Дискуссии об экономическом будущем, которые закономерно активизировались в интернете по мере приближения федеральных выборов и сегодняшнего кризиса, тем и хороши, что вынуждают претендентов на власть озвучивать не бесконечные и ничего незначащие в практической плоскости лозунги, а конкретные предложения на случай гипотетического получения ими соответствующих полномочий. Качество этих инициатив, порой, хромает, но направление мысли понять можно, как и оценить возможные последствия их претворения в жизнь.

Вчера в своей статье «Мы точно знаем, что делать потом» своим видением экономического развития поделился Михаил Ходорковский.

Попробуем разобраться в том, что нам предлагают, и не останавливаясь на лозунгах автора из разряда «за все хорошее и против всего плохого», сразу перейдем к конкретике.

Вот Михаил Борисович пишет:

«Сразу отказаться от любых налогов на малый бизнес, помимо налога на прибыль, идущую на личное потребление. Резко снизить налоги на средний бизнес». 

Красиво звучит? Безусловно. Реально? Да ни в жизни. Можно и нужно было бы говорить о снижении налоговой нагрузки на эти сектора в условиях благоприятной экономической ситуации (когда в бюджетной кубышке полным-полно денег), но, когда на улице бушует кризис, результатом такого шага станет окончательно пустой бюджет, а, соответственно, и невозможность государства обеспечивать свои социальные обязательства (о программах поддержки экономики уже не вспоминаю). Не будет денег ни на образование со здравоохранением, ни на зарплаты бюджетникам и различные льготы для социально незащищенных категорий.  

Правда, тут же Ходорковский предлагает и весьма сомнительный источник замещения выпадающих доходов. 

Граждане, приготовьтесь:

«В любом случае, за содержание государства платят его граждане, – и эти выплаты станут прозрачными через прогрессивный подоходный налог от 10 до 35%». 

Тут вот какая штука – НЛФЛ с фиксированной ставкой в 13% сегодня уже итак собирается, поэтому предлагаемый маневр может иметь хоть какой-то смысл только в том случае, если увеличение налоговой нагрузки коснется большей части россиян.  

В этой связи было бы абсолютно наивно надеяться на то, что люди, получающие сегодня средние заработные платы по региону, останутся с 13%, а 25-30-35% будут платить супербогачи. 

Не выйдет и не получится. Напротив, если принять предложение Ходорковского за руководство к действию, ощутимый удар получит так называемый «средний класс» – от получающих более-менее приличные деньги бюджетников, до всевозможного рода представителей «креативного класса» – пиарщиков, айтишников, офисных служащих, дизайнеров и т.д. и т.п.   

И то, повторюсь, ни проблемы выпадающих доходов консолидированного бюджета, ни выхода из экономического тупика оное никак не решит.

Переложить ношу только на крупный бизнес тоже не получится, тем более, что, исходя из расставленных в статье приоритетов, его в схеме Ходорковского как бы и не существует:

«Сформулировать для инвесторов стабильные и интересные правила игры с упором на современные сектора экономики, производящие мелкосерийную и уникальную продукцию (конкурировать в крупном конвейерном производстве с Азией не стоит)».

Если кто-то не помнит, в 90-х мы уже все это проходили, когда некогда мощные предприятия вместо высокотехнологичной продукции стали производить «мелкосерийные и уникальные» сковородки и чайники (не электрические, тогда такой роскоши не было). Чем все это закончилось для экономики мы тоже помним.

Так что, если следовать логике Михаила Борисовича, сразу забудьте про российские машины, телефоны, вооружение и т.д. Ничего из этого на мелкосерийных производствах не делается априори. Прямым текстом говорится, возвращаемся на несколько веков назад, ибо «конкурировать в крупном конвейерном производстве с Азией не стоит».

В своей статье Ходорковский, по сути, развивает более ранний тезис о «мирной революции» (думаю, никому не нужно объяснять, что это оксюморон), апеллируя к практике «отнять и поделить», свойственной «революционному правосознанию»:

«Перевести на индивидуальные счета граждан в страховом и пенсионном фондах акции и финансовые ресурсы, полученные в результате неправовых сделок по распределению государственных ресурсов (как приватизационных, так и коррупционных). А также передать туда долевую собственность на все государственное имущество, не необходимое для выполнения государственных задач».

Забавно, конечно, слышать о возвращении в государственную собственность приватизированных ресурсов (а без этого невозможна их дальнейшая передача в фонды, то есть, по факту, это новый виток разговора о пересмотре итогов приватизации) от человека, который являлся одним из главных бенефициаров данных процессов

Но дело даже не в этом, а в том, кто будет определять неправовой характер сделок? Опять какие-нибудь революционные «тройки» по команде сверху? Вот уж точно торжество демократии и реализации установки на понятные и прозрачные правила игры для бизнеса.

Ну а самое главное – что это кому даст, кроме предоставления легальной возможности свести счеты с неудобными собственниками?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире