Оказание неотложной медицинской помощи сразу же после любого типа катастрофы – эффективный способ минимизировать жертвы среди пострадавших. Причем способ такой же харизматичный, как и различные методы борьбы с теми же самыми терактами. На эту мысль наводит последний теракт на Октябрьской железной дороге, после свершения которого, по свидетельству пассажиров (источник – «КоммерсантЪ», передовая статья «Поезд замедленного действия»), погибло несколько человек от болевого шока. При этом противошоковые аппараты вообще отсутствовали, а проводники собирали таблетки у пассажиров от головной боли.

Вспоминается мой полет из Москвы в Хабаровск российскими авиалиниями, когда во время полета на борту у женщины случился сердечный приступ. Бортпроводники искали врача среди пассажиров, через 1,5 часа полета самолет развернулся, и 1,5 часа летел обратно. С грехом пополам, женщину эвакуировали в больницу, а уж какова была ее судьба дальше — неизвестно.

Один мой знакомый летел японскими авиалиниями из Москвы в Токио. На борту этого самолета так же стало плохо женщине, и экипаж принял решение приземлиться в Хабаровске. В течение часа до посадки ей была оказана всевозможная помощь. Десять стюардесс слаженно работали, выполняя команды главной из них, и к посадке самолета в Хабаровске они были готовы предоставить даже электрокардиограмму. После посадки самолета местный врач смог подняться на борт самолета только через 30 минут. И только еще через 30 минут женщину смогли эвакуировать из самолета. При этом у местного врача с собой необходимой аппаратуры и медикаментов не было, а показания японской аппаратуры оказались ненужными – попросту непонятными. Как позже стало известно, женщина умерла.

Разница налицо.
Теперь вернемся к взрыву «Невского экспресса». Оказалось что страховка перевозчика даст всего лишь 12000 рублей на пострадавшего, так как опирается на давно устаревший закон 1992 года. Поэтому срочно надо принимать новый закон, что уже делается, но люди из этого поезда уже не попадут под его действие. И это все про то же.
Бортпроводники не имеют хорошего медицинского оборудования и обеспечения -что на самолетах, что на поездах, не обучены профессиональной первой помощи, а страховки не покрывают никаких затрат. То есть человек, его безопасность и защита – ценность абсолютно экзистенциальная, существующая в голове только самого простого хомосапиенса. А за границами нашего сознания и нашей воли медпомощь, страхование, безопасность — в качестве объективной реальности отсутствуют.

Одна надежда: что хотя бы теперь проводники на всех поездах пройдут курс оказания более серьезной медицинской помощи, и будут иметь в каждом вагоне весь набор необходимых лекарств и оборудования.

Ирина Хакамада, радиоведущая «Серебряного дождя»


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире