22:46 , 08 апреля 2020

Медицина в провинциальной Германии. Продолжение

В России принято восхищаться качеством немецкой системы здравоохранения. А что если не ограничиваться красивой внешней обложкой, а заглянуть поглубже. На нескольких примерах я расскажу о том, как функционирует немецкая медицина в малых и средних городах, а также сельской местности. К сожалению, все случаи реальны и произошли с реальными людьми, место и время действия Германия XXI век. А выводы делайте сами.

Случай третий.

Мальчик, средний школьный возраст, гражданин Германии. Мама ребенка уже с двухлетнего возраста замечала, что что-то с ее сыном не так, и пыталась обратить на это внимание детского и других врачей. Однако врачи всегда отмахивались, заявляя, что да, по физическим, психологическим и умственным тестам показатели ребенка всегда у нижней границы, но все же лежат в рамках нормы. На все попытки мамы пробиться сквозь бездушие и равнодушие врачей, женщина получала ответ, что она сумасшедшая мамаша, которая зациклилась на выискивании у соверешенно здорового ребенка разных заболеваний. На самом деле, с ребенком все в порядке, потому что врачам виднее – они умнее. Или, наоборот, врачи умнее – им виднее. В семье есть еще девочка, которая на несколько лет старше брата. Различие в развитии обоих детей было видно родителям невооруженным взглядом. В конце концов, врачи сделали ребенку легкий тест на эпилепсию, который ничего не выявил.

Время шло. Мальчик вступил в подростковый возраст. И тут, в течение трех месяцев, у него произошли сразу два приступа: мальчик внезапно терял сознание, его лицо синело и начинались судороги. После приступа ребенок не помнил, что с ним произошло, наблюдалась временная спутанность сознания, дезориентация и мышечная слабость. После первого приступа врачи снова сделали легкий тест на эпилепсию, который снова ничего не показал. Провести полное обследование ребенка на эпилепсию, врачи смысла не видели. С большим скрипом дали направление на проверку эндокринологии, но ближайшее свободное время для обследования было только через четыре месяца. В принципе, прохождение обследования можно было и ускорить. Для этого детский врач или взрослый терапевт могут сами позвонить узкому специалисту или в больницу и сказать, что речь идет о неотложном случае. Но в этой истории врач посчитал, что обследование – это всего лишь блажь родителей и никакой срочности нет. В таком случае приходится ждать обследования у узкого специалиста от двух до шести месяцев, т.к. врачей и мест, где можно провести глубокое обследование (это касается любых обследований) в Германии не хватает.

Даже после первого приступа детский врач был уверен, что с ребенком все нормально. Бывает. Ребенку надо больше спать, а родителям не так сильно на все реагировать. Когда мать мальчика попросила дать направление, на более глубокий тест на эпилепсию, чтобы полностью исключить возможность данного заболевания, врач ответил отказом. С его точки зрения, показаний к этому не было. Хотя легкий тест на эпилепсию, по мнению самих врачей, никогда не дает сто процентной гарантии ее отсутствия.

После второго приступа ребенка увезли на скорой в больницу, т.к. приступ произошел в общественном месте. Врач в больнице, и даже не просто врач, а завотделением, тоже поначалу говорил, что с ребенком все в порядке, а родители просто слишком сильно боятся за своего ребенка. Даже прочитал им короткую лекцию о страхе и как с ним надо бороться. Но это было до того, как он увидел результаты обследования. Посмотрев, он поставил диагноз – эпилепсия. Конечно, родители неправы, а врачи правы. Врачам же виднее – они умнее. Или, наоборот, врачи умнее – им виднее.

А вот мать ребенка, теперь будет все время винить во всем себя, потому что не смогла пробиться сквозь бездушие и равнодушие врачей. Хотя она-то, как раз, с самого начала чувствовала наличие проблемы и сделала все, что было в ее силах, чтобы найти решение. Но, оказывается, что «сделать все, что в твоих силах» просто-напросто недостаточно, чтобы пробиться сквозь глухую стену бездушия и равнодушия врачей. Я понимаю врачей: это ведь не их ребенок или ребенок их родственников/друзей. И так сойдет.

Случай четвертый.

Маленькая девочка, один-два годика, гражданка Германии. У счастливых родителей родилась девочка с врожденными деффектами сердца. Врачи одной из университетских клиник одной из земельных столиц заверили семью, что проблема решаема: ребенку потребуются всего каких-то три сложных операции в течение трех лет. Думаю не надо говорить, что родители были в шоке, услышав о такой перспективе. Хорошо, что они решили не сдаваться, а узнать мнение других врачей, т.к. идея подвергать маленькую девочку трем тяжелым операциям им совсем не нравилась. Одна женщина-врач, детский кардиолог, посоветовала родителям ребенка обратиться в одну из клиник в Берлине, которая как раз специализировалась на лечение проблем сердца у детей. Там девочку приняли и прооперировали, устранив, внимание, за одну операцию все врожденные деффекты.

Временами, при общении с врачами, у меня возникает ощущение, что многие из них рассматривают своих пациентов в качестве подопытных кроликов, на которых можно оттачивать свои профессиональные навыки.




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире