Эрдоган запаниковал и этому есть свои причины.

Карт-бланш Запада на нападение, если таковой был, разумеется, подразумевал его идеальное исполнение — сбить реально над территорией Турции, предоставить убедительные доказательства того, что российские летчики сами виноваты и т.д. и т.п.

Но как мы видим, данная атака была проведена топорно и с имиджевой точки зрения оказалась для Турции и стран НАТО провальной. Отсюда и тотальное изменение риторики турецкой стороны всего за несколько дней — с 5 минут до 17 секунд якобы нахождения российского самолета в воздушном пространстве агрессора, от «не знали, чей самолет сбивали» до «если бы знали, что российский, действовали бы по-другому», от якобы имевшего места звонка Путину после атаки до желания встретиться с ним на полях международной конференции по проблемам климата.

Ко всему прочему произведенное нападение вытащило на свет грязную историю с нефтью и нефтепродуктами ИГИЛ, которые рекой текут в Турцию.

А это крайне серьезное обвинение, если учесть, что последняя является не только членом НАТО, но и партнером США в международной коалиции по борьбе с теми самыми террористами «Исламского государства».

О том, что оно воспринимается Эрдоганом очень болезненно, говорит и похожий на месть вчерашний арест журналистов турецкой газеты «Республика» Джана Дюндара и Эрдема Гюля за статью о поставках турецкими властями оружия террористам.

Очевидно, что в этой ситуации турецкий лидер не может рассчитывать на поддержку (по крайней мере, публичную) международного сообщества и, по сути, остался один на один с созданной им же самим проблемой. Но и рассчитывать на то, что западный мир так сразу сдаст своего стратегического партнера на Ближнем Востоке, тоже не следует.

России, в этой связи, имеет смысл не отпускать болезненную (и, судя по всему, бьющую прямо в цель) для Эрдогана тему сотрудничества с ИГИЛ.

К примеру, российская сторона могла бы поднять в ООН вопрос о размещении международных наблюдателей на приграничных с Сирией и Ираком турецких территориях для объективного контроля перемещения грузов.

Как минимум для того, чтобы пресечь каналы финансирования и вооружения террористов, как максимум — найти дополнительные доказательства нефтяного бизнеса на крови.

Источник



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире