10:09 , 05 декабря 2018

Егор Дьячков: Я уехал

Я уехал. Далеко и надолго. Не будет больше звонков, уведомлений, писем по электронной почте с пометкой «важно». Всё, меня нет! Покуда — не знаю! Может быть, и не вернусь. Я пропал, телефон не взял, да и зачем он, теперь я сам по себе, и компаньон в виде гаджета мне не нужен.

Я долго шел, сколько точно — не знаю. Не считал! Знаю, что солнце уже село и светит теперь только луна. Дороги под ногами нет, иду по высокой траве, уже покрывшейся росой. Вокруг лес, стрекочут жучки и листва шелестит от ветра. Звуков полно, тишина не давит, чувства одиночества нет совсем. Я и природа — вот такая парочка сегодня вышла на прогулку. Она что-то щебечет, неразборчиво, но красиво. Тревожно заухала сова, предупреждая, что я зашел на её территорию. Отвечаю ей тем же. Мой голос эхом разнесся по чаще. Сова улетела, испугавшись эха. Что-то капнуло на меня сверху. Зашумел дождь и мигом наполнил лес обеспокоенностью и шумом ударов воды о листья. Я бегу что есть сил, бегу от дождя, как будто это поможет мне не намокнуть. Но он везде. Впереди речушка, маленькая, но сильно бурлящая. Вижу край леса. Скорей к нему. Вокруг становится светлее, всё начинает приобретать привычные цвета. Трава настолько зеленая, что вся горит, словно изумруд, сверкает всеми своими гранями осока. Кроны больше не скрывают неба, оно словно светится, так как бы в небе включились тысяча прожекторов. Свежий ветер, после дождя обдувает меня, чуть влажный и от этого такой осязаемый. И я вижу вдалеке хатки, рядом с которыми пасется домашняя скотина. Сразу начинает пахнуть парным молоком и свежеиспеченным хлебом, который в этих домиках, наверно, готовит пышная, румяная тетушка. Тут меня точно согреют и накормят после такой долгой дороги. Но окна домиков темны, похоже, что все еще спят. С первым петухом тут точно станет шумно и беспокойно. Но какая сейчас разница. Вот они золотые часы, когда природа еще может побыть не просто декорацией для нашей жизни, а главным героем, от красоты которой невозможно оторвать взгляда. Она пахнет свободой и чем-то таким родным, даже роднее, чем мама. Слезы накатывают на галаза из-за ветра бьющего мне по глазам и от уникальности этого момента уединения с планетой.

Меня окрикивают, и я оказываюсь совсем не там. Секунду я не понимаю, что происходит. Потом возвращаюсь в реальность. Это была картина, но такая живая! Работа Архипа Куинджи «После дождя».

3013377

В моей голове проносятся мысли: «Не было никакого путешествия, хаты ненастоящие, да и я не мокрый, так как дождя не было, хлебом и молоком меня не накормят. Но впечатления они останутся, они-то были реальными.
Нужно срочно уехать к природе!»

Читайте другие эссе:
Рустам Цуциев: Обида



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире