Моего ребенка выгнали из детского сада… В начале лета даже не могла предположить подобного. Но именно это произошло в результате нашей борьбы за сохранение уникального для Москвы инклюзивного детского сада комбинированного вида № 2635, расположенного в Юго-Западном округе.

Старт нашей борьбе дал совершенно нелепый и циничный ход департамента образования Москвы, который решил в «целях улучшения качества дошкольного образования» ликвидировать государственное образовательное бюджетное учреждение, присоединив его к Московскому психолого-педагогическому университету.

Никаких законных оснований не было, общими усилиями родителей и педагогов нам удалось отбить рейдерскую атаку. Инициатором были важны не дети, а здание и территория, которой оказалось слишком много, что можно разместить, например, магазин итальянской сантехники.

Наш сад, по-настоящему, уникальный. Ведь в нем учатся вместе обычные дети, такие, как наш сын, так и дети с кохлеарной имплантацией, которым нужны не просто специалисты, а те подвижники, которые и были в нашем саду.

Но мы рано радовались победе. Немедленно в саду появилась бывший работник ВУЗа-захватчика Ирина Макарова, предъявившая приказ о назначении заведующей.

И началось: увольнение сотрудников, снятие надбавок, попытки ликвидации инклюзивных групп и разрыв отношений с институтом коррекционной педагогике, ликвидация кухни и внедрение ланч-боксов, вместо нормального питания. Пришлось отложить отпуск и практически в ежедневном режиме вести борьбу за права детей и педагогов.

А 14 августа случилась трагедия. В группе, где вместо уволенных Макаровой педагогов пришли люди с непонятной квалификацией, из-за халатности «воспитателей», оставивших детей одних с телевизором, едва не погибла трехлетняя девочка Елисеева Соня. Две бригады скорой помощи, бригада реанимации в течение двух часов боролись на ее жизнь. Оценку произошедшему должно дать следствие. От новой администрации нет ответа на вопрос, что случилось: падение, удар, несчастный случай. Врачи говорят о вероятном медикаментозном отравлении, то есть, дети играли таблетками?

А что заведующая? Она, говорит, что сильно переживала, понесла огромный моральный ущерб, который пришлось лечить на заграничном курорте. Оздоровившись и набравшись сил, два дня назад заведующая запретила нам даже входить на территорию сада, что новая охрана выполнила.

В первый учебный день сентября едем туда с полицией.

Но как оставить теперь ребенка?

На официальном уровне реакция просто удивительна. Сегодня легче связаться с министром, чем руководителем департамента образования Москвы. Связались, встретились. Один, второй, третий раз. Одна, вторая, третья комиссия. И тишина. Если факты не подтверждаются, то дайте ответ, чтобы могли отправить его в прокуратуру. Или принимайте меры.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире