами. Попытка цензурировать живую мысль приводит к повторению одной и той же сентенции – «история не знает сослагательного наклонения». История как реально разворачивавшаяся цепь событий, конечно, не может меняться, она уже произошла. Такая констатация самоочевидна. Но вот история — как картина происходившего, как его модель, как анализ и «прогноз в прошлое», позволяет разыгрывать разные сценарии и варианты. Всякое событие, если мы говорим о социальном процессе, создает веер возможностей. Порой бывает полезно задаться вопросом – почему ситуацию «A» сменила ситуация «Б», а не «В» или «Г»?… Исследование потенциальных, не реализовавшихся возможностей дает новые выводы и уроки из истории, уроки, которые при «исключении сослагательного наклонения» получить невозможно.

…Вернемся в Россию XV века, во времена первого русского царя. Ну не удалось бы ему договориться с соседями об объединении – чтобы изменилось? Избавилась бы Россия от Орды? Скорее всего, нет и  восток Европы стал бы  в культурном отношении Азией… Пройдя через тяжелейшие испытания, Россия смогла не просто победить, но и сделать необходимые выводы из произошедшего. Путь собирания земель, в то время еще не  знакомый и не опробованный на  западе нашего континента, оказался жизненно важным для восточных славян. Дело начатое Иваном I и Иваном III – собирание земель – продолжалось несколько столетий. Создание единой, великой империи (как же недоумки, травмированные постсоветской пропагандой, ненавидят это слово, даже не сознавая – откуда их ненависть и почему наша страна пять столетий развивалась по имперскому пути) стало важнейшим средством защиты, сохранения и развития российской государственности. Уточню и повторю – империя – это следствие, а причина – обеспечение безопасности страны! Империя – это правильный стратегический вывод из тяжкого испытания Ордынским игом!

А теперь поменяем масштаб и направление «сослагательной рефлексии». Не трудно догадаться, что бы ждало Великий Новгород, победи он, а не Москва. Но победила Московия, вечевой колокол был вывезен и средневековый парламент прекратил свои «заседания» потому, что в тот период восстановление единства государства и его единоуправляемости было абсолютным приоритетом.

…Великий Новгород входил в ганзейский союз, важнейшие по тем временам товары – воск — а это свечи и  свет, меха — соболь, белка, мед и другое, Европа получала из Руси. Процессы происходившие в нашей стране и тогда оказывали влияние на ближних и дальних соседей. Включение Новгорода в состав России вывело его из Ганзы. Последствия этого ощутили даже те страны, которые в союз не входили и располагались к западу от Ганзы… Путешествие Колумба, открытие Америки — нового гигантского источника товаров – это тоже, как и создание империи, далекое эхо российского преодоления ордынского ига.

П.С. Критикам советую не сильно «скакать» впереди автора. Московская молодежь поступает правильно, когда танцует под речевку «кто не  скачет, тот чекист». Но чтение книги – это не танцы…

А за честную критику, за уточнение про Мстислава Удалого – спасибо!

(Продолжение следует).

1.4 ПРОДОЛЖИМ БЕСЕДЫ О ПЕРВОЙ ЭПОХЕ НАШЕЙ ИСТОРИИ; ПОИСК СТОЛИЦЫ.

ПОДЧАСТЬ 3. ПУТЬ В  МОСКВУ.

Успешно просуществовав два с половиной столетия, Киевская Русь столкнулась с проблемами, которые ей  разрешить не удалось. …С востока в страну вторглись татаро-монголы. Изгнав из своих пределов хазар, печенегов, русские находили управу и на появившихся позднее половцев. Но в начале XIII века на наши земли пришли новые завоеватели – ордынцы. В 1223 году киевский князь Мстислав Удалой проиграл татарским отрядам битву у реки Калка. Вскоре Киев попал в  экономическую и политическую зависимость от Золотой Орды. С другой стороны, европейские Крестовые походы, изменившие географию торговых путей, также сыграли свою негативную роль. Значение маршрута «из варяг в греки» сходило на нет. Мощь и роль центра на Днепре стала угасать.

…Я давно выступаю с сообщениями, докладами, публикациями о Российской цивилизации, поэтому мне хорошо знакомы типичные претензии оппонентов. Повторяющийся у них мотив – вы  сильно переоцениваете досоветскую Россию.
После некоторых разъяснений, многие соглашаются с тем, что «та» Россия, пусть не  была раем, но была нормальной и вполне успешной страной. Конечно, у нее были ошибки и просчеты, но, в целом… Так вот, чтобы построить мост между «согласными» и «несогласными» с автором, я постараюсь, время от времени останавливаться и разбирать ошибки, которые допускались в прошлом. Я охотно признаю и констатирую — историй без ошибок не бывает, даже нашей собственной…
Итак, Киев пал под давлением Орды. А могло ли противостояния закончиться по-другому? История всегда знает сослагательное наклонение. И борьба Руси с Ордой могла разворачиваться иначе. Так почему же случилось то, что случилось?
Киевскую Русь интегрировали и сплачивали общий язык, единая вера, общая система управления. Однако именно она – система управления – представляется мне противоречивой и уязвимой. У нее были известные «плюсы», но были и менее осознанные «минусы».

…Тот, кто живет в однокомнатной квартире, но точно знаете, что переедет в двухкомнатную, не станет вкладываться в ремонт своей однушки! Похожей была логика и в Киевской Руси. «Переезд» из города в город в те далекие времена, заранее предзаданная передача меньшего удела в обмен на больший, от одного Рюриковича к другому –от старшего – к младшему — не только сплачивал, но и ослаблял государство. В более упрощенной форме этот принцип управления был воспроизведен в СССР, где чиновника, провалившего работу на одном участке (из-за беспрекословного выполнения команд вышестоящей инстанции), автоматически переводили с повышением — в другой регион, где все руководящие посты также занимала никем не избираемая и неотстранимая от власти бюрократия-номенклатура. Советская номенклатура, а не существующий «Вашингтонский обком» вела государство к краху. Сегодня этот трагический опыт вновь воспроизводится властью и ФСБ, создающими новое «дворянство» — крупными банками и монополиями «доверено» управлять только детям ведущих чиновников… Ошибки Киевской Руси в СССР-постСССР не усвоены и не исправлены!

…Вернемся на берег Днепра. Падение Киева и последующие события показали, что восточные славяне вовсе не исчерпали свой государствосозидательный потенциал. Объединяющая христианская идея продолжала действовать. Полуутратив суверенитет страны, русские люди сохраняли надежды на освобождение и возрождение своей родины… В период татаро-монгольского ига многие русичи защитили себя, перемещаясь на север и на запад, в частности, подчинив свои земли Литовскому князю. В XIV веке 90% территории Литвы было заселено славянами. А Вильнюсское государство при князе Гедемине стало называться Литовская Русь. Русское культурное влияние было здесь преобладающим, в официальном делопроизводстве, при дворе использовалась кириллица. Русские сохраняли свою веру и не испытывали ни религиозного, ни этнического давления.

Проблемы возникли тогда, когда князь Ягайло (1350 – 1434), отказавшись от язычества, решил принять католицизм. Став польско-литовским королем, Ягайло обязался латинить своих подданных. С этого времени Вильнюс утрачивает интерес для русских и перестает быть для них центром. Но поиск столицы продолжается. Теперь в него включаются Суздаль, Владимир, Тверь, Москва.

Особенно острым оказалось московско-тверское противостояние, в котором победил хитрый, удачливый и по-своему талантливый политик Иван I, Калита. Годы его правления – 1325 – 1340. Всего за полтора десятилетия князю удалось преодолеть проблему, не  решавшуюся пять веков. Иван Данилович совершил исторический маневр и утвердил на многие столетия Москву – центром Руси, даже несмотря на то, что в 14 веке раздробленная страна оставалась под контролем ордынцев. Иван девять раз приезжал к ордынскому хану — в Золотой Сарай и одаривал его подношениями. В результате он получил право самостоятельного сбора налогов, прежде предоставлявшееся только монгольским баскакам. Собранные средства частично уходили в Орду, но другая выкраиваемая князем часть денег шла на привлечение в Москву мастеровых людей, на прикуп новых земель, на расширение своих владений. Причем, присоединенные земли получали те же права, какие были в самой Москве. В этом одно из отличий московской политики от политики Великого Новгорода, делавшего новые территории колониями. Заложенный Калитой, новый государствообразующий принцип был позднее продолжен в Российской империи.

Еще одно отличие Москвы от В. Новгорода состояло в том, что на берегах Волхова существовало своеобразное двоевластие. Вече, этот средневековый парламент, обеспечивал политико-экономические решения важнейших внутренних и внешних вопросов. Что же  касается князя, то его приглашали на ограниченное время и сферой его компетенции была дружина. Выражаясь современным языком, князь отвечал за вопросы обороны и безопасности. А вот начиная с московского периода, первый руководитель отвечал за весь комплекс вопросов – и военных, и хозяйственных, и внешне— и внутриполитических. Государь также становился главным собственником богатств страны, знать и остальное население получали свои доли по праву «пожалования».

Важнейшим фактором самоидентификации русских людей оставалось православие. Паспорта на Руси хотя и появились довольно рано — в середине 17 века, с 1649 года — в 14 веке их еще не знали. Однако, появись они в тысяча трехсотые годы, в них бы не было графы национальность (этот термин вошел в оборот только в начале ХХ века), но непременно была бы графа – вероисповедание. Иначе говоря, Иван I не мог сделать Москву главным городом, не  сделав его центром православия. И эту задачу ему также удалось решить. Первым Киевским митрополитом, переехавшим в Москву, стал митрополит Петр. Правда, непосредственно в Москву он перебрался из Владимира. С тех давних пор в неоднократно возникавших кризисных и форс-мажорных ситуациях церковь, почти всегда, вплоть до Петровских времен, выполняла миссию соруководителя государства.

Итак, Калита завершил эпоху «поиска центра» и начал новую эпоху – собирания земель. В прошлом, в силу различных причин, разные народы также меняли свои столицы, так поступали поляки и литовцы, финны и  японцы… На Руси процесс поиска продолжался пять веков. Много это или мало – сказать сложно, поскольку такое огромное государство как Россия кроме нас, никто создать не смог. Но не сложно ответить на другой вопрос – был ли выбор Калиты удачным? Критерий истины – практика. Как и выбор веры, выбор Москвы работает не десятилетия, а столетия, работает по сей день и, значит, он исторически оправдан. (Об эпохе Санкт-Петербурга мы поговорим позднее.)

Справившись с решением первой фундаментальной задачи, наши предки перешли к решению следующей стратегической задачи, которая называется количественный рост или СОБИРАНИЕ ЗЕМЕЛЬ. XIV век стал стартом новой эпохи, Русь вышла на путь количественного роста…

Так в чем предлагаемая автором, новая концепция нашей истории? Русскую историю следует понимать как три последовательно сменявшие друг друга эпохи.

ПЕРВАЯ ЭПОХА, 862 – 1325 — ПОИСК ЦЕНТРА, ПОИСК ГЛАВНОГО ГОРОДА РУСИ.
ВТОРАЯ ЭПОХА, 1325 – 1880 – СОБИРАНИЕ ЗЕМЕЛЬ, ЭПОХА КОЛИЧЕСТВЕННОГО РОСТА!...
Дойдем и до третьей эпохи, а пока – эпоха вторая…
(Продолжение следует).

1.3 Беседа о «запутанном понятии». От истории – к философии, что такое «русская идея».

Снова отступим от хронологической канвы событий. Я уже писал, что главное для нас в этой книге – не сама история, а ее логика, смысл, философия. А раз так, нам не обойтись без термина, который наши СМИ, наши публицисты, «говорящие телеголовы» и ведущие политики в конец запутали. Что такое «национальная идея» — она, как уверяют «эксперты», есть или ее нет и быть не может, она существует, но не может быть выявлена, ее провозглашает президент, объявляет патриарх и т.д. и т.п.? Прозвучала уже масса версий…

Но начнем мы не с раскрытия содержания русской идеи, не  с ответа на  вопрос – из чего она состоит (у разных народов национальные идеи разные). Сначала раскроем смысл самого этого понятия, определимся — что оно обозначает, что значит — «национальная идея» (неважно – русская, китайская или американская…). (По аналогии — прежде чем выбрать и купить свой «Хюндай» или «Фольксваген», надо знать – что такое автомобиль.)

…Все живое на нашей земле объединяется в сообщества: бактерии – в  колонии, пчелы – в ульи, птицы – в стаи… Так легче поддерживать жизнь. Видимо, первые биоорганизмы были очень уязвимы, выживали с трудом и на миллионы лет вперед завещали: жизнь – явление коллективное, жизнь сохраняет и защищает объединение. …Таким же образом, объединяясь — поступали и люди. Но типы и  формы человеческих коллективов, на протяжении истории, менялись и продолжают меняться.

Человек подобный нам с вами – гомо –сапиенс – существует, примерно, 50 тысяч лет и почти все это время люди объединялись в роды и племена. У каждого племени были собственные правила, символы, ценности, которые позволяли отделять своих – их надо защищать, от чужих. Самоидентификацию обеспечивали племенные боги и тотемы, тату, ритуалы, обряды, танцы и т.д. Нарушение или игнорирование внутренних правил вело к изгнанию из племени, что было равнозначно вынесению смертного приговора…

Примерно 4 – 5 тысяч лет назад начался процесс формирования нового типа общности. Племена перемешивались и стали преобразовываться в более широкое, многочисленное объединение – в Китае, Индии, в Египте начали зарождаться новые народы. На некоторых не затронутых современной цивилизацией территориях этот процесс продолжается по сей день, а где-то еще и не начался. В России 1000 – 1200 лет назад 14 разных племен – древляне, северяне, вятичи, поляне, кривичи, дреговичи.., обитавшие на Восточно-Европейской равнине, стали перемешиваться и формировать единый народ. Это смешение происходило не через био-физиологическое переплетение, новую общность создавало принятие новой системы ценностей, происходившее параллельно с вытеснением старых интеграторов.

А теперь начнем выстраивать дефиницию. Национальная идея – это те правила и нормы, которые переплавили, переформатировали племена в единый народ. Но это только часть характеристики. Поэтому я продолжу определять.

Нацидея – это самые главные, глубинные правила данного народа, из которых выводятся и выстраиваются остальные национальные нормы;

это то, что характеризует данный народ и что отличает его от других; это нормы и правила, ставшие объективными, т.е. существующие независимо от того, осознает их отдельный человек или нет;

это устойчивые нормы и правила сохраняющиеся длительное время, передающиеся из поколения в поколение.

Национальная идея, отчасти, похожа на грамматику родного языка. Не каждый сходу ответит на вопрос – каковы правила спряжения глагола совершенного вида в изъявительном наклонении – но каждый согласен с тем, что эти правила существуют. И в устной речи и в письменных текстах спрягаем мы все правильно.

Еще несколько уточнений. Поскольку, как уже было сказано, национальная идея существует объективно, ее нельзя выдумать, ее можно только  выявить, примерно так, как выявляют, а не придумывают законы природы. Для выявления существующей или утраченной национальной идеи необходим научный поиск, нужны социальные исследования и, соответственно, социальные исследователи…

И еще. Национальная идея – это не узко внутриэтнический набор правил одного, пусть и ведущего этноса. Это, если мы говорим о России, ОБЩЕРОССИЙСКИЕ, а не только русские ценности. (Также, как национальная сборная, национальный проект или национальная безопасность – это не русское, а общероссийское явление.)

Термин «национальная идея» разошелся по Европе в первой половине ХХ века. (У нас понятие «русская идея» ввел Федор Михайлович Достоевский в 1862 году; вскоре после отмены крепостного права он первым задумался — по какому пути должна теперь пойти страна). С середины 30-ых годов прошлого века в III Рейхе этот термин стал официальным и ключевым. В результате, после краха нацизма и окончания Второй Мировой войны, понятие «нацидея» на западе Европы не употребляется, вместе с грязной водой из ванны выплеснули и ребеночка. Термин ушел, а проблема кризиса старых правил осталась и обострилась. Теперь у наших соседей употребим термин «идентичность», здесь исследуют «проблему идентичности». А в Россию, после краха СССР, вернулся прежний термин – «национальная идея».

Еще раз подчеркну, если сравнивать нашу нынешнюю ситуацию с далеким прошлым, можно увидеть и сходство, и различие. В Х веке в Киеве искали – как сплотить и объединить разноликие племена. Сегодня мы задумываемся над тем, как сохранить целостность и единство страны, которую семьдесят лет пытались интегрировать на лживых, искусственно навязанных началах, началах, которые рухнули и не подлежат восстановлению.

А зачем вообще нужно понятие «Российская идея»? Не пустое ли это мудрствование, напоминающее некогда распространенный «реальный» и «развитой» социализм? Что оно дает? Дает достаточно много!! Знание содержания российской идеи позволяет

 — понять и оценить нашу историю – насколько она успешна или неуспешна, выявить – как реализуемая в данный период стратегия страны соотносится или не соотносится с ее фундаментальной системой ценностей, с ее историческим предначертанием.

Знание нацидеи позволяет

 — определять будущий путь и стратегию государства, правильно формулировать узловые цели.

Рассуждая «от противного», можно добавить:

Общество, лишенное нацидеи, неизбежно будет двигаться к распаду, а затем – к ассимиляции другими, более сильными обществами, активно поддерживающими свою идентичность и идею.

Если в тоталитарном государстве происходит замена нацидеи искусственной, навязанной режимом системой ценностей, это, неизбежно, приведет либо к краху такой идеи, либо к краху идеи и самого государства.

1.4 ВЕРНЕМСЯ К РАЗГОВОРУ О ПЕРВОЙ ЭПОХЕ НАШЕЙ ИСТОРИИ. КАК МЫ ИСКАЛИ СТОЛИЦУ.
1.5
ЧАСТЬ 2. МЫ СНОВА В КИЕВЕ.

Вернемся на берега Днепра. Вы правы – мы стоим на Хрещатике. Остановимся и посмотрим вокруг. …Еще до Владимира-Крестителя, Вещий Олег из первой столицы – из Ладоги — совершил поход в Византию. По версии некоторых исследователей в Константинополе он прошел обряд крещения и принял христианство. Возвращаясь домой, Олег хотел принести новую веру на родину, но язычники-волхвы, понимая, что их власть и влияние будут потеряны, имитировали случайную смерть князя. «Злая гадюка кусила его и принял он смерть от коня своего».

Первая попытка крещения Руси не удалась, однако интерес к духовным началам Константинополя сохранялся. Бабка Владимира, киевская княгиня Ольга тоже приняла христианство, но свою веру она не смогла или не захотела передать наследникам.

И вот в княжение Владимира — с 978 по 1015 годы, названного народом «Креститель», «Красное Солнышко», а еще — «Святой» — проблема объединяющей идеи оставалась актуальной. Поначалу князь хотел сплотить Русь вокруг языческих идолов, но многобожие не давало нужный результат. Не стану пересказывать известную историю о послах, которых он отправил в разные страны, чтобы узнать, какая вера лучше. В 988 году Владимир сделал свой исторический выбор, приняв христианство. Без какого-либо кровопролития, без жертвоприношения, русичи вошли, вслед за своим князем, в воды Днепра язычниками, а вышли на берег став христианами. Лишь установленные в городе старые идолы и пострадали, киевляне их сбросили и сожгли.

Менее известны другие важные подробности. Принятие на Руси новой веры проходило не одномоментно, а в несколько этапов. Изначально, по итогам обсуждений с послами, Владимир тайно крестился сам и крестил свою семью. Через некоторое время в Крыму, в Корсуни, крестилась его дружина. Еще позже прошло крещение Киева. А спустя два года после Киева, христианство принял Великий Новгород.

Стоит сравнить и напомнить, что совершенно иначе осуществлялось «принятие» коммунистической идеи. Оно происходило «одномоментно» и с опорой на силу. Захватив власть, ленинцы не теряли время на  переубеждение россиян, своих оппонентов они сразу объявили «контрреволюционерами», подлежащими уничтожению.

Угловая вставка.

Открытие выставки «Первые»

Начало в 18:30, 25 октября 2017

В основе экспозиции, посвященной арестам 25 октября 1917 года –
4 января 1918 года, портреты и биографии пятидесяти человек – первых жертв советских политических репрессий. Для восстановления их судеб использованы фотографии, архивные документы (материалы следственных дел) и публикации многочисленных газет конца 1917 года, которые, несмотря на цензурные преследования, могли еще несколько месяцев публиковать информацию о репрессивных практиках новой власти.

Выставка пройдет с 25 октября 2017 года по 25 января 2018 года в холле Международного Мемориала.

Христианство, а позднее его восточноевропейская ветвь – православие, стало важнейшей частью сплачивающей, российской национальной идеи, которая интегрировала разноликие племена. Повторю, что «идейная переплавка» племен в народ оказалась у нас очень глубокой и органичной. Если, к примеру, в нынешней Германии названия старых племен – швабы, прусы и др. — сохранились и присутствуют в топонимике страны, то в России племенное происхождении – это тема для историко-этнографических изысканий. Как отмечали отечественные исследователи, «зов земли звучит у нас сильнее голоса крови», этнические корни русским заменяет слово «земляк».

Итак, универсальный идейный интегратор был Владимиром найден. Посмотрим, теперь, что это изменило, каким оказался результат?

Несомненно, принятие христианства имело многоплановые последствия, оно привело к позитивному изменению не  только религиозной жизни, но и всей внутренней системы правил. От жестких и, порой, кровавых обрядов язычества Русь переходила к нормам, которые и сегодня мы оцениваем как гуманные и мягкие. Вместе с новой верой, мы приняли от Византии комплекс культурных достижений. В области архитектуры – начали возводить храмы, чего прежде не знали и не умели, по-новому стали строить крепости. Появилось европейское ювелирное дело. Принятие православия дополнил важнейший цивилизационный прорыв — создание письменности. На Руси распространилась глаголица и кириллица, возникли школы. Равноапостольные братья – Кирилл и Мефодий не только создали наш алфавит. Они смогли выполнить еще одну важную культурно-религиозную миссию.

Дело в том, что до конца Х века в христианстве действовал принцип – настоящая Библия может быть написана только на древнегреческом языке, на древнееврейском или на латыни. (В исламе по сей день настоящий Коран – только тот, который написан по-арабски). Создатели русской письменности смогли прийти к согласию с Ватиканом в том, что Библия на кириллице также сакральна, как и на трех классических языках. В результате, наши предки с самого начала знакомились со Священным писанием на родном языке. (Уточню, что церковно-славянский и древнерусский не тождественны, но  близки). Замечу, что европейские народы, которые приняли христианство раньше нас (если это были не  сами римляне или греки) должны были читать Библию на чужом для них языке. Первое англоязычное издание Ветхого и Нового заветов вышло на Британских островах только в 1535 году.

Во  внешних делах принятие христианства ввело Русь в содружество наиболее продвинутых государств и народов. Оно сделало страну «своей» и понятной для христианского мира, хотя к этому времени уже произошло разделение Европы на Запад и Восток, на Западную Римскую империю и на Византию.

Итак, территориальная, надэтническая, управленческая и идейно-ценностная интеграция Руси была достигнута. Сложнейший процесс построения собственных госинститутов наши предки прошли успешно. В  цивилизационное пространство Европы вступало молодое, перспективное государство. Однако, последовавшие вскоре события прервали наше поступательное движение.

(Продолжение следует.)

ИСТОРИОСОФИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ РОССИИ. РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ. ПЕРВАЯ ЭПОХА РУССКОЙ ИСТОРИИ. В ПОИСКАХ ЦЕНТРА.

1.1 ПЕРВАЯ БЕСЕДА. КОРОТКО — О ПРЕДЫСТОРИИ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ. (ЭТО НЕ БЕСЕДА, А, СКОРЕЕ, «ПЕРЕРЫВ НА КОФЕ» ПЕРЕД БЕСЕДОЙ.)

Описание истории Руси принято начинать с IX-ого века. Но ведь «до того» тоже что-то происходило?

Отступление. Антиукраинская пропаганда в нынешней России началась с регулярного высмеивания некоего киевского историка, утверждавшего очевидную нелепость — что «древние укры появились на  берегах Днепра в 10-ом веке до нашей эры». Не  уверен, что такой историк вообще существует, но для нас важно обратить внимание на другое обстоятельство. Национальное возрождение всегда сопровождается ростом интереса к корням и истокам своего народа. В Украине такой интерес очевиден! Даже во время Революции Достоинства на Евромайдане со сцены звучали не  только протестные речи и призывы. В центре Киева на  огромный экран транслировались фильмы о национальной истории, которые смотрели десятки и сотни тысяч граждан.

Когда речь идет о древнейшей истории и предыстории своей страны, поучительна не только сама эта предыстория. Интерес к истокам — это лекарство, возрождающее нормальные гражданские и национальные чувства… Верно и обратное — прямой или косвенный запрет на историю – «манкуртизация народа» — это способ его духовного уничтожения.


… Узнать свою предысторию интересно и потому, что как «природа не терпит пустоты», так и картина мира ее не терпит… О давней истории нашей земли известно не очень много. Авторов, занимающихся этими вопросами можно, увы, пересчитать по пальцам.

Итак, совсем коротко – заглянем в наше очень далекое прошлое. Геологи установили, что приблизительно 8 тысяч лет назад ледник стал уходить с равнины, теперь называемой Восточно-Европейской, – на север. И почти одновременно с этим процессом человек каменного века приступил к освоению нового, пригодного для проживания пространства. Первые поселенцы поддерживали себя с помощью охоты, рыболовства и лесного промысла. (На другом краю нынешней России – на суровых берегах Чукотки – первые обитатели появились 3 – 4 тысячи лет назад!)

Примерно 5 тысяч лет назад наши предки научились переплавлять медь и олово, наступил век бронзы. А за 1000 лет до  нового летоисчисления они освоили получение и использование железа. Появился плуг, меч, топор… По сей день в нашем фольклоре присутствуют следы происходившего в те времена взаимодействия и влияния ираноязычных скифов, сменившееся затем сарматским влиянием…

В 5 – 6 веках нашей эры в Верхнем Поволжье и Волго-Окском междуречье жили финно-угры, в Верхнем Поднепровье селились восточные балты. Тогда же из Центральной Европы в Европу Восточную стали переселяться славяне. Изначально у них, конечно, не было своего государства. Но взаимодействие разных племен приводило к конфликтам, которые временно можно было решить с  помощью силы, а  более устойчиво – через создание надплеменных структур. Объединение славянских племен, а точнее – объединение сформированных племенных союзов, было востребовано еще и как средство защиты от внешних врагов.

Если самым западным из  славянских народов, создавшим и сохраняющим свою государственность стали чехи, то самые восточные славяне, сохранившие собственную идентичность в противостоянии с многочисленными враждебными пришельцами – это русские. В 9 веке различные надплеменные структуры стали здесь трансформироваться и преобразовываться в новое государство «с названьем кратким – «Русь»».

1.2 БЕСЕДА О ПЕРВОЙ ЭПОХЕ РУССКОЙ ИСТОРИИ. КАК МЫ ИСКАЛИ СТОЛИЦУ.
ЧАСТЬ 1. ИЗ ЛАДОГИ В КИЕВ.

Обычно датой рождения Руси считают 862 год. Тогда древнерусские племена обратились к своим соседям – варягам — западным славянам (а не скандинавам – викингам, как пишут многие наши историки) с просьбой – «прийти и править», объединить племена, избавив их  от междоусобицы и внутренней вражды. Первое, до настоящего времени, достоверно установленное имя в нашей истории – это Рюрик, прибывший с двумя братьями и дружиной. Он стал первым князем Руси (годы его правления – 862 – 879).

Начинал княжить Рюрик в Ладоге, теперь этот городок, расположенный на берегу одноименного озера, недалеко от Санкт-Петербурга, называется Старая Ладога. Вскоре князь решил перейти в Новгород (сейчас – Великий Новгород) и центр управления переехал на берега реки Волхов. Призвание на княжение Рюрика, не  связанного ни с одним из враждующих древнерусских племен, позволило прекратить междоусобную брань, создать единое крепкое войско и многократно расширить территорию формирующегося государства. Важный опыт военной организации и управления Древняя Русь умело заимствовала у западных соседей.

Одновременно строительство государства происходило и с южного направления – из древнего Киева. За два года до прихода Рюрика в Ладогу, Киевляне подписали первый межгосударственный договор с Византией. Так что датировать образование Руси можно и 860-ым годом. Вообще киевляне и Византия постоянно взаимодействовали друг с другом, иногда — через военные походы. Однако самое ценное, что Русь получила от южных соседей – не дань и не контрибуции, а христианская вера, о чем мы поговорим позже.

Пока же отметим, что продолжатель дела Рюрика – князь Олег — совершил поход из Новгорода на юг и захватил Смоленск и Киев. Последний стал новым главным городом формирующегося государства. В 882 году Олег объединил все эти земли. Процесс перемещения власти на юг и создание единой Новгород-Киевской Руси — важный индикатор успеха нашего государствообразующего процесса.

А зачем потребовалось переносить столицу из Новгорода в Киев и был ли этот перенос делом позитивным? …Древние цивилизации возникали либо на берегах великих рек — Янцзы, Нила, Ганга, либо на берегах морей — например, Средиземного. Похожая, хотя и со своими особенностями, ситуация сложилась и в Древней Руси. Знаменитый торговый путь из Варяг в Греки и менее знаменитый – из Варяг в Персы шел по маршруту, проходившему через древний Новгород и Киев. (Также через Киев проходил полузабытый сегодня путь «из немец – в хазары»). Правда, единой водной артерии, единой реки, соединяющей Новгород и Киев, как известно, нет. Путешественники и торговцы, идущие через формирующееся славянское государство, периодически были вынуждены вытаскивать свои лодки на берег и тащить их волоком к ближайшей попутной реке. (Вспомним название подмосковного города Волоколамска).

Говоря о роли рек, подчеркнем, что не всякий водный массив становился прародителем новой цивилизации. Но славянам-основателям удалось использовать существующую возможность и употребить ее себе на пользу. А в нашу речь вошла пословица — «Язык до Киева доведет».

…Бабушка киевского князя-крестителя Владимира, княгиня Ольга – годы ее жизни – 920 – 969 — озаботилась соблюдением порядка на формирующемся торговом маршруте и организовала посты, где собирались налоги, шел товарообмен и торговля. Процесс взаимовлияния коренного населения и путешественников стал обоюдовыгодным, торговый поток содействовал пополнению казны государства, а торговый путь становился все более привлекательными… Даже не заглядывая в карту, читатель согласится, что управлять торговым потоком и контролировать его из центра, из Киева было удобней, чем из Новгорода. Поэтому стратегическое решение Олега о переносе столицы на юг было разумным и  оправданным…

Я уже писал, что история для нас – это полученный опыт и обретенный урок. Один из возможных уроков-выводов из прошлого сделаю прямо сейчас. Добавлю еще одно новое для не-гуманитария слово – «компаративистика». Так социальные исследователи называют сопоставление похожих процессов, происходивших в разных странах или в одной и той же стране в разное время.

…Заключительным созидательным аккордами Российской империи, прерванной в 1917 году, стало строительство двух самых протяженных в мире железнодорожных магистралей. В 1904 году было закончено строительство Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), соединяющей столицу и порт на Балтике – Санкт-Петербург с городом и портом на незамерзающем Желтом море – Порт-Артуром (и Далянем). Император Николай II пополнил бюджет этого важнейшего проекта вкладом из своих личных накоплений. А в 1916 году русские строители и инженеры, при участии большого количества привлеченных иностранных рабочих, завершили прокладку первой очереди Транссиба – по сей день самой протяженной трансширотной магистрали Евразии.

В результате русского строительства, захватившие власть в 1917-м году большевики получили готовыми две гигантские транспортные артерии. К  чему это привело? Нет, они не  создали цивилизацию новых технологий, идей и качественного развития… Трасса Транссиба превратилась в зону ГУЛАГа, который Варлам Шаламов окрестил «тем же  Освенцим, но без крематория». Ну а КВЖД, вместе с Порт-Артуром, товарищ Сталин а затем – подвергший его сокрушительной критике товарищ Хрущев подарили своему большому другу — товарищу Мао Цзедуну и дорога отошла Китаю.

В этом контексте значение подвига создателей нашего государства – использовавших, не  упустивших свой шанс — видится лучше и полнее! (Подробный разговор о советских временах нам еще предстоит.)

Но вернемся в древний Киев. Вскоре он получил заслуженный титул «матери городов русских» а нашу землю путешественники назвали «страна-гардарика», т.е. страна множества городов, что было во времена средневековья большой редкостью. (Ко времени нашествия Батыя в Киевской Руси насчитывалось 300 городов.) Огромную для того времени и продолжающую расти территорию древней Руси надо было интегрировать в единое, существующее по общим правилом государство. Потомки Рюрика искали способы объединения и нашли решение этой сложной проблемы. Во главе всех малых княжеств и городов, образующих новую страну, стояли представители одного и того же рода Рюриковичей. Был определен и механизм смены власти – когда из жизни уходил старший брат, в его город, на смену приходил следующий по возрасту брат из города меньшего по значению. Того сменял еще более молодой из, соответственно, еще меньшего городка и т.д. Интеграция через родство руководителей, несомненно, сплачивала страну, но этого было недостаточно. Связь управленцев нуждалась в дополнении общей идеей. Русь нуждалась в ценностях, сплачивающих и объединяющих все население.

Можно сказать, что формирующееся государство столкнулось с проблемой хорошо известной нам сегодня, правда, в силу совсем других причин и обстоятельств. Эту проблему сегодня называют «кризис национальной идеи». И если нынешний кризис – результат банкротства старой, т.н. «коммунистической идеи», то в Киеве, тысячу с лишним лет назад, не существовало никакой сплачивающей идеи и ее необходимо было отыскать. В противном случае молодое государство могло рассыпаться на множество вновь противостоящих друг другу осколков…

(Продолжение следует).

Прежде чем текст запестрит великими именами и славными датами, прежде чем автор станет описывать и выстраивать цепочку важнейших событий, необходимо определиться еще в нескольких исходных вопросах. Надеюсь, читатель, как и автор, согласен с тем, что возможны и правомерны разные трактовки прошлого? Если да, то какая история нам нужна?

Начну с констатации: плюрализм концепций, соревнование разных исследовательских школ – это научная норма. Разные подходы совершенно необходимы, их наличие — один из показателей того, что в гуманитарной сфере действительно возможен свободный научный поиск и настоящая социальная наука реально существует. …Вчера вечером вы были в центре города, подошли к театральной афише и увидели, что чеховский «Вишневый сад» ставит, одновременно, три театра. Вы не удивились, понимая, что пьесы Чехова, как и любого другого драматурга, можно трактовать по-разному. Но если 50-страничную пьесу можно прочитать по-разному, то уж 12-вековую историю страны, тем более, можно представлять по-разному. (В 30-ые годы Всеволод Мейерхольд, читая со сцены строчки В. Маяковского – Я знаю, город будет!/Я знаю, саду цвесть!… произносил их с не совсем обычной интонацией: А я знаю – город будет?/А я знаю, ©аду цвесть?…)

Обсуждая поставленный вопрос, уточню что в истории неприемлемы две позиции, два подхода превращают науку в имитацию. Во-первых, ни один историк не вправе объявлять себя «совершенно объективным и беспристрастным». В картине мира, которую создает человек, сам человек всегда присутствует. Исследователь не просто отражает изучаемую им реальность, но и пропускает ее через себя, и, значит, отражается в создаваемой теоретической картине. (Когда отец показывает ребенку на ночном небосводе созвездие Девы, тот долго не может понять – откуда взялось такое название. Но сам отец легко переносит себя на место древнегреческого юноши-астронома, который по ночам рассуждал не только о холодном свете далеких звезд…).

Исходя из сказанного, задача исследователя – не утверждать объективность, а, напротив, признать свою «включенность» и прямо указать – на каких именно позициях он стоит, какие принципы принимает, к какой научной школе принадлежит. Исследователь, признавая свой подход «одним из возможных», никогда не в праве объявлять его «единственно верным». (Комментарий Ленина – «учение Маркса всесильно, потому, что оно верно», обессмыслило это учение и перевело советский марксизм из ряда с названием «философские концепции» в сферу с этикеткой «вненаучные мистификации».)

Второй запрет в исторической науке можно назвать «принцип честности». Это вето на создание концепции, такими авторами, которые либо изначально, целенаправленно утаивают и скрывают какие-то факты и обстоятельства, либо не могут признать существование в прошлом неких событий, которые реально имели место. В этой связи стоит напомнить, что в досоветской России цензурные ограничения существовали (в основном они копировали заимствованную нами прусскую цензурную инструкцию), но цензура исторических работ была запрещена! Любую книгу тех времен, любого автора, не говоря уже о великих именах — Карамзине, Соловьеве, Ключевском – можно переиздать и их переиздают через 150, и через 200 лет, и читают с огромным интересом. Но ни одну советскую книгу – об «историческом пленуме» и еще более «историческом съезде КПСС» — переиздать невозможно, поскольку их никто не станет читать. Все публикуемое в Советском Союзе проходило через цензуру, целенаправленно искажающую и фальсифицирующую реальность.

Продолжая обсуждать вопрос о «полноте информации», отметим, что всякий историк, раньше или позже, сталкивается с проблемой исчезнувших свидетельств и утраченных документов. Находясь в таком положении, настоящий исследователь признает существование «белых пятен» и стремится их раскрыть. Иначе поступает псевдоученый, который пытается оправдать цензуру, делая вид, что «все понятно и известно» и множа тем самым «белые пятна».

Сделав уточнения, вновь обратимся к проблеме плюрализма научных школ. В выстраивании историософии прошлого за прошедшее столетие разработан целый ряд различных подходов. Исследователи вычленяют традиционное и информационное общество, выделяют эпоху модерна и постмодерна… Можно периодизировать происходившее в зависимости от того, кто находился во главе государства – «эпоха Петра Великого», «эпоха Александра II»... В СССР история традиционно делилась на выявленные К. Марксом общественно-экономические формации – рабовладение, феодализм, капитализм… (Конечно, на самом деле это была имитация марксизма, но подробней об этом – в другой раз). Каждый из этих подходов имеет свой смысл и свою ценность. Разные школы отвечают на разные вопросы, а вместе – они дополняют друг друга.

Меду тем, обращаясь к истории нашей страны, я предлагаю рассмотреть ее в рамках новой концепции. В чем она заключается, сформулирую позже, а пока первой эпохой нашей истории я предлагаю считать эпоху поиска центра нового формирующегося государства, выявление его столицы. Первая эпоха — это поиск главной политической и управленческой точки будущей великой державы…

(Продолжжение следует). 14.02.18

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире